ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, еще, — предупредил девушку Юрист, — ни под каким предлогом не открывай никому дверь. Ни милиции, ни врачам, ни пожарным. Если что — немедленно звони «02». Только не открывай. Ты поняла? — Никому!..

* * *

На работу она, естественно, не пошла. Аня без толку слонялась по квартире, не зная чем заняться. Включила телевизор, но на одном канале два разжиревших ублюдка пели о том, как всю ночь искали проституток, на другом — на фоне кадров унизительных принародных обысков автомобилистов («Одобрям-с!») какой-то столичный дядя в милицейских погонах убеждал горожан в том, что теперь они могут спать спокойно, по третьему же шел старый добрый мультик про львенка и черепаху. Аня видела его последний раз лет десять назад, когда была еще совсем маленькой девочкой и не представляла, что кто-то может захотеть и выгнать людей из дома, в котором они прожили почти всю жизнь. Девушка всплакнула и выключила телевизор.

Подходящую книгу, которую хотелось бы прочесть, она на полке не нашла. Домашние дела валились из рук. Дед, которому не дали выспаться ночные звонки, негромко похрапывал у себя и Ане не хотелось его будить. Она зашла в свою комнату, села в кресло, уставившись на книжную полку и, неожиданно для себя, уснула.

Ее разбудил дверной звонок. Аня взглянула на часы — было четверть двенадцатого и направилась к двери, радуясь, что Нертов приехал пораньше. На минуту она забыла все недавние страхи и думала только об этом человеке, рядом с которым могла никого не бояться. И вот он здесь, и готов помочь ей.

Окончательно проснулась она лишь после того, как ее пальцы щелкнули замком. Она поняла, какую допустила ошибку, не ошибку, даже, а преступление. Поверив, что длинный звонок принадлежит Алексею, она забыла категорический запрет открывать дверь и даже не задала банальнейший вопрос: кто там?

Но было уже поздно. Даже если она и не захотела бы впускать гостей, те вошли бы все равно. Слишком сильны были плечи, которые толкали дверь снаружи. Еще пара секунд напряженной борьбы и девушка была вынуждена отскочить назад, чтобы не быть раздавленной собственной дверью.

На пороге стояли два здоровых парня, оба в грязных ватниках. Аня, впрочем, разглядела, что один из незваных гостей одет в такие же грязные и изношенные джинсы, а вот у второго более приличные брюки и дорогие ботинки.

— Сантехников вызывали? — гаркнул один из них.

— Нет, — спокойно ответила девушка. — Вы пришли не по адресу.

— Значит, надо было вызывать, — пришелец был так же громок. — Мы всегда приходим по адресу. Ясно, хозяйка?

В это время второй, обладатель хороших ботинок, запер входную дверь. Потом он обернулся к Ане и сказал.

— Пошли на кухню, малышка. Будешь присутствовать при нашей работе. Если тебе она не понравится — не тяни время, говори: я согласна.

— Только не забудь уточнить: «согласна на изнасилование», — добавил второй и не просто хохотнул, загромыхал.

Аня, еле переставляя ноги, поплелась на кухню. Она почти ни о чем не думала, только лишь мелькала одна утешительная мысль: хорошо, что не в комнату к деду. Что бы ни было, только ни на его глазах.

Впрочем, на кухне гости ограничились тем, что толкнули девушку на стул. Один из них подошел к раковине.

— Как так можно? — натурально изумился он. — Сантехников вызвали, а раковину перед их приходом не освободили.

С этими словами басистый парень в грязных штанах вынул из раковины кружку, в которой Аня недавно пила кофе и швырнул ее об стенку. Туда же полетела и недомытая тарелка.

— А сейчас займемся ремонтом, — сказал он и с размаху пнул ногой раковину. Та загромыхала и развалилась после второго удара.

— Внучка, чего там стряслось? — испуганно крикнул проснувшийся Николай Григорьевич.

— Заткнись, обоссанный овощ, — спокойно, но громко сказал парень в хороших джинсах. — Малышка, кстати, давно хотел проверить: твой хрыч правда паралитик, или сачкует? Спорим, если ему под одеяло сунуть горящую газету, он пойдет по комнате плясать…

В этот момент его напарник одним взмахом руки выбил из сушилки четыре тарелки и раскидал осколки ногами.

Следующую секунду Аня себя не помнила. В себя она пришла лишь от острой боли. Ее глаза были уставлены на сечку для рубки мяса и капусты, но руки до нее дотянуться уже не могли, так как их выкручивал второй парень.

— Ишь ты какая, малышка, — сказал его напарник. — Такая скромная, на вид, а в душе — криминальные наклонности. Людей убивать ей охота. Придется тебя для начала привязать к батарее. Потом, может, изнасилуем. Ну, так немного, на первый раз. Или может тебе за падло с пролетариями?..

В дверь позвонили. Анины руки были выкручены еще сильнее.

— Кого черт несет? — ожесточенно сказал ее мучитель.

— Медсестра, к деду пришла, — сама не понимая, зачем это говорит, прошептала Аня.

— Мы сидим на кухне. Если ты ей хоть слово скажешь, мы вас обоих свяжем, трахнем, а хрыча я убью его же уткой, на двоих глазах.

Аня поплелась в коридор и открыла дверь.

— Здорово, — весело сказал Нертов, явно пытаясь подбодрить девушку. — Ну и дизайн у твоей двери. Написано — «мертвецкая». Ты чего?

Аня приложила пальцы к губам, но это было лишнее и ненужное действие. За ее спиной в коридоре выросла одна из фигур.

— Это что за медсестра? — произнес «сантехник».

— Аня, к стеночке, — почти не шевеля губами произнес Нертов и широко улыбнулся незнакомцу. — Нет, я не медсестра. Я санитар спецтранспорта. Моя работа — покойников из квартир вывозить.

Фигура попыталась сблокировать удар, но было уже поздно и парень начал скрючиваться, пытаясь поймать ртом воздух. Он еще не успел свалиться на пол, как Нертов ухватил его за шиворот и ударил головой о стену, а потом, не теряя лишней секунды, одним прыжком оказался на кухне.

В последнюю секунду он успел уйти в сторону и длинный гаечный ключ, которым его встретил на кухне второй сантехник, просвистел возле лица.

Алексей не знал, какой ущерб нанесли квартире визитеры и, очевидно, несколько потерял былую сноровку телохранителя, заменив время тренировок составлением проектов всяких договоров. Во всяком случае он споткнулся об остатки раковины и упал в куче обломков, ушибив левый локоть. «Сантехник» снова взмахнул гаечным ключом, но, не успел. Из положения лежа, Нертов подсек нападавшего ногой под голень и, когда тот грузно падал вниз, успел перехватить голеностопный сустав «сантехника». Что стало со связками на ноге противника Нертова волновало мало, хотя истошный крик подтверждал: болевой прием был выполнен верно. Через мгновение Алексей отпустил грязный ботинок только для того, чтобы, ударив незваного гостя по затылку, плотно впечатать его нос в валявшиеся на полу осколки раковины. Крик оборвался. Все. Тело по расчетам Юриста, должно было спокойно лежать, как минимум минут пятнадцать. Потом его следовало срочно выносить, дабы квартира не была испачкана рвотными массами очнувшегося.

Из коридора раздался звонкий удар и приглушенная ругань. Выглянув туда, Алексей увидел Аню, с ботинком в руках, стоявшую над другим бандитом, который прислонился спиной к стене. Лицо бандита было в крови. Видимо, у него голова оказалась крепче, чем рассчитал Юрист и «сантехник» слишком рано стал проявлять признаки жизни, но Аня этому помешала.

— Молодец, — спокойно сказал Нертов, резко ткнув пальцами в шею сидевшего, отчего тот безвольно уронил голову на грудь. — Я не очень опоздал?..

По счастливым Аниным глазам он понял, что визит состоялся почти вовремя и, пока девушка вдруг не надумала начать переживать происшедшее, попросил ее подыскать пару веревок или, что не хуже, старых дедушкиных ремней.

Ремни нашлись, при том весьма качественные, из старой добротной кожи. Алексей быстро соорудил из них «партизанские» узлы, которыми стянул сзади руки обоих налетчиков, усадив пленников рядышком друг с другом. Дожидаясь, пока они придут в себя, Юрист зашел в комнату Николая Григорьевича и начал было извиняться за причиненное беспокойство, думая, что параличный старик не догадался о причине грохота в квартире («Я тут, случайно, посуду уронил, но не волнуйтесь, все будет убрано, честное слово»…). Но бывший чекист оборвал гостя.

56
{"b":"545002","o":1}