ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юрист снова улыбнулся, вспомнив, как похожий на крепенького поросенка финский партнер, похлопывая белесыми ресницами, безуспешно пытался включить в контракт арбитражную оговорку о рассмотрении споров в Стокгольме. Конечно, для «финика» это был наиболее приемлемый вариант (не считая, конечно, Хельсинки), но Алексею удалось убедить клиентку не соглашаться на подобные условия, заменив международный суд родной питерской Торговой палатой. Теперь, если партнеры из Суоми не выполнят своих обязательств перед «Капителью», реставрационно-строительной фирмой, возглавляемой Еленой Викторовной Азартовой, то заставить их глубоко раскаяться в содеянном будет гораздо проще: дома, как говорится, и стены помогают. Правда, сама хозяйка «Капители» сначала не оценила возражений собственного консультанта и даже заявила (естественно по-русски, чтобы не понял господин Саари со товарищи), что юрист «затравил» ее своими занудными поучениями не меньше, чем финский друг, постоянно выкрикивающий на плохом английском «it’s imposible!» — это невозможно! Но Нертову удалось уверить финна, что все очень даже «posible», выставив в качестве аргумента на стол бутылку «Русского стандарта». При этом юрист умудрился сам не выпить ни капли. Азартовой же не удалось отвертеться от компании господина Саари и в результате руководителю юридической фирмы пришлось вести назад в Питер машину со своей клиенткой, которой теперь хотелось поболтать.

Из динамиков вместо ожидаемой музыки пробивались поздравления избранного минувшей весной президента России к любимому народу по случаю очередного Дня независимости. Кто и от кого стал независим — это оставалось великой тайной для большинства соотечественников, что, впрочем, не мешало им использовать дополнительный день отдыха по полной программе. Это правило, к сожалению, далеко не всегда распространялось на бизнесменов, для которых, казалось, не существовало выходных, если подворачивалась возможность заключить выгодную сделку. И, уж тем более, на их юристов.

— Да выключите же, наконец, это занудство! — Потребовала женщина у юриста. — Давайте-ка, лучше, отпразднуем по дороге нашу… вашу победу. Знаете, в Репино есть прелестный японский ресторан. Прямо на берегу залива. Завернем туда ненадолго, а?

Юрист не успел ничего толком ответить на предложение, так как в этот момент черный джип, огороженный блестящими хромированными трубами — «кенгурятником», до того пошедший на обгон, неожиданно подрезал «ауди». Если бы Нертов, еще недавно работавший начальником службы безопасности и не потерявший навыки телохранителя, вовремя не среагировал, то легковушка вылетела бы с автострады под крутой обрыв, по каменистому дну которого протекала речушка. Но Алексей на какую-то сотую секунды раньше, чем произойдет удар, сумел резко тормознуть, выкрутить руль и перегазовать. Промахнувшийся джип сам чуть не слетел под откос, но его водитель, невидимый за тонированными стеклами, умудрился удержать машину на трассе и, резко прибавив скорость, ушел вперед. А «ауди» замерла у края обрыва.

Пассажирка толком так и не успела понять, что произошло, хотела сказать что-то язвительное по поводу стиля вождения юриста, но, перехватив его взгляд, осеклась на полуслове, пролепетав нечто, вроде «ничего, ничего. Все нормально».

— Нормально, говорите? — Яростным полушепотом возразил Нертов. — Нормально?! Вы что, не поняли, что только что случайно навсегда не распростились с мыслью о японском ресторане и вообще, с жизнью?

— Да, не волнуйтесь вы, пожалуйста, это я виновата, — попыталась успокоить спутника женщина, — я отвлекла вас от дороги. Извините. Но все же обошлось, правда?

— Все обошлось? — Нет, к великому сожалению, вы ошибаетесь. Мой печальный опыт подсказывает, что все еще только начинается. Только что вас хотели убить. Да-да, именно вас. И будь за рулем тот водитель, который должен был тут находиться — то есть — вы, то вместо «ауди» был бы уже один большой костер!..

— Успокойтесь, пожалуйста, — начала было Лена, — это обыкновенный лихач…

Но Нертов перебил ее.

— Послушайте, уважаемая Елена Викторовна, — начал он как можно спокойнее, — я ни черта не понимаю в тонкостях реставрации архитектурных шедевров, в чем вы большой дока, но, поверьте, по роду своей прежней работы вполне прилично разбираюсь во всяких «случайных» авариях…

Сухой, не терпящий возражений голос юриста, не соответствовал ни праздничному настроению пассажирки, ни недавнему происшествию, которому она не придавала особого значения. «Подумаешь, какой-то придурок устроил ралли на дороге! Поездил бы мой вновь испеченный консультант по этой трассе почаще, особенно в выходные, сидел бы сейчас спокойно». Тем не менее, Азартова не перебивала говорившего, на самом деле просто безуспешно соображая, в какой бы форме это лучше сделать: то ли просто высмеять страхи казавшегося таким сильным мужчины, то ли сказать что-нибудь успокоительное с учетом его возможной неопытности. А руководитель юридической фирмы, меж тем, продолжал увещевать. По его мнению получалось, что именно так, как действовал водитель сгинувшего вдали шоссе джипа, мог работать только потенциальный убийца: ни интенсивность движения на трассе, ни ее ширина и условия дорожной видимости, ни, наконец, предыдущие маневры чужой машины, ехавшей достаточно ровно, не давали оснований Нертову считать происшествие случайным.

Наконец, пассажирка решилась и потребовала, чтобы юрист перестал придумывать всякие ужасные версии.

— Если вы боитесь — я поведу машину сама. Но только не дрожите, как осиновый лист — извините, вас слушать противно.

Последняя фраза прозвучала для Алексея, словно звонкая пощечина. Его можно было упрекнуть во множестве грехов, но никто не имел повода называть юриста трусом. И, когда, еще будучи сотрудником военной прокуратуры, он безоружный, задерживал солдата, только что расстрелявшего из автомата смену караула; и когда на Лазурном берегу Франции эвакуировал из-под бандитского огня свою бывшую клиентку Нину Климову; и когда бился с убийцами той же Нины в Питере или задерживал маньяка — «телохранителя»… — Он всегда выполнял все, что требовалось для необходимой обороны. Именно обороны, а не самообороны, для защиты других людей, чьи жизни так или иначе зависели от его, Алексея Нертова умения и профессионализма. И вот теперь молодая директорша «Капители», практически не знавшая раньше юриста, а главное, ничего не понимающая ни в вопросах охраны, ни в заказных убийствах, смеет сомневаться в его умении отличить случайное происшествие от покушения на убийство!

Но Алексею хватило выдержки и благоразумия, чтобы не наговорить клиентке в ответ гадостей — он считал, что лишний спор с женщиной, почувствовавшей хоть однажды вкус власти и, тем более, выпившей, ни к чему хорошему не приведет. Поэтому Нертов проглотил обиду и поехал дальше молча. Насупившаяся пассажирка, хотя явно недовольная тем, что ей не возразили, но тоже не стремилась возобновить беседу. На самом деле Лена раздумывала над словами юриста, о котором от общих знакомых слышала много хорошего. Она уже раскаивалась, что зря обидела человека и теперь подыскивала повод, чтобы восстановить мирные отношения, но никак не могла начать, упрямо считая, что первым должен объясняться все-таки мужчина (если, во всяком случае он себя таковым считает). Но юрист как в рот воды набрал.

Через несколько километров игры в молчанку Нертов свернул на какую-то боковую дорогу и это дало пассажирке повод заговорить.

— Куда мы едем? — Спросила она как бы рассеянно. — На сколько я помню, в город дорога прямая.

— Все дороги ведут в Рим, — юрист не сбавил скорость, — а по этой мне спокойнее. Я даже, возможно, перестану скоро дрожать, наподобие упомянутого вами листа. Если хотите, можете считать это прихотью, но если джип и, правда, хотел столкнуть нашу машину под откос, не исключено, что кто-то попытался бы повторить подобную попытку именно на той трассе, откуда мы свернули.

— Алексей Юрьевич, неужели вы все-таки считаете, что вокруг все кишмя-кишит киллерами? — Так я не нефтяной магнат. Я даже не кристально честная депутатша, которую «темные силы» только и мечтают ликвидировать накануне очередных выборов, чтобы поднять рейтинг своей партии и обвинить конкурентов в красно-коричневом кретинизме.

3
{"b":"545002","o":1}