ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кремль 2222: Юг. Северо-Запад. Север
Порочное влечение
Побег от Гудини
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
Призраки Сумеречного базара. Книга вторая
Земля
Собачье танго
Трактат о военном искусстве. Советы по выживанию государства в эпоху Сражающихся царств
Долой стыд
A
A

Сахитов пару минут удивленно глядел на лист бумаги, с какой-то непонятной таблицей. Исходная цифра и итоговая кидались в глаза сразу.

— Не понял, — наконец сказал он. — Кто вы такие?

— Мы гарные хлопци. Знаешь, что такое гопак? Это не просто пляска, это боевое искусство, не хуже каратэ. А мы из общества по его возрождению. Чо показать? Гриць, давай!

Не дожидаясь ответа, один из парней вышел на середину комнаты и начал плясать. Он приседал, прыгал, носился по комнате смерчем, подпрыгивал и снова шел в присядку, опрокидывал мебель. «Может соседи услышал и вызовут милицию?», — с надеждой подумал Сахитов.

Между тем парень прошелся в прыжках возле хозяина квартиры и вдруг, не поднимаясь, из своего сидячего положения, выбросил правую ногу, угодив жертве в низ живота. Не будь наручников, тот точно свалился с дивана.

Когда исполнительный директор с трудом открыл глаза, глубоко вздыхая от боли, над ним нагнулся дяддько Мыкола

— Ну шо, будешь гроши платить, або тебя заплясать до полусмерти?

— Буду, — хрипло выдавил Тимур Алиевич.

— Говори, когда заплатишь? — вдруг закричал бандитский главарь. — Быстро отвечай!

Мысли действительно проносились в голове Сахитова очень быстро, но ответить на поставленный вопрос он не мог. За несколько секунд исполнительный директор «Капители» успел суммировать свою недвижимость, мысленно продать автомобиль и вынуть все заначки из-под паркета. Маловато будет. Да и самому, выходит, в итоге остаться на бобах.

А что если провернуть ту самую комбинацию? Конечно, придется сделать это быстро, потерять процентов пятнадцать из того, что надеялся выручить. Но это будет не так и трудно сделать. Главное, уговорить Лену: у нее есть знакомые, способные за две недели решать такие квартирные проблемы.

— Деньги будут. Но только через неделю, — обреченно согласился Сахитов.

Глава 2. Десерт с кондомом

…- Всегда готова! — весело ответила Лена и свалилась на кровать. В полутьме Павел заметил, что перед тем, как раскинуть ноги, она выкинула правую руку в пионерском салюте…

В конце концов с гостеприимной одноклассницей Тому пришлось расстаться — ему с Тимом предстояло немало трудов на поприще «гуманитарной» помощи братьям-славянам. В первом же ларьке, попавшемся на глаза неподалеку от Лениного дома, Павел купил сразу две пачки мороженого. Во-первых, он не ел это лакомство почти четыре года. Последний раз слопал мятый вафельный стаканчик на Московском вокзале, когда уходил в Советско-Российскую армию. Сейчас же все эти дефицитные рожки и эскимо продавались открыто, бери — не хочу.

Во-вторых, после того как он, вместе с Тимом потерял свою невинность прямо на газоне в парке Победы и возвращались домой, расставшись со случайными подружками, Петр авторитетно объяснил ему, что после полового акта надо как можно скорее съесть побольше сметаны. Или какого-нибудь другого молочного продукта. Возможно, этих продуктов в холодильнике у Лены на кухни и хватало, но Том туда заходить не стал. Он только ополоснулся в ванной, стараясь избавиться от Ленкиного пота, оделся, почти не вытершись и вышел из квартиры. Лена спала на диване, блаженно и бесстыже улыбаясь, едва прикрытая его халатом. Она выглядела такой счастливой, такой довольной, что Том не решился прервать этот сон и заменить его коротким прощальным разговором. Конечно, крепкий кофе, классическая утренняя яичница, та же сметана на блюдце, если, правда, об утреннем завтраке привыкла заботиться сама Лена, а не ее супруг. Еще столь же привычный прощальный разговор, просьба остаться и как всегда скомканное расставание. Лучше не торопясь прогуляться по родному городу, дойти до вокзала, позавтракать мороженым и ждать Тима, который наверняка опоздает.

Однако одноклассник не опоздал. Он стоял возле стенда с расписанием электричек и пил пиво, предпочитая его любому мороженому. Прочие пассажиры, собиравшиеся узнать, когда же отходит нужный им поезд, предпочитали вплотную к стенду не приближаться.

Несколько секунд спустя Том понял почему. Губа у Тима была разбита, правый глаз украшал приличных размеров фонарь. Однако Тим держался бодро и уверенно, как увешанная медалями собака в троллейбусе.

— Привет, — сказал Том. — Твой план осуществился?

— Угу, — молвил Тим, как следует отхлебывая из бутылки. — По полной программе. Девочка была ничего, совсем молоденькая, а уже все знает, все умеет. Мне даже немного за себя стыдно стало. Я ее даже заставил паспорт показать — не хотел с малолеткой. Восемнадцать уже есть и то спасибо.

— А я то уж подумал, пришли родители и тебя разукрасили.

— Не, какие родители, — улыбнулся Тим. — Секьюрети. Я с самого начала ожидал какой-нибудь наколки. Они пришли под утро, думали я уже пьяный, расслабленный. Захотели взять с меня еще и за аренду квартиры, по гостиничному тарифу. Ну, я с самого начала был готов. Одного сразу же, табуреткой по голове, со вторым, ты видишь, повозиться пришлось. Когда я его в комнату забросил, девчонка уже сбежала. Так и не попрощались. Я напоследок попинал мебель в квартире, побил посуду и ушел.

— Рад, что ты не в ментовке, — с выражением подлинной радости и легкого осуждения заметил Том.

— Это такая дыра, на 4-й Советской, куда менты последний раз только при Брежневе заходили. Нет, все в порядке. Пивка хочешь?

— С мороженым оно не катит. Потом выпью.

Тим согласно кивнул и оба направились на электричку, до отхода которой оставалось минут пятнадцать. По дороге к поезду, Том еще раз вспомнил о Лене. Какая-то мелкая мыслишка продолжала мучить его. Чего-то он забыл сделать, покидая ее квартиру. Но, что? И когда? Ночью или утром? А может быть, как нередко бывает, сделал именно то, что надо, но не до конца.

* * *

Лена была сердита и сама не понимала, на кого же она сердится? Конечно, виноват в первую очередь сам Том — этакая скотина, ушел не попрощавшись. Впрочем, он вроде бы говорил, что нужно рано уйти. И как выглядело бы прощание? Поцелуй в нежную щечку, сонная инструкция о том, как полагается захлопнуть дверь. Или плестись на кухню, чего-то стряпать, преподнести дорогому гостю «завтрак расставания»?..

Все равно, о чем-то хотелось поговорить. Быть может, выпить с утра вторую бутылку шампанского (сперва обсчитать друг друга детской считалочкой, чтобы выяснить, кто из нас аристократ, а кто — дегенерат). И действительно, расстаться. Лена не была пророчицей, даже не считала себя психологом, но все равно, прекрасно понимала: пусть даже Том и вернется в Питер надолго, ничего у них не получится. Не удастся обманывать мужа на постоянной основе, не тот человек, Паша Томаков. Вот предложить ей развод — это дело другое.

А еще может быть, Лена, как и всякая женщина, была обижена тем, что дорогой гость исчез в семи морях, оставив ее с обычными бабьими хлопотами. В торшере разбилась лампочка, стеклянных и фарфоровых осколков хватило на целый совок (заметит ли муж недостачу в буфете, или ему будет до фонаря?). Несчастный бисквитный торт, с желе и фруктами, валялся неаппетитной кучей возле опрокинутого столика. Лена, ругаясь, перекинула ложкой его в коробку и прикрыла крышкой, чтобы так и выкинуть. Повсюду блестели маленькие осколки, ковру предстояла чистка, причем основательная.

Хотя, чего обижаться? Такого удовольствия она не просто не получала давно, она его, наверное, никогда не получала. В ее ночной шутке была немалая доля истины, если бы она и Том начали заниматься этим в десятом классе, еще неизвестно, приглянулся ли ей нынешний муженек или нет?

Раздался дверной звонок. Выругавшись еще раз, неумытая, непричесанная, Лена поплелась к двери. Вернулась злость: никуда сукин сын не спешил, пошел на угол за бутылкой, не предупредив, а теперь — вернулся. Или, что еще более вероятно, тащит Тима. «А ну, что в печи — все на стол мечи! Корми старых друзей, которые, как два джентльмена навестили даму своего сердца». Эх, надо было взять торт, да запустить в обе рожи, прямо на пороге!

38
{"b":"545002","o":1}