ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пещера самолично прибыл в кабак час спустя. За это время владелец «Копенгагена» успел выпить полбутылки коньяка и составить собственный некролог — обычную заметку в рубрике «02»: «Труп неизвестного мужчины найден в обезображенном и расчлененном состоянии». Костя, услышавший сбивчивое повествование, пристально взглянул в глаза обкраденному, прочтя в них правду, тоску и усталое желание финала этой истории, каким бы он ни был. Выдержав необходимую паузу, за это время на лице хозяина отразились признаки сердечной недостаточности, Костя сказал.

— Собирай по новой. Можешь не торопиться.

Зато поторопился сам Пещера. Ему было обидно, что какие-то пацаны за вечер посмели добыть на халяву столько денег, сколько ему совсем недавно приходилось выбивать по два месяца, рискуя жизнью. Поэтому, простое следствие, состоявшее из бесед с главарями различных компашек, быстро вывело на трех ребят, которые за несколько дней перепробовали все ликеры в местном супермаркете и все импортное мороженное. На эти дегустации ушло не больше трехсот долларов.

Деньги вернулись хозяину «Копенгагена», чтобы, уже из его рук, быть отданными Косте. Воры-дилетанты получили возможность, поправлять здоровье в течение двух месяцев. Затем они отправились заниматься «трудотерапией» в одну из глухих деревень Псковской области, размышляя на тему: «Как мы легко отделались». «Копенгаген» же стал таким домашним заведением для Пещеры, как и кухня в его квартире. Сюда он мог приехать в любой час, и его встречали как настоящего хозяина, стараясь угадать заранее все возможные желания. «Копенгаген» Пещера использовал для важных встреч.

Владелец заведения очень бы удивился, узнав, что собеседник Кости Пещеры, сидевший с ним за одним столом, костин хозяин. А бригадир одной из самых мощных группировок юго-запада Питера — всего лишь слуга. Конечно, Пещере это очень не нравилось. Последние три года он привык работать только на себя. А тут, прямо в его вотчине, ему дают указание, да к тому же таким тоном, будто учат мальчишку. Не дай Бог, услышал бы хоть два слова подданный халдей — хозяин кабака! Однако такой вариант был исключен. Собеседник Пещеры говорил профессионально: тихо, но не шепотом, так что каждое слово отчетливо слышал лишь один человек, сидевший напротив.

— Поздравляю с успешным началом работы. Пока вам следует обслуживать один объект в день. Но, повторяю, результат должен быть обязательно. Рекомендую использовать дубль-группы.

— Это как?

— Постоянно иметь запасную команду. Если намеченная машина ускользнула под Выборгом, она должна быть перехвачена где угодно, хоть перед Большой развилкой, на глазах у поста ГАИ. Но, одна «транскроссовская» машина в день должна быть обработана обязательно — запомните. В крайнем случае, вы просто опрокидываете фуру в кювет, ничего не вытащив из машины кроме шофера.

— А что делать с шофером?

— Все что угодно. Лишь бы он не смог довести машину до города. Летального исхода желательно избегать.

— Это, то есть как? — Костя опять наморщил лоб, пытаясь отыскать в подчерепной библиотеке значение непонятного слова.

— Не надо мокрухи. — Коротко пояснил собеседник. — Впрочем, действуйте по обстановке. Главное правило: один день — одна машина.

— Скажите, — несмело спросил Костя, — условия насчет оплаты в силе?

— Конечно. И насчет оплаты, и насчет неустойки. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду под словом «неустойка»?

— Да, понимаю. — печально согласился Костя. Последний раз к нему с подобной фразой: «Ты знаешь, что это такое?» обращался отец. При этом он держал в руке ремень. Правда, так происходило в те нередкие дни, когда отец был настолько добродушен, что ограничивался исключительно словесной педагогикой.

— Хорошо. Завтра же от вас потребуется еще одна небольшая услуга. Не беспокойтесь, она очень проста и безопасна. Для этого потребуются пять-десять крепких ребят и долларов пятьсот на разные расходы. Вы сможете выделить такую мелочь?

— Конечно, — ответил Костя, — а что надо сделать?

— Сперва вы находите подходящий кабачок в центре, однако такой, в котором ваши ребята не успели ни разу засветиться…

* * *

Охранникам «Транскросса» Игорю Гречкину и Александру Логачевскому повезло. Их пригласили к дружескому столу на следующий день после дежурства. Так уж получилось, что Игорь заночевал у Сашки, ибо последний жил на Загородном, а Гречкину пришлось бы тащиться в Павловск. Утром Гречкин собирался заглянуть на автовский рынок, а так как в свободные от работы дни не любил рано вставать, с радостью принял дружеское приглашение. К Сашке в тот вечер заглянула одноклассница Леночка с подружкой, так что расслабиться удалось по полной программе (если только выражение «расслабиться» можно было употребить в отношении занятий двух друзей).

Однако утренний поход на рынок не состоялся. Часов в двенадцать, когда Гречкин и Логачевский только начали перемещаться между кроватями и ванной, зазвонил телефон.

— Привет, Сашуля, друг мой ментовский, — обратился к Логачевскому школьный приятель Паша-зубчик.

Паша-зубчик получил свою кличку из-за любимого выражения: «А сейчас как зубчики полетят!». Повзрослев, он занимался почти тем же, что и Логачевский — обеспечением безопасности. Правда, его контора не имела ни лицензии, ни названия. Любую «крышу», зарегистрированную на Литейном, Паша считал ментовской, а ее сотрудников — ментами.

— Привет Зубчик, тамбовская волчара, — ответил ему Саша. Не загребли еще?

— Давно загребли, прямо из «Крестов» звоню. Га-га-га! Ты, кстати, свин хороший. Забыл, у школьного друга сегодня день рожденья? Короче, в три часа жду.

— Хорошо. — Саша, сообразил, что вечер у него на сегодня не расписан. — Только я опоздаю слегка. Надо с приятелем на автовский рынок заглянуть, хотим к видакам прицениться.

— Какой на фиг фигынок? Бери своего кореша и приезжай с ним. Он тоже этот твой «Кросс» охраняет? Тем более, хватай и приезжай. А насчет видака, так я с ребятами вам потом подберем, будет дешевле вполовину автовского.

— Хорош. Считай, уговорил. Ты адресок напомни.

— Что я дурак, такие дела дома гулять? Такой праздник пару раз отметишь, а потом спать негде будет. Нет, я квартиру берегу. Кабачок есть хороший на Садовой, «Жеребец» называется. Подъезжай туда к трем. А лучше не заморачивайся, я за вами заеду. Короче, в два ждите. Пока.

Нельзя сказать, что Саша с энтузиазмом воспринял эту идею. Между школой и армией ему приходилось гулять с кампанией Зубчика. Эти праздники почему-то ассоциировались лишь с двумя вещами: ночевкой в отделении и интенсивной блевотой. Последующие пять лет они не встречались и, тем более, на дни рождения друг друга не приглашали. Однако когда Пашка пообещал заехать, деваться было некуда. Поглядим, как сохранился друг детства.

Игорь недолго поругался, но потом сказал: рынок не убежит, ладно, хоть на халяву погуляем вдоволь.

Пашка прибыл почти вовремя. Когда он улыбнулся старому другу, Логачевский понял: у Зубчика своих, природных во рту почти не осталось. Видно, за последние годы, некоторые из тех, кому с ним довелось столкнуться, не понимали шутку про зубчики и принимали превентивные меры. Были следы и других давних увечий, но за то пашкин гардероб, окинув друга оценивающим взглядом с ног до макушки, Логачевский оценил под тысячу баксов.

Машину, девяносто девятый затюнингованный «жигуль», видимо покинувший конвейр месяца четыре назад, Зубчик вел лихо, будто она была одета в танковую броню. Все же, из-за пробок и дорожных ремонтов, к «Жеребцу» они прибыли без пятнадцати три. По дороге Пашка на всякий случай спросил друзей: есть ли у них «ксивы»? А если есть, то какие? Крутые как у ментов — красные с золотом или простые картонки? «А то загуляем, заглянут менты. Нас-то они знают, а вам корочки иметь надо». Узнав, что с документами все в порядке, успокоился.

К удивлению и Зубчика, и его друзей, праздник начался без именинника. Когда они вошли в бар, гости уже гуляли вовсю. Как поняли Гречкин и Логачевский из путаных пашкиных объяснений, стол накрыли к часу, а ребята, видимо, решили, что отмечание должно начаться в два. В кабаке — два зальчика, один из которых целиком пошел под банкет. За двумя сдвинутыми столами — человек десять парней. Девок не было, и Логачевский понял: обычный мальчишник. Когда водка выпьется, можно смотаться и к девчонкам, в хорошую парилку.

36
{"b":"545000","o":1}