ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексей сначала не поверил гостю, пытался его так и так прощупать в разговоре, но потом решил, что «врубать дуру» не стоит. У Касьяненко с головой было явно все в порядке, а на какого-нибудь засланного казачка он не походил — те, на сколько знал Нертов, работали несколько по другим схемам. В общем, он честно рассказал оперу о своих прикидках по этому делу и прямо заявил, что считает убийство в Таврическом не единственным «подвигом» маньяка. Вскоре после того, как Дима назвал номер машины, на которой скрылся незнакомец с Захарьевской, под благовидным предлогом распрощался с гостем…

«Конечно, парня в прокуратуру я отправил правильно, — думал Алексей, — все равно без нормальных доказательств убийцу не прижать. Пусть «молодой» поработает, а мы в это время пойдем своим путем». Вдруг юрист запоздало сообразил: а ведь времени ни на какой сбор доказательств нет! Нет и быть не может! — Неожиданное освобождение его, Алексея Нертова, из милиции — повод для маньяка немедленно убить Митю — тогда подозрение падет именно на бывшего телохранителя его матери. И никакие однокашники Павла Олеговича уже не помогут. Ни самому Нертову, ни, главное, его сыну!..

Алексей, быстро оделся и, схватив с секретера ключи от квартиры Климовой, бросился к ней домой. Уже по дороге он безуспешно попытался по трубе связаться с Ниной, но услышал только «телефон вызываемого абонента выключен или находится вне зоны обслуживания»…

Знакомая парадная встретила юриста угрюмой полутьмой слабеньких лампочек, которые еще не успели вывинтить предприимчивые бомжи. Перескакивая через две ступеньки, Алексей рванул наверх. Рискуя снова нарваться на вневедомственную охрану, он все-таки не стал топтаться у двери и названивать в нее, а быстро открыл квартиру своими ключами, вскочил внутрь и запер дверь на задвижку. Сигнализация, к счастью, оказалась отключена, но ни Нины, ни Мити в доме не было.

Уже поняв это, Алексей все же быстро заглянул на кухню, попутно набирая на трубке номер Арчи. Буквально за пару секунд до того, как произошло соединение с абонентом, Нертов вдруг увидел на столе полную окурков пепельницу. Между тоненьких коричневых «More» и аккуратного «Парламента» красовался чуть ли не десяток хабариков «Мальборо» с изжеванным до табака фильтрами!

Нертов опустошенно опустился на стул, опасаясь заглянуть в детскую. Но тут он услышал настойчивый голос Николая, доносившийся из радиотелефона: «Алло, ну, будем говорить или нет?.. Какого черта»?..

* * *

«Теперь в «Транскросс». Немедленно!» — Нертов, коротко обрисовав обстановку сыщику и попросив организовать помощь, выскочил из квартиры. Он поспешил к проходному двору, чтобы вернуться обратно на улицу Чайковского, где была припаркована его машина.

Однако едва Алексей забежал в «проходняк», как налетел на грузного мужчину, выходившего из-под арки. Юрист хотел бежать дальше, коротко извинившись, но человек крепко схватил его за плечо: «Куда спешишь, Леша»?.. — Перед Нертовым стоял его бывший наставник Расков. Он собирался с утра пораньше зайти в главк, чтобы получить выволочку за свой рапорт об увольнении на пенсию, но видно, на сегодня эта экзекуция откладывалась…

Разговаривать даже с Леонидом Павловичем было недосуг и Нертов хотел распрощаться с ним побыстрее, но допустил ошибку, бросив перед этим: «Извини, Палыч, я знаю, кто убивал детей! Я нашел его. Тороплюсь»… В ответ начальник уголовного розыска еще крепче схватил бывшего стажера за одежду, заявив, что такие вещи бегом и в одиночку не делаются. «Не забудь, на моей территории тоже два «глухаря» висят. А, насколько я знаю, прямых доказательств на маньяка нет! В общем, идем вместе, по пути разберемся». После этого Расков, не обращая внимания на слабые возражения Нертова, развернулся и грузно засеменил вглубь двора, бросив только по дороге: «Давай, рассказывай, что накопал»…

Пока добрались до машины да заводили ее, Алексей кратко обрисовал Раскову ситуацию. В это время заработала нертовская «труба». Звонил Гущин, который, как оказалось, с раннего утра вместе с Женевьевой был у «Транскросса», пытаясь получить хоть какую-нибудь дополнительную информацию об его делах. Для начала Иван успокоил Нертова, сообщив, что и Нины, и ребенка в городе нет.

— Вероятно, они где-то «у тела» — ты ведь знаешь, что в город приехал премьер. Так вот, со вчерашнего дня Климова укатила на встречу с ним, а ребенка, говорят, взяла с собой.

— Кто говорит? — Попытался перебить собеседника Алексей, уже выруливая с Чайковского на Литейный.

Но Гущина трудно было сбить с мысли, поэтому он продолжил доклад, сообщив, что все успела разузнать заглянувшая в «транскроссовский» офис Женевьева. А сам подозреваемый, имя которого сообщил Арчи со слов Нертова, только что вышел из фирмы и куда-то поплелся пешком.

— Я остаюсь здесь, он видел меня и может узнать. Если Климова вдруг приедет — предупрежу и прикрою. За «объектом» на всякий случай пошла Женька. Она тебе отзвонится, даст свои координаты. И не волнуйся. Скоро должен подтянуться Александрыч. Он выезжает с Петроградской, где по просьбе шефа докармливает его милую псину…

Сам начальник сыскного агентства в это время старался выбраться из города, чтобы пока не подтянулись «основные силы», находиться рядом с Ниной и ее ребенком. Он рассчитывал, что все-таки сумеет убедить женщину, чтобы она поверила в опасность ситуации, но не знал, что после недавнего разговора с журналисткой Нина с радостью поверила бы любому из друзей Алексея…

А Нертов и Палыч попеременно пытались дозвониться до Климовой, но все время слышали «…или находится вне зоны обслуживания». Долго занимать линию они не решались, ожидая сообщения от французской сыщицы, но та почему-то молчала. Машину пришлось остановить, так как было непонятно, куда следует ехать дальше.

В ожидании звонка прошло никак не меньше сорока минут, за которые Нертов окончательно извелся. Конечно, он знал и из теории, и из практики, что долгое ожидание — не самый лучший способ времяпровождения, обычно был готов к этому и относился, как и подобает, спокойно. Но сегодняшняя ситуация была совершенно другой, а ставка в ней — жизнь собственного сына. И сейчас самое главное — непосредственно выйти на маньяка. Не пытаться прикрыть от него Нину и ребенка собственным телом, а предотвратить возможное нападение убийцы, пока тот находится далеко, и еще не успел начать действовать.

Расков хмуро сидел рядом со своим бывшим стажером. Опытный оперативник прекрасно понимал ситуацию, в которой оказался Нертов. Действительно, если тот не ошибался, а, судя по всему, парень вычислил убийцу правильно, следующей жертвой мог быть маленький Митя. Начальник ОУР так и так прикидывал в голове разные варианты, но уже в душе согласился с Алексеем: маньяка надо брать именно сейчас. И именно при его, Раскова, помощи. Только так можно предотвратить серию убийств. Когда точное место нахождение этой твари удастся вычислить — его надо сразу же взять и притащить в свой отдел. Пусть даже «молодой», которого Леха отправил в прокуратуру, ничего не добьется, но несколько часов «поколоть» маньяка удастся. Если в результате он и не попадет в «клетку», то все равно вынужден будет на время остановиться. Задушевные беседы с розыскниками бесследно не проходят.

Правда, Расков рассчитывал и на понимание своего районного прокурора, с которым у начальника ОУР были хорошие отношения. Можно было попытаться оформить 122-ую статью, предварительно допросив в качестве свидетелей тех же Нертова, Касьяненко и Иванова, а заодно изъяв в результате выемки добытые частными сыщиками улики. «Хотя, — думал Леонид Павлович, — может со 122-ой и получится. Маньяк просто не сможет не захотеть попробовать сбежать. Что ж, пожалуй, так и оформим»…

Наконец долгожданно запищала «труба». Это вышла на связь Женевьева. Она коротко сообщила, что находилась все время в метро, а потому не могла раньше соединиться. «Объект» явно на всякий случай проверялся, меняя поезда и маршруты, но делал это недостаточно профессионально. Во всяком случае, — считала сыщица, — ее не «срисовали». Сейчас же она находится неподалеку от перекрестка проспектов Художников и Просвещения.

78
{"b":"545000","o":1}