ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сейчас я еще снимок сделаю, — сказал фотограф, уже убрав удостоверения и доставая камеру.

— Тебе чего надо? — угрюмо и обреченно спросил парень.

— Если пообещаешь заплатить гражданке ее гонорар, скажем милиционеру (правда, скажем? — обратился Нертов к девушке), что ничего не случилось.

— Это как ничего не случилось?.. — Возмущенно начала было торговка книгами, но фотограф ласково взглянул на нее и помог поставить на ножки опрокинутый столик. Громила несколько раз кивнул и Нертов отпустил его.

— Николай Александрович, все в порядке, — фотограф, успокоивший продавщицу, повернулся к подошедшему милиционеру. — Мы тут сделали постановочный снимок…

— Ну, Саня, еще раз сделаешь здесь такой снимок, я тебя на рабочее место ни разу пьяным не пущу, — для порядка сердито буркнул милиционер, подозрительно оглядел действующих лиц и побрел обратно на свой пост.

Продавщица еще пыталась возмущаться. Фотограф быстро помог ей собрать книги, заверяя при этом, что после очередной зарплаты обязательно купит у нее эрмитажный альбом Рембрандта.

— Парень, ты что, про меня статью напишешь? — угрюмо спросил громила, обращаясь к фотографу.

— Нет, просто представлю на фотовыставке, — беспечно ответил тот и удалился.

— Разговорчики, — сурово сказал Нертов. — Пошли в бухгалтерию. Охрану держать у них деньги есть, а долги возвращать — нет.

— Я не охрана, я зам. главного редактора.

— Так ты еще и не охрана, — с максимальным удивлением констатировал юрист. — У тебя даже нет удостоверения. Жаль мент ушел…

Менеджер-охранник ничего не ответил, а скрылся в кабинете. Оттуда тотчас донеслась перепалка. «Откуда я для нее деньги возьму?». «Из ….. вынь. Ты не поняла, дура, это же наезд. Они даже фотографа наняли. Чей наезд? «Петербугский телефил», кто еще. Сколько мы ей должны? Всего-то! Быстро давай, да нет, не ройся, б…., у меня есть».

После этого громила в костюме опять выскочил из кабинета, протянул девушке пятисотенную бумажку и скрылся.

— Ох, — громко сказала она, ощупывая купюру. — Надо восемь рублей сдачи вернуть.

— Не надо, — уверенно возразил ей Нертов. — Не надо, Считайте это компенсацией за моральный вред. Спрячьте деньги и давайте, по законам жанра, познакомимся. Меня зовут Алексей.

— А меня — Аня. Давайте, уйдемте отсюда. И поскорее…

Благодаря новой знакомой Нертову удалось осуществить свое желание. Через двадцать минут они уже сидели в кафе «Пигмалион». Алексей с трудом заставил девушку заглянуть в заведение. Наконец, она согласилась, сказав, что выпьет только кофе.

Аня села за стол и настороженно уставилась на Алексея. На ее лице была тревожная улыбка, как у зверька, который неоднократно попадал в ловушки. «Будь сейчас вечер, наверняка не согласилась бы, — подумал Нертов. Это же чуть не правилом этикета стало, тащить девицу в постель после вечернего угощения».

Алексей был знаком с Аней менее получаса, но уже понял: она из той вымирающей породы, которая никому не позволит уложить к себе в постель в первый же вечер знакомства, пусть бы до этого они поужинали в «Астории». Хотя, ужин или, даже, обед, девушке бы не помешали. Аня время от времени бросала короткие взгляды на соседние столики, а когда рядом проходил официант с подносом, непроизвольно принюхивалась. У самого Нертова, который с утра ограничился чаем и какой-то хренью, вроде крекера, эти взгляды тоже вызвали аппетит.

— Знаете, Аня, я передумал. И кофе, и водка на голодный желудок одинаково вредны. Просто умираю от голода. А так как еда — дело общественное, то вам явно следует разделить со мной трапезу. Хотя бы из сострадания к моему желудку.

— Спасибо, я не голодна.

— Давайте, будем откровенны. Я еще не успел вам сказать, что мою пра-прабабушку звали Кассандрой?.. (Девушка недоуменно хлопнула ресницами). Так вот, ее генотип по наследству достался мне. Поэтому чувствую, что если позволю себе съесть хотя бы солянку на ваших глазах, то, в лучшем случае, буду похож на садиста… И вообще, где вы научились спорить с голодным мужчиной? — Это, в лучшем случае, неблагоразумно…

Аня посмотрела ему в глаза. В них читалась решимость, беззащитность и голод. Внезапно Нертову захотелось всей душой, чтобы однажды вечером эта девушка не поплелась покорно в ресторан, заранее согласившись с ночной перспективой.

— Хорошо, тогда я буду пить кофе с бутербродом. А если уж вы решили быть откровенным, так, может, расскажете что-нибудь о замечательной пра-прабабушке?

— Конечно расскажу. Что же касается бутерброда, то не советую, барышня. Мы же не в походе. Девушка, дайте меню.

Официантка протянула папку из кожзаменителя. Нертов заметил, что Аня изучает не названия блюд, а ценник, поэтому проявил инициативу.

— Разрешите, я сделаю заказ сам? — Как-никак гены моей прародительницы алчут работы…

Аня обреченно взглянула на Нертова и улыбнулась. Официантка, сделав необходимые пометки в блокноте, умчалась на кухню, а Нертову пришлось исполнить обещание.

— Согласно диплому я правовед. Начал со службы в военной прокуратуре, где был обязан защищать интересы государства. Но несколько лет назад я понял, что государство в моих услугах не нуждается и теперь я защищаю лишь отдельных людей, что гораздо труднее.

— Вы адвокат?

— Я — юрист. Правда, некоторое время пытался быть телохранителем. — Аня взглянула на Нертова с легким подозрением и страхом. Видно, ей вспомнился тот самый громила в Доме прессы. Алексей поспешил продолжить. — Не путайте с дурными кинобоевиками. В мои задачи никогда не входило идти впереди клиента и разбрасывать прохожих своим корпусом. Впрочем, посмотрите на мою комплекцию, кто нанял бы меня на такую работу? Нет, меня приглашают как врача, только люди, которым действительно нужна помощь.

— Вы сумели сохранить всех своих клиентов? — застенчиво спросила Аня.

«Вот, девочка, — подумал Алексей. — Спросила, как срезала». На несколько секунд голову затопили самые неприятные воспоминания, в первую очередь несчастный банкир Чеглоков. Но не рассказывать же ей все это.

— Аня, — сказал Алексей, — вы знаете хотя бы одного кардиолога, который сумел сохранить всех своих пациентов?

— Понятно. Извините за вопрос. Расскажите, пожалуйста, как вы охраняете людей.

— Хорошо. Не так давно, у одной девушки, немного похожей на вас, возникли проблемы…

У официантки было много заказов, поэтому она смогла принести салат и солянку лишь через двадцать минут. Заодно на столе появилась запотевшая рюмка с водкой и бокал «Хванчкары», который Алексей заказал, несмотря на анины протесты.

— Давайте-ка прервемся. Аня, я предлагаю выпить и перейти на «ты». Нет, целоваться при этом совсем не обязательно, — уловив смущение девушки, поспешно заметил юрист, — просто, когда я слышу постоянно «вы», все время хочется спросить, а сколько нас?..

Аня приступила к еде. Лишь когда девушка взяла вилку, Алексей окончательно понял, насколько она голодна. Она ела не жадно, однако быстро. Напряженное состояние, в котором, как казалось Нертову, находилась девушка, начало проходить. Незаметно для себя идя по подсказываемому собеседником пути, она даже рассказала немного о себе.

Аня окончила педагогический истфак и два года работала в гимназии. Недавно это учебное заведение прикрыла налоговая полиция и она осталась без работы. До конца учебного года осталось недолго и она не может устроиться даже в среднюю школу. К тому же, как там платят известно всем. Сейчас Аня без работы и основное ее занятие — пристраивать в разные редакции детективные задачки, которые они пишут вместе с дедушкой. Алексею даже стало чуть-чуть стыдно, за его несколько приукрашенные рассказы о приключениях на Лазурном побережье.

— Какие задачки? Вроде тех, которые когда-то печатались в «Науке и жизни» про инспектора Вернике?

— Скорее, наподобие «Практикума начинающего детектива». Там про наших, родных, сыщиков. Знаете, недавно книжка вышла?

Нертов такой книжки не видел, но на всякий случай, кивнул головой.

19
{"b":"545002","o":1}