ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лелик, скрючившись на заднем сиденье нертовской машины, дрожал. До него, видимо, только сейчас дошел смысл недавнего происшествия, и он то начинал торопливо благодарить спасителей, то нервно хихикал, то всхлипывал. Пару раз Бананову становилось дурно, но все обходилось.

— Надо снять стресс, — решила Юля. Нертов остановился возле круглосуточного магазина, где купил для себя «Байкал» и бутылку коньяка остальным. Юля отхлебнув, угостила Женевьву, а потом почти насильно раздвинула челюсти Бананову. Тот зачмокал, не отпуская горлышко, пока не высосал половину бутылки.

К всеобщему огорчению, коньяк породил побочный эффект. Истерику Бананов прекратил, однако тут же попытался сесть на асфальт.

По просьбе Юли, пожалевшей коллегу, Лелика пришлось везти домой, на проспект Маршала Жукова, предварительно запихав банановское туловище в машину.

К счастью, свой дом Бананов сразу узнал. Женевьева осталась в машине, а Юля и Нертов доставили бедолагу на этаж и помогли открыть дверь. Беглый осмотр показал отсутствие серьезных повреждений. Да и оказавшись в родных стенах, Бананов стал быстро поправляться. Он беспрерывно повторял слова благодарности, чем порядком утомил своих спасителей. Пока Юля возилась со сложным дверным замком всхлипывающий и икающий Бананов направился в свою комнату. Наконец, дверь поддалась. Юля уже вышла за порог, как услышала сзади торопливые шаги хозяина квартиры.

Она и Алексей обернулись. По его щекам Лелика стекали слезы, а в руках была белая папка.

— Юля, я не хочу больше этим дерьмом заниматься! А ты меня спасла. Может, тебе пригодится? На, держи…

Глава четвертая. ОХОТНИКИ ЗА КОМПРОМАТОМ

«Надо садиться на диету. Во-первых, бутерброды без масла. Или с маслом только один, за весь день. Остальные — без. Во-вторых, заходить в “Норд” только раз в неделю. Корзиночки брать с фруктами, на худой конец — со взбитым белком. Но не с кремом. И кстати, на кой черт класть в кофе две ложки песка? Не более одной». Юля не меньше трех раз в месяц давала сама себе клятву подвергнуть себя самой строгой диете. На этот раз подобные обеты выглядели особенно актуально: журналистка поняла, что в ближайшие дни ей предстоит преимущественно сидячая работа. А это располагает к правильному питанию.

Подарок Бананова — толстенная папка — был честно поделен с Нертовым. Разумеется, весь процесс дележа свелся к получасовому мучению возле копировального аппарата. Секретарша (единственный на всю редакцию ксерокс стоял в приемной) постаралась сделать как можно более выпученные глаза, увидев, насколько толста папка, однако Юля постаралась этот взгляд не заметить. Она не услышала также вздохи секретарши относительно дороговизны порошка и истощения запасов писчей бумаги. Более того, запихивая листик за листиком под крышку, Громова рассуждала вслух, что на несчастном аппарате печатают и курсовые работы, и рефераты, и даже рассказики, типа «Приключений сестры Гризельды», хотя такую порнушку давно полагается читать прямо с монитора, не оскверняя ею бумажные носители. Она же копирует исключительно рабочие материалы.

Утомленная звуками ксерокса, напоминавшими ее собственные вздохи, секретарша ушла в буфет. Юля закончила работу без нее, мрачно раздумывая: насколько эти материалы окажутся рабочими и готова ли родная редакция дать им место на страницах «Городских новостей»?

Со следующего утра у нее началась Большая работа. Надо было пересмотреть каждый лист, определить, насколько он ценен, и принять решение: что делать с ним дальше? Ну, вот куда, скажите на милость, пристроить такую бумажку, как справку из вытрезвителя?

Итак, смотрим. Год 1986. В таком случае наш герой — просто принципиальный борец со знаменитым указом Горбачева. Кстати, кто же он? Митрофанов Георгий, старший технолог «Электросилы». «Оскорблял сотрудников милиции нецензурными словами, пытался ударить дежурного нарколога… Размахивал партбилетом, кричал, что органы давно не чистили… (“Интересно, где сейчас этот партбилет?”) Утром обвинил работников вытрезвителя в хищении четырех рублей пятидесяти двух копеек». На оборотной стороне был приклеен маленький бумажный ярлык: «Представляет большую ценность. Подлинная запись в регистрационном журнале вытрезвителя уничтожена». Однако с точки зрения Громовой, ценность как раз была небольшой — вершиной политической карьеры Митрофанова оказался Московский райсовет. Ныне от власти он отошел окончательно, благо напитков стало больше, не в пример 1986 году, да и милиция либеральничает с их потребителями, не мешает валяться, где попало.

Что у нас дальше? Выписка из постановления первичной ячейки. В далеком 1984 году Ленинский комсомол, в лице пятнадцати своих членов, обсуждал неподобающее поведение студента первого курса истфака института имени Герцена Миловидова Сергея в отношении студентки Анны Семеновой… Ага, все понятно, «картошка»! Грубо приставал, подкараулил после окончания работ, порвал джемпер (надо же, какая сила!), повалил возле силосной ямы… Вмешались товарищи по «картошке». Учитывая глубокое осознание, поставить на вид с занесением в учетную карточку.

Миловидов — депутат первого призыва, баллотируется в ЗАкС и сейчас. Но куда пришьешь порванный джемпер студентки Ани? Разве расклеить копии протокола по его округу, с припиской: «Девушки, голосуйте за вашего защитника!». Впрочем, пусть этим занимаются конкуренты. Наше дело — писать или не писать. В данном случае — второе…

Юля заочно пожалела Нертова. Вдруг он также сейчас сидит за столом, перелопачивая ворох подобного бумажного дерьма?

* * *

В этот день Нертова охватили жажда действия и легкое возмущение своей ленью. Уже две недели прошло, как он собирался расшифровать содержание дискеты, завалившейся за кожаную подкладку органайзера. И все еще не сделал это!

Юрист включил компьютер. На дискете был только один файл: «cobra.zip». Компьютерные познания Нертова (к слову сказать, минимальные) ситуацию не прояснили — файл никак не желал разархивироваться. Более того, архиватор показывал, что надо ввести пароль. Минут десять так и этак помучившись, Алексей понял, что настало время прибегнуть к более сильному средству — Боче.

Вообще-то, в Университете профессора звали Семен Бочков, но друзья обращались к нему не иначе, как «Боча». Он был невысокого роста, обладал добродушным нравом и совершенно не обращал внимания на мелкие подтрунивания. Еще в школе он мог починить любой магнитофон, а потом, вместе с техническим прогрессом, перешел на компьютеры. Причем, оплату с друзей брал только бартером — пивом. Сперва просто каким-нибудь. Потом «Балтикой». Поднаторев, начал требовать «Пилзнер». Последние несколько лет Бочков работал сетевым администратором в крупном издательстве. Жена и дети видели папу только поздним утром и ранней ночью. Остальное время уходило на работу и Интернет (не считая упомянутых услуг друзьям).

Алексей набрал номер на своей «трубе»:

— Боча, выручай. У меня проблемы. Друг оставил важный файл и уехал. А пароль, зараза, сообщить не удосужился!

— Подъезжай, что можем, то решим. Заодно и в «Кваку» порежемся…

Уже поднимаясь по лестнице, Алексей понял, что компьютерная битва была в самом разгаре. Точнее услышал. В этот вечер геймеры, среди которых были корректор, начальник компьютерного центра и даже генеральный директор издательства «Талант», самозабвенно резались в «Quake». Семен, конечно, принимал в битве активнейшее участие.

— Здорово, любезный, — пробурчал Боча, с неохотой оторвав взгляд от экрана, и протянул руку к пачке «LM». — Ребята, перерыв десять минут… Ну, давай сюда свою проблему.

Диагноз был поставлен за полторы минуты.

— С одной стороны хорошо, что твой друг по старинке пользовался Pkzip, — выдыхнул дым Боча. — Горячие финские парни придумали систему защиты данных BestCrypt NP. Если бы твой друг догадался ею воспользоваться, то для расшифровки пришлось бы арендовать на несколько дней вычислительный центр ФСБ вместе со всем штатным персоналом. А недавно я «скачал» из Интернета программку FZC105, призванную бороться со склерозом такого «пэказишного» типа. Кстати, надеюсь, твой друг не страдает манией преследования?

45
{"b":"545001","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
BOSS на час
Сплетая рассвет
Прощай, Гари Купер
Магия утра для высоких продаж
Неправильная
Что хочет женщина. Самые частые вопросы о гормонах, любви, еде и женском здоровье
Postscript
Хозяйка лабиринта
Миссия дракона: вернуть любовь!