ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Разговор с Тимом не получился. Бывший одноклассник по-хозяйски развалившись в кресле, внимательно выслушал Ленин рассказ об угрозах взрыва, но лишь отмахнулся от ее переживаний:

— Это фуфло все. Наши так не действуют. Захотели бы — давно бы грохнули. А ты, между прочим, должна была меня вызвать не для того, чтобы всякие ужастики рассказывать. Заказчик кто? Не знаешь?.. Так подумай-ка лучше о сроках. Я их изменить не могу.

У Лены начали мелко подрагивать губы и киллер, заметив это, примирительно предложил:

— Ладно, только не надо истерик. Я понимаю, что ты не знаешь, кто тебя заказал (она, шмыгнув носиком, лишь кивнула). Предлагаю более простой вариант: ты называешь всех, кто мог в принципе желать твоей смерти. Думаю, таких найдется человек пять, от силы десять. Правильно? (Лена опять всхлипнув, кивнула). Ну вот и хорошо. Ты назовешь их и все проблемы будут решены…

— Что значит решены? — Испуганно и удивленно взглянув на собеседника переспросила Лена. — Что значит решены?!…

— Да не дергайся ты, — голос киллера снова приобрел жесткость, — то и значит. Называешь всех возможных заказчиков — я их убираю. За опт — скидка. Тебя устроит десять процентов?.. ну, хорошо, двадцать…

— !!!..

«Дура. Истеричка». — Тим поправил сбившейся галстук, неприязненно глядя на скрючившуюся в углу комнаты Лену, которая перед тем чуть было не вцепилась ему в лицо, неожиданно бросившись на гостя.

— Дура, — повторил устало он, — я же тебе серьезно говорил, а ты… Ты, что не понимаешь, что своими истериками только подталкиваешь меня выполнить взятые обязательства?.. И на хрена я с тобой вообще связался, приключений себе на ж… ищу. В общем, так, слушай внимательно: срок — до конца следующей недели. И все. Дальше — как знаешь. И напоминаю, в ментовку бежать бесполезно: я все равно чист, доказательств на меня — ноль. Даже, если меня забьют в клетку — через неделю — две тебе конец. А у меня, между прочим, алиби появится. Серьезно говорю: подумай, кто тебя заказал и, давай, уберем его. А лучше, как я предлагал, оптом…

После ухода киллера Лена, как и в предыдущий раз, отправилась оплакивать свою судьбу и приводить в порядок разбитое лицо в ванную. Первое, что бросилось ей в глаза — на полочке у зеркала, рядом с флаконами шампуней, гелей и прочей дребедени лежал забытый мужем станок безопасной бритвы, а рядом новое блестящее лезвие.

«Вот он, выход. Единственный выход», — уставившись зареванными глазами на страшное орудие и протягивая к нему трясущуюся руку, думала Лена…

* * *

— Все, Леша, полный звездец, — руководитель сыскного агентства опустил тяжелую ладонь на стол, — никаких следов. Александрыч с людьми попытались отработать случайных свидетелей, дворничиху, там, крутившуюся неподалеку, двух водил, которые навстречу ехали… Они так на месте и остались — первый, увидав ДТП, дал по тормозам, а баба, что следом ехала, ему в задницу и впечаталась… Но все глухо. Вроде, говорят, иномарка была. Темного цвета. Но никаких подробностей. В ЭКУ тоже результатов экспертизы на микрочастицы еще, естественно нет. «Пробивать» по линии ГИБДД машины на угон бесполезно — там с подобными приметами их сотни. Я, правда, связался с ребятами, обещали, если что прояснится — позвонят. В общем, Ивана не вернешь, а работать надо… Ну что молчишь, юрист? Скажи хоть что-нибудь. Хотя бы, как к тебе в окно гранату кидали…

— Да какая, к черту, граната, — Нертов понуро слушавший друга, досадливо поморщился. Ну, кинули малолетки сдуру кирпич в окно, ничего смертельного. Я уже сам разобрался. Даже стекло вставил…

— Сам разобрался, говоришь? — недобро прищурившись переспросил Арчи. — А кто просил в помощь людей, кто первый решил, что покушение на Выборгской трассе и разбитое стекло, так сказать два привета в одном флаконе, не помнишь?.. Так слушай, я сам скажу: все ты прекрасно помнишь и понимаешь. Причем, также хорошо, как и смерть Гущина. Ты… или, вернее, мы опять крупно вляпались в какое-то дерьмо. Иван, судя по всему, перед самой смертью звонил мне, говорил, что знает заказчика и собирается на встречу с этой, твоей, как ее?.. — Азартовой. Если ты считаешь, что гибель моего сотрудника случайна, как полет кирпича в твою кухню — нам больше не о чем разговаривать по этому поводу. А если нет…

— А если нет, — перебил говорившего Нертов, — не надо разговаривать со мной, словно с нашкодившим малолеткой. Да, я лично встречусь с Азартовой и принесу всю информацию, которой она располагает. Да, со мной она будет вынуждена пойти на контакт и это будет вернее, чем подсылать к ней кого-нибудь из твоих сотрудников… Ты ведь это хотел узнать?..

Руководитель сыскного агентства лишь утвердительно хмыкнул. Юрист, за время многолетней дружбы, научился его хорошо понимать. Бывший оперативник совершенно правильно рассчитал, что лучший контакт с руководительницей «Капители» сейчас сумеет найти не незнакомый ей сыщик, к тому же еще частный, а человек более знакомый. Если же добавить к этому опыт прежней службы Нертова в военной прокуратуре, где за неимением оперсостава ему приходилось работать и за себя, и за «того парня», то лучше других разговорить странную клиентку мог именно Алексей. Теперь для сыщика не имело значения, кого именно «заказали» — юриста или его протеже: гибель друга сровняла всех. И она не могла остаться безнаказанной. Убийцу или убийц необходимо было искать совместно.

* * *

— Это тебе не Мотрицы, — неприязненно возразил другу Тим, — Лена только сама может помочь себе. Ты же прекрасно знаешь, что я заказчика никогда не видел и где его искать — ума не приложу. И так уже подставился по самые уши: того и гляди самого закажут…

— Но ведь ты понимаешь, — Павел все еще надеялся, что одноклассник поймет его, — Лена никогда не назовет тебе всех своих знакомых, которые теоретически хотели бы ее смерти. А это значит… А это значит, что в конце-концов именно ты окажешься той последней сволочью…

— А ты не сволочи меня, — Петр вскочил со стула, — и только не надо попрекать тем, что было. Там (он махнул рукой куда-то в сторону), там, в Югославии все было иначе. Лучше забудь, что я тебе сказал и уходи. Все. Больше нам сейчас говорить не о чем…

Токмаков вздохнул и тоже поднялся: «Ну, как знаешь. Успокоишься — позвони», а затем, резко повернувшись двинулся к выходу из квартиры, оставив киллера наедине с воспоминаниями о «штрафной» командировке, куда одноклассникам пришлось отправится после вылазки в югославской деревушке Мотрицы, где некогда воевал отряд русских добровольцев…

* * *

…Хозяин «Нивы» не знал, стоит ли ему сердиться или радоваться. Двое психованных ребят, нанявших его утром на улице Марата, сперва попросили отвезти их на берег Финского залива, а затем, вместо того, чтобы вернуться в Питер — съездить в Тосно и подождать возле ворот какой-то воинской части.

Впрочем, парни вели себя честно. Они платили за каждый этап пути, а когда владелец «Нивы» попросил накинуть пару лишних сотен, за дополнительную поездку, они, дружно сказав, «без разговоров», раскошелились. Когда же ребята вышли за КПП, они были особенно весели.

— Хозяин, теперь в Питер. На сегодня мы откатались. Пивка хлебни. Одни раз можно. Давай еще, мы штраф заплатим…

Когда пиво в машине кончилось, Тим предложил выйти у первого же киоска, но Том урезонил друга.

— Погоди. У тебя чего, никаких интимных планов на ночь нет? Лично для меня еще пара пузырей и я буду спать в одиночку.

— Ну, у меня силы еще есть, — ответил Тим, однако, когда они остановились возле очередного придорожного ларька, он взял только одну бутылку.

Минут через десять, когда машина миновала Мясокомбинат, разговор о ночных планах возобновился.

— Тим, ты по прежнему мечтаешь найти на Староневском б… с во-от такими буферами?

— Не, не с во-от такими, а с во-о-от такими, — хохотнул в ответ Тим. — Присоединяйся.

— Не хочу. Еще ты подумаешь, что мне досталась девочка с более выдающимся буфером, чем тебе. Лучше я загляну к своим.

31
{"b":"545002","o":1}