ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто там? — спросила Лена. Ее голос, неожиданно для нее самой, был злым и бодрым.

— Я, подружка-лягушка, — раздался веселый голос Кристины. Настолько веселый, что Лена опять пожалела об отсутствии торта. Хорош был бы эксперимент, посмотреть, насколько изменится этот голосок, когда Кристя будет недоуменно перетаптываться в дверях, стряхивая со щечек бисквит и дрянное абрикосовое желе.

* * *

Судя по всему, Тиму, с его высококвалифицированной малолеткой, выпала еще более бессонная ночь, чем Тому. Он дрых в электричке, позволив бутылке с остатками пива скатиться на пол, полусонным вышел из вагона, и продолжал пребывать в столь же квелом состоянии, когда они оказались возле КПП воинской части. Поэтому, все заботы и хлопоты выпали на долю Тома.

Майор, который должен был передать им эшелон, тоже чувствовал себя не самым лучшим образом после вчерашнего вечера. Может поэтому, может из-за легкого страха, он хотел как можно скорее проститься и с эшелоном, и с гостями.

— Вот, сынки, — сказал он, указывая на шесть вагонов. — Вот он, ваш металлолом. Обращайтесь с ним бережно, металл, сами знаете, уважение любит, даже если он идет на переплавку. Сейчас с машинистом договоримся. Вообще-то, он должен гнать на Ижорский завод. Он туда и поедет, только вы, ну он сам скажет в каком месте, объясните ему, что маршрут надо менять. Тогда с ним договоритесь, не обижайте его. А меня вы не видели, со мной не говорили, я сегодня вообще здесь не должен быть. В часть попали через забор. А, впрочем, какой забор, он уже, такую мать, весь повален. Вот недавно целое стадо коровье нечаянно на плац забрело. Пастух долго божился, не видел я никакого забора…

— Погоди, батяня комбат, — как можно вежливее перебил говорившего Том. — Насчет забора я все понял. С машинистом тоже договоримся. Но давай вагоны сначала посмотрим. Так, для порядка.

— Под пломбой они, — майор изо всех сил пытался показаться, как ему плохо. — Все честно, ребята. Вы уж извините, у меня голова болит.

— Значит надо полечиться, — уверенным тоном врача-педиатра произнес Том, вынув из сумки стеклянную фляжку виски «Чивас», купленную в аэропорту Будапешта. — Смотрите, чего у меня завалялось. Гребанные эстеты считают, что пить надо только со льдом или с содовой, но настоящие шотландцы могут и так. Чем мы не шотландцы? Погоди, Тим, не торопись. Я тебе это дело на пиво накладывать не рекомендую.

Майор был рад ощутить себя настоящим шотландцем и взял пластиковый стаканчик, который Том протянул ему.

— Давай за славянское братство! Ну, будем.

— Хороша, хреновина, — довольно выдохнул майор. — Так это значит и вправду сербам попадет?

— А кому же еще. Мы сами оттуда. Ты нам хоть чего-то про металлолом расскажи, где чего лежит. Мы же одним делом заняты, только сейчас без погон.

— Плесни-ка еще, — ответил майор, голос которого стал чуть бодрее, а значит и повелительнее. — Так, хорошо. Значит, за все наши победы, минувшие и будущие. Теперь смотрите.

Все трое приблизились к вагонам. Самым новым на них были пломбы, некоторые доски, особенно у крыши, сгнили уже давно.

— Вот в тех, четырех, которые с хвоста, там боеприпас, — произнес майор, затягиваясь «Мальборо», которым его угостил Том. Гаубичные снаряды, мины. В четвертом и первом вагоне самое ценное — десять ящиков с «мухами». Вашим повезло, которые их заказали — такой товар скоро будет в большом дефиците. У наших эти одноразовые гранатометы бандюки ящиками берут… Дальше, в тех двух вагонах, стоят четыре БМП. Машинки прямо с учения, представляете, какое расп…во, их в переплавку отправить! Их даже не законсервировали толком. Все на месте, если локомотив встанет, сесть за руль и поехал.

— Понял, — подвел итог Том. — Ладно, давай еще раз и пошли знакомиться с машинистом.

* * *

Во всей квартире, кухня оказалась наиболее подходящим местом для приема дорогой гостьи. Именно там и сидела Кристина, восхищенно рассказывая своей немного заторможенной подруге о вчерашнем волшебном вечере.

— Нет, Ленок, ты все равно не поймешь. Это была сказка. Это была песня. Помнишь, я к тебе вчера собиралась?

— Помню, ты ведь не пришла, — вяло ответила Лена, заряжавшая кофейный аппарат.

— Ты извини, я и в правду собиралась. Но тут позвонил Стасик. Пообещал скоро приехать. Еще обломал немножко, заявил, что наш завтрашний шашлык накрылся. Я поначалу огорчилась, даже немножко. Но что было потом… Такой вечер десяти шашлыков стоит.

«Рассказать ей про мою веселую ночку, или нет?» — подумала Лена. Потом пришла к выводу — не стоит. Если ее подружка начала о чем-то болтать, перебивать ее можно только вопросами, каждый из которых удлинит рассказ минут на десять — она вспомнит подробности. Если же история касается ее интимных дел, можно быть уверенным: если на середине повествования загорится дом, Кристя не закроет рта даже спускаясь по пожарной лестнице. И Лена погрузилась в ответственный процесс приготовления кофе.

— Я, конечно, быстро сделала дежурный салатик, кинула курочку в гриль-машину и тут он явился. Он обычно опаздывает на час, говорит будто шампанское искал, будто сейчас девяносто первый год и магазины пусты. На этот раз явился даже с опережением. Я не приодеться, ни подмыться не успела, так его в переднике и встретила, типа, образцовая повариха. Он, ни слова ни говоря, шампанское в морозилку, меня обнял, сразу в спальню, а там… Ты не представляешь. Секс-Терминатор какой-то. Мне в первую минуту было стыдно чуть-чуть, я ведь в ванную не сходила. Потом все, никакого стыда…

Лена почти демонстративно повернулась к кофеварке, созерцая черную струю, стекающую в колбу. Сколько бы она не восхищалась сообразительностью и практичностью Кристины, вульгарности ей простить не могла. Ну не посетила ванную, зачем же об этом говорить? Она ведь не свинарка, после тяжелой рабочей смены!

— Я не знаю, поверишь ты, или нет. Когда он вошел, солнышко светило, когда же он позволил мне чуть-чуть передохнуть, смотрю, уже стемнело. Потом пыталась подсчитать — вышло, что никак не меньше двух часов. Гриль у меня дурной, если время не задать, будет шпарить без остановки, так что бедная курочка к этому времени сгорела, как Савонарола. Я стала соображать, чего бы еще предложить Стасику, а тут он ползет на кухню, как шахтер из забоя, но в глазах светится неугасимый пыл. «Перерыв на пятнадцать минут, — говорит, — а потом второй тайм». Кстати, у тебя ничего не будет пожрать, к кофе? Мы ведь так вчера толком и не перекусили. Я больше ему подкладывала, как честному труженику. Чтобы всегда был таким боевым. Я сама голодной осталась. С утра ничего не чувствовала, а потом такой жор напал… Еще немного, начала бы хрустеть китикэтом, как чипсами.

— Сыр есть, крабовые палочки, — начала перечислять Лена. И тут ее взгляд упал на буфет. Китикэт готова есть, подружка? Значит и тортик с ковра тебя не обидит. — А еще есть торт. Не «Метрополь», правда, но хорошо промоченный.

— Отлично, — воскликнула Кристина. — То, что надо. Думаешь, не умну весь торт с крабовыми палочками?

— Только, у него не самый лучший товарный вид, — осторожно заметила Лена, открывая коробку.

— Да ладно, не на выставку же, — продолжала тататорить подружка, подбираясь к еде, — торт как торт. Это что, твой благоверный его нес днищем вверх? Или не благоверный? Или вы коробкой кидались? Нет, нет, не надо тарелку. Давай все сюда. И большую-большую столовую ложку. Надеюсь, на него больше никто не претендует? Ты даже не представляешь, как я голодна. И тем более, как голоден был вчера Стасик. Он ведь пятнадцать минут так и не выдержал. Снова в спальню пошли. Я быстро белье перестелила, оно было мокрое, как после дождя. И тут новая атака! Ох, он старался. Просто трясся, снова и снова подходил со всех сторон. И так меня поворачивал, и этак. Ишвини, сейшаш прожую. Хороший тортик, зря ты его так ругала. Мне даже обидно стало: когда у нас обычная встреча, мы иногда камеру включаем на автоматический режим, потом смотрим, прикалываемся. А тут, если все это заснять, мы бы на любом конкурсе порнушных фильмов получили бы приз. Главная актриса (она же и единственная) даже бояться немного начала. Я ведь не резиновая, меня и попортить можно. Да ты не бойся, вроде обошлось. Лучше тортика наверни…

39
{"b":"545002","o":1}