ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трофей императора
На службе зла
Силуэт в разбитом зеркале
Снегурочка носит мини
Чистый дом
Брачный сезон. Сирота
Улыбка солнечной принцессы
О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий
Под Куполом. Том 2. Шестое чувство
A
A

— И еще о чем ты думал, великий футбольный реформатор? — спросил Тим, но Том его не слышал.

Минуты три он просидел неподвижно, потом обратился к машинисту:

— Ну как, далеко еще?

— Крепитесь ребята. Сейчас, после переезда, будет отрезок в восемь километров, насчет которого я сам не уверен. Если местный народ до конца путь не развинтил, тогда проедем. Иначе, под откос.

— Ладно, под откос, так под откос. Лучше скажи, на этом переезде есть телефон или нет?

* * *

Лена сама не понимала, почему совершила настолько иррациональный поступок. Едва только дверь за Кристиной наконец-то закрылась, она схватила блюдце с куском торта, да-да, с тем самым куском, после чего свалила блюдце в коробку, закрыла ее крышкой и выкинула в мусорное ведро. Не удовлетворившись этим, она схватила ведро вышла на лестничную площадку и вытряхнула содержимое в мусоропровод. Лишь после этого она вернулась на кухню и начала домывать посуду, оставшуюся после визита подружки.

Напоследок Кристина утомилась от собственной болтовни и попыталась заставить Леночку рассказать, как она сама провела ночь («Только не говори, что одна — не поверю. Такой шанс, как уехавший муж, не упускают»).

У Лены даже возникла идея отомстить Павлу: выдумать историю, как она, измученная одиночеством, около полуночи пошла на улицу, нашла какого-то турецкого строителя, настолько увлеченного своей работой, что забывающего принять душ уже второй месяц. Как она привела его к себе и не просто провела ночь, а отдалась. Дала ему, так, что чуть кровать не развалилась.

Но она сдержалась. Лишь сделала все, чтобы скорее расстаться с подружкой. Наконец, это случилось…

Приведя в порядок кухню, Лена решила немного поспать. Когда она ложилась на диван, мелькнула маленькая, злобная мысль: так Пашке и надо. Он спал этой ночью не больше, чем она. Но она может хотя бы вздремнуть сейчас, а ему, разбрасывателю резинок, столько хлопот, не удастся и этого.

Кстати, возможно у него будут слишком серьезные хлопоты. Не о нем ли говорила недавно Кристя? Не им ли собирался заняться ее дружок Стас?

Впрочем, к ней их проблемы никакого отношения уже не имели. Разве что, злость немного убавилась. Появилось какое-то подобие сочувствия. Смеет ли она осуждать Тома? Ведь он, по крайней мере, был с ней откровенен, а она смогла сохранить одну тайну, трудно сказать, маленькую или нет? Под эти мысли Лена заснула.

Ее разбудил телефонный звонок. Трубка, разумеется, осталась на кухне. Лена ждала около минуты, думая, стоит ли идти и лишь после этого поплелась.

Трубку она взяла нехотя и, подождав еще немного, нажала на кнопку.

— Лена, — раздался голос Тома, почти неслышный, да еще и с жуткими помехами. — Я должен тебе кое-что сообщить. Только не сердись, ну короче, я выкинул одну штучку, а где она сейчас…

— Ее уже нашли и съели, — перебила его Лена.

— Чего? Как съели? — голос Тома стал удивленнее и громче.

— Шутка. Проблема исчерпана. Что ты еще хочешь сказать?..

Стало тихо. Тишина продолжалась несколько секунд и Лена успела подумать, что сейчас она услышит гудки. Она даже испугалась, когда Том заговорил опять.

— Я хочу тебе сказать… В общем, большое спасибо. Я рад, что мы встретились. Мы должны были так встретиться, хотя бы один раз. Может быть, нам уже никогда не удастся повторить это, по крайней мере, так. Но все равно, большое спасибо. Извини, я не мог не позвонить. Пока.

— Подожди! — крикнула Лена. На одну секунду ее охватил страх, когда он подумала, что он повесил трубку, но тут же поняла, что он этого не сделал. — Подожди. Я хочу передать тебе важную информацию. С вами может случиться большая неприятность. Не спрашивай, откуда узнала. Лучше слушай…

* * *

…-Главное, — судорожно соображал Сахитов, пока его украинские гости снова не начали плясать пресловутый гопак, — уговорить Лену: у нее есть знакомые, способные за две недели решать такие квартирные проблемы.

— Деньги будут. Но только через неделю, — в конце-концов решившись, обреченно согласился Тимур Алиевич и в течение десяти минут рассказал непрошенным гостям о своих обширных квартирных планах.

Дядька Мыкола призадумался. Хлопцы по очереди склонялись к нему, что-то яростно шептали, но он их отгонял их одного за другим. Наконец он обернулся к пленнику.

— Лады. Неделю тебе даем. Но с двумя условиями. Счетчик мы, так и быть, остановим. Будешь нам только командировочные платить. Город у вас дорогой, так что дашь каждому командировочному по 20 баксов в день. Мне, как старшему — 40. А чтобы ты нас по-прежнему помнил и поскорее искал деньги, мы жену заберем.

— Куда? — обалдело спросил Сахитов.

— К хорошим людям. Больно нам понравилось, як она стряпае. Пусть поживет, поробит на кухне. Не будет денег — через неделю ее отгопачим. А потом и тебя. И никаких шуткiв. Никакая «крыша» тебя не спасет. Если с нами что случится, из неньки Украины сорок хлопцив приедет. В нашем клубе — две тысячи плясунов. Понял, клятый москаль?

— Понял, — грустно согласился Сахитов. «Крыши» у него давно уже не было и в глубине души он уже раскошелился. — Мыкола, если у меня будут заморочки с квартирой, ты мне своих хлопцев на пару дней дашь?

Дядька Мыкола опять задумался, а хлопцы стали шушукаться вокруг него. Потом он кивнул Сахитову.

— Мабуть и дам. Тильки запомни: рабочий день — двести баксов.

— Ладно, — согласился Сахитов.

— И добре. А мы — пошли. Жинка, собирайся. Муж будет грошi шукать, а ты — дядьке Мыколе татарские галушки варить.

* * *

«Ново-пасит» — опаснейшая штука. Как и все так называемые «безвредные лекарства», этот импортный сироп принято употреблять без опаски и ограничений, а пациент так и не замечает когда он допустил передозировку.

Именно так произошло с Леной. Прошлой ночью она не могла заснуть, даже сердце начало слегка хулиганить и пришлось опустошить склянку почти на треть. Последствия наступили утром. Обрушившуюся на Лену вялость не смогла пробить даже чашка крепкого кофе. В таком состоянии хозяйка «Капители» притащилась на работу. В таком состоянии Азартову и застал исполнительный директор Сахитов.

В другой раз Лена обязательно бы обратила внимание, что исполнительный директор чем-то озабочен и прошедшая ночь, для него, тоже оказалась бессонной. Она обязательно бы постаралась узнать, в чем суть проблемы, в порядке ли у него домашние дела, предложила бы кофе с коньяком. Но сейчас Лена почти ни о чем не могла думать, а если и думала, то исключительно о себе.

— Елена Викторовна, — сказал он почти с порога, даже не присаживаясь. — Помните, я недавно вас спрашивал про Фонд «Ласточка». Вы с ними не связывались?

— Нет, Тимур Алиевич, — ответила Лена, даже не обратив внимание на подобную торопливую настойчивость своего подчиненного. — Думала позвонить туда на днях.

— Елена Викторовна, позвоните, пожалуйста, прямо сейчас. Это очень нужно.

— А суть проблемы…

— Проблему объясню я сам. Главное, пусть они поймут, что со мной можно иметь дело. И еще, помощь нужна сегодня. То есть, уже сегодня надо приступить к работе. В крайнем случае завтра, но лучше — сегодня. Я их не обижу и обязательно приплачу за срочность.

Лена чуть-чуть удивилась. Тимур Алиевич почти никогда не горячился, не торопился. И если он чего-нибудь просил, то обычно не старался продемонстрировать, насколько он заинтересован в скорейшем выполнении просьбы. Именно эта черта больше всего нравилась хозяйке «Капители», пожалуй, даже вороватость она прощала исполнительному директору именно из-за полного отсутствия нахрапистости.

— Хорошо я позвоню. Не беспокойтесь, Тимур Алиевич.

— Позвоните прямо сейчас. Это очень важно.

В другой раз Лена обязательно бы спросила, кому это важно: фирме «Капитель» или ему, Сахитову, лично. Конечно, без издевки, скорее, по старой дружбе: старые друзья прощают друг другу самые неудобные вопросы. Но сейчас ей не хотелось пререкаться даже в шутку. Поэтому она вызвала секретаршу Сашеньку и приказала ей найти телефон Фонда «Ласточка».

42
{"b":"545002","o":1}