ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Третье пришествие. Звери Земли
Наказать и дать умереть
Счастливые дни в Шотландии
Мобильник для героя
Пожарный
Кастинг на лучшую любовницу
Век живи – век учись
Битва за Скандию
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
A
A

— Вас не так-то просто испугать. Правда, мисс Бэрк? — спросил Пол, но это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Да, не просто. — Это же предположение высказал его брат всего несколько минут назад. У Джинни создалось впечатление, будто оба они ждали, когда она наконец испугается. И ей очень не хотелось, чтобы они каким-либо образом догадались, насколько она была испугана.

— Мать считает, что моей дочери нужен кто-то, кто станет давать ей уроки, — сказал он совершенно иным тоном. — Я согласился позволить вам остаться на острове. Я полагаю, ваше жалование и прочие детали были обговорены ранее?

Джинни кивнула. По правде сказать, она забыла спросить настоящую Синтию Бэрк об условиях оплаты.

— Мне остается добавить только одно к тому, что сказала или еще скажет вам моя мать. Я не желаю, чтобы вы и моя дочь бывали наедине. Мария очень занята по хозяйству, но мы попытаемся так все организовать, чтобы она присутствовала при ваших занятиях.

Джинни молча ждала в надежде, что Пол даст какие-нибудь разъяснения, и одновременно надеялась, что он хотя бы извинится за свою недавнюю грубость. Ни того, ни другого не последовало. Под конец он все же добавил:

— Мария проведет и покажет вам вашу комнату. Надеюсь, чай немного взбодрил вас. Во всяком случае, мне думалось, что вы не откажетесь от чая после путешествия в лодке.

Прежде чем она успела поблагодарить его за заботу, Пол Лэнгдон вышел из комнаты. Джинни молча смотрела ему вслед.

Все эти люди ходили по дому так быстро, будто за ними гнались призраки прошлого. Она даже себя поймала на том, что ее движения стали резки и быстры. Хотелось все время переходить с одного места на другое, не стоять в темноте мрачных залов, но бесполезно: мрачные тени всюду следовали по пятам.

Через минуту вернулась Мария, уже без Варды... Глаза ее были опущены. У Джинни не было сомнения в том, что замечание Пола Лэнгдона не прошло даром. Женщина не стала повторять свое предупреждение, высказанное ранее, а молча сделала Джинни знак следовать за ней. Захватив плащ, Джинни двинулась вслед, туда, где мрак расступался перед лампой в руках Марии, но не надолго, а лишь с тем, чтобы тотчас сомкнуться за спиной.

Они пришли сначала не в ту комнату, которая предназначалась для Джинни, а к миссис Лэнгдон, сидевшей за вышивкой у яркого камина. Рэй стоял у нее за спиной, потягивая из бокала вино. Увидев вошедшую Джинни, он широко и открыто улыбнулся, и Джинни была рада ответить ему улыбкой.

Миссис Лэнгдон тоже улыбнулась Джинни, хотя и менее дружелюбно, отложила свое рукоделие и, отпустив кивком головы Марию, сказала:

— Рэй отведет вас в вашу комнату, мисс Бэрк. Я хотела еще раз приветствовать вас в. Пэрлью, родовом доме Лэнгдонов, и попросить прощения за неприятный инцидент у причала. Мой сын Пол не знал о вашем приезде, да к тому же, он имеет склонность быть временами взрывоопасным.

— Как правило, я стараюсь избегать инцидентов, — ответила Джинни и тут же изобразила улыбку, стараясь показать, что ничуть не встревожена.

— Что ж, очень мудро с вашей стороны, — миссис Лэнгдон снова взялась за вышивку. — Утром мы подробнее обсудим ваши обязанности. Я не сомневаюсь, вы хотели бы сейчас отдохнуть и освежиться. Обед подают в восемь, мисс Бэрк, вы обедаете, вместе с членами семьи. Ну и... Рэй, не будешь ли ты так любезен?.. — она кивнула сыну и переключила все свое внимание на рукоделие, давая Джинни понять, что разговор окончен.

Рэй, казалось, был только рад проводить Джинни. Она не переставала думать о том, сколь нестерпимой должна быть жизнь для этого молодого человека, игривый характер которого давал о себе знать каждую минуту. По крайней мере, в его присутствии гнетущая атмосфера дома несколько прояснялась, и Джинни была искренне благодарна ему за компанию. Она не допускала мысли, что он мог быть опасен для кого-нибудь: для этого нужно иметь в голове чуть больше серьезных мыслей.

— Да здесь просто прелестно, — сказала Джинни, когда он привел ее в отведенную ей комнату. Ее сумка была уже здесь.

— Вам повезло, — сказал Рэй, проверив закладку камина и прибавив огня в дампах. — Это единственная комната, готовая для приема гостей. Покойная хозяйка украсила ее для себя и все время проводила здесь. Ей очень нравилось оставаться наедине с собой.

Джинни вся напряглась и отвернулась, чтобы лицо не выдало чувств. Так значит, это была комната Сьюзан? Она посмотрела на окна. Шторы были плотно задернуты, и лишь немногие лучики света, могли проникнуть в комнату.

Джинни подошла и раскрыла шторы. Окна, высокие, от самого пола, выходили на маленький балкончик. На нем были видны обломки старых перил и ржавых стоек. Все остальное кануло в море.

Из окна, был виден отвесный край стены и скалы внизу. Так далеко внизу, что Джинни не стала даже прикидывать расстояние до воды, кипевшей между скал.

— Жена моего брата упала с этого балкона, — тихо сказал Рэй, Он подошел к Джинни совсем близко и стоял теперь за спиной. — Не стоит и говорить, что вы не должны выходить на него.

Джинни не отвечала, а просто стояла и смотрела на обломки перил. Заметив это, Рэй сказал еще мягче:

— Если вас тревожит этот балкон, я распоряжусь, чтобы вам приготовили другую комнату.

Она покачала головой и даже смогла изобразить на лице улыбку.

— Нет, нет. Не стоит беспокоиться. Это прекрасная комната, а вид, который открывается отсюда... от него просто захватывает дух. Если можно, я останусь здесь.

Рэй манерно поклонился.

— Ну, конечно же, — сказал он по-французски и направился к двери. — Обед, как уже сказала матушка, в восемь. Если вам что-нибудь понадобится, потяните за шнурок у двери, дверь откроется, и явится Мария.

Джинни на минуту задумалась, что-то прикидывая, потом все же решилась:

— Еще один вопрос, — быстро проговорила Джинни. — Я хотела спросить... Что такое кровавая луна?

Рэй с любопытством посмотрел на нее.

— А почему вы спрашиваете?

— Я услышала это выражение в городке, и оно как-то запало в душу. Это, конечно же, не важно, но, сами знаете, бывает, вспомнишь слово или фразу, и она не отпускает, не идет из головы.

— Знаю, — сказал Рэй. Потом, помолчав, добавил: — Кстати, сегодня вечером как раз и есть кровавая луна.

Он подвел ее к окну. Солнце догорало, коснувшись нижним краем кромки бескрайнего океана. Солнце было красным. И луна, только появившаяся на небе, впитала свет уходящего солнца. Но, отразившись от луны, свет терял оттенки пылающего огня. Лунный диск действительно казался кровавым.

— Такое происходит лишь от случая к случаю, — начал объяснять Рэй. — Только когда оба светила взойдут и станут друг против друга, отражаясь в океане. В Европе такое совпадение считается дурным предзнаменованием. Предупреждение о неотвратимости злого рока.

Джинни повернулась и посмотрела ему в глаза. Но если Рэй и хотел предостеречь ее своими словами, то ничем не выдал своего желания. Его улыбка оставалась такой же веселой и бездумной, как и раньше.

— Увидимся за обедом, — сказал он и вышел из комнаты, оставив Джинни одну.

Она снова посмотрела на небо. Над океаном висела кроваво-красная луна.

Глава пятая

Они обедали в высоком длинном зале за массивным резным столом. Подавала Мария, а рядом с ней все время была молодая служанка, готовая помочь. Рэй Лэнгдон был очарователен и блистал остроумием, ухаживая за Джинни, как за почетной гостьей. Миссис Лэнгдон тоже была весьма участлива, но ее всегдашняя холодность манер не давала Джинни забыть, что она всего лишь гувернантка, которой платят. Что до Пола Лэнгдона, то он, казалось, едва замечал ее присутствие.

— Я думаю, — сказала Джинни, когда обед был закончен, — если вы не возражаете, мне будет лучше пораньше уйти. Откровенно говоря, я совершенно обессилела.

Она встала из-за стола прежде, чем заговорить о том, что постоянно крутилось у нее в голове. Джинни знала, что рискует навлечь на себя гнев Пола Лэнгдона, и потому задала вопрос именно ему.

9
{"b":"5450","o":1}