ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты знаешь, что хочешь этого
Здоровые сладости из натуральных продуктов
Ад под ключ
Нарко. Коготь ягуара
Поговорим по-норвежски. Повседневная жизнь. Базовый уровень. Учебное пособие по развитию речи
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Шантарам
Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих
Врата скорби. Следующая остановка – смерть
A
A

Но за мгновение до этого, сползая в канаву, Павел увидел как Петр, отбросив бесполезный гранатомет, вылетает из машины и катится кубарем по земле. Еще, сквозь клубы от дымовых шашек, Том разглядел черный столб дыма, вставший над грузовиком. А еще, пару секунд спустя, рванули снаряды от зенитной пушки.

В школе не жалели патронов. Зная, что внимание боснийцев поглощено джипом, который буквально разлетался на части в клубах дыма, защитники села стреляли без остановки, надеясь хоть как-то помочь двум бойцам. А те в удушливой полутьме ползли по канаве, надеясь, что в сторону своих.

— Давай отдохнем, я слегка ногу подвернул, — прохрипел Тим. Том остановился.

Судя по всему, они были на полпути между школой и вражескими позициями. Где-то в стороне слышались голоса врагов, которые искали диверсантов.

— Стоп, ты слышишь? — Спросил Петр. — На севере.

— Слышу, — ответил Павел.

Издали донесся стрекот мощных моторов. Обещанные танки смогли подойти к селу Липчанску раньше, чем их ждали…

Киллер еще раз взглянул на погасший экран монитора. Нет, он не сделает это. Убить эту девушку он не сможет никогда. Но и не убить тоже нельзя.

Значит, предстоит погибнуть многим. Всем кроме нее. Впереди большая работа. Очень большая работа.

* * *

…- Так что, Елена Викторовна, — бывший сотрудник уголовного розыска, а ныне начальник сыскного агентства Николай Иванов, которого друзья чаще величали по имени помощника знаменитого сыщика Ниро Вульфа — Арчи, легонько хлопнул ладонью по столу, словно подводя итог разговора, — так что, считаю, ваш юрист, к сожалению, прав. Чудес не бывает. Я тоже не считаю, что ДТП было случайным. Вы, конечно, можете думать, что угодно, но, на вашем месте, я бы не пренебрегал помощью профессионалов. Как говорится, береженого Бог бережет. А потому, если хотите, я выделю человека, чтобы поработал над проблемой. Как бы то ни было, но в самом скором времени мы убедимся: либо, к счастью, и я, и Алексей Юрьевич уже заработали достаточную долю профессионального кретинизма, вследствие чего везде готовы видеть криминал, или… — Сыщик вздохнул и развел руками. — …Или окажется, что мы правы. Тогда, не исключено, очередное покушение будет предотвращено. В таких случаях, правда, пресса рекомендует обращаться в милицию (Лена чуть поморщилась при этом замечании). Впрочем, решать вам. Говоря честно, я предпочитаю, чтобы мои люди занимались преимущественно негласным сопровождением любовниц клиентов на юга. Или, в крайнем случае, контролировали их времяпровождение, пока спонсоры находятся вне пределов города. Это гораздо спокойнее и, кстати, выгоднее, нежели ввязываться в истории, подобные вашей. Хотя у нашей фирмы предостаточно опыта и по этой категории дел.

Директор сыскного агентства выжидательно посмотрел на сидевшую перед ним Лену, из головы которой уже давно улетучились остатки утреннего застолья с финнами. Посетительница, как не старалась выглядеть спокойной, но была растеряна. Сначала она корила себя, что согласилась на уговоры юриста и поехала к каким-то непонятным сыщикам; затем — за то, что не только позволила здесь Нертову подробно изложить всю историю происшествия, но и за то, что, вопреки собственному мнению, несколько раз вступала в разговор, вспоминая всякие незначительные детали. Теперь же, после трудной беседы, Лена уже почти была уверена в правоте мужчин. И только ее самолюбие не позволяло честно ответить «да». Затем она решила, что утро вечера мудренее. Поэтому, сославшись на усталость, сказала, что должна все еще раз хорошенько обдумать и поедет домой.

Сыщик, будто угадал смятение, творившееся в душе потенциальной клиентки. Он чуть усмехнулся и протянул Лене визитку агентства («звоните, заходите»). Но потом, словно спохватившись, не терпящим возражений тоном заявил, что, по крайней мере сегодня, одна клиентка никуда не поедет. Он кивнул в сторону сидевшего в углу кабинета мужчины: «Гущин опытный оперативник. Он все сделает как надо. — И, уже обращаясь к Гущину, добавил. — Иван, возьми с собой кого-нибудь из наших. Думаю, задача ясна. Как проводите госпожу Азартову — сразу же отзвонитесь в контору».

Лена хотела возразить, сказать, что не нуждается в провожатых. Она растерянно оглянулась на Нертова, как бы ища поддержки, но юрист лишь приподнял бровь: «Николай прав. Думаю, это для вас более приемлемо, чем везти меня сейчас в ресторан». У женщины запылали щеки. Она быстро поднялась из кресла и, спешно простившись со всеми, вышла из кабинета. Следом выскочил и Гущин.

Теперь они остались втроем: юрист, руководитель сыскного агентства и его заместитель — Юрий Александрович. И если Нертов лишь относительно недолго прослужил в военной прокуратуре, то двое других обитателей кабинета успели не один год проработать в уголовном розыске, пока судьба не привела их в частный сыск. А потому бывшие оперативники довольно угрюмо смотрели на товарища, пока, наконец, Иванов не начал говорить.

— Значит, так, Леша, как я понимаю, ты умудрился снова вляпаться в какое-то дерьмо… Молчи и не перебивай, когда говорят старшие… То, что я «подлечил» сейчас твою девочку — забудь. Она ушла и пусть думает, как жить дальше. А вот, что касается тебя, родимого, тут, извини, все не так просто.

Юрий Александрович грузно зашевелился в своем кресле и закивал головой.

— Правильно, Коля. То, что хотели кого-то «грохнуть» — факт. Только девчонка совершенно «левая», если ее тело и представляет для кого-то интерес, то отнюдь не в остывшем или в поджаренном виде. На реставрациях много денег не заработаешь. Во всяких «МММ» она не участвовала. Ведь правда? (Нертов молча кивнул). И это значит, что причин убивать девчонку, вроде, нет.

— Леш, ты внимательно слушаешь Александрыча? — Осведомился директор агентства. — Старый опер дурного не скажет. Просто он имеет в виду твои недавние похождения и заморочки со всякими народными избранниками и «Транскроссом». Ты уверен, что все вопросы с акциями этой конторы и с богатым наследством покойного Даутова решены?

Алексей, который уже ни в чем не мог быть уверен, лишь молча пожал плечами.

— Правильно, ты тоже не уверен, — удовлетворенно констатировал Арчи, — а это, разъясняю для особо упрямых юристов, значит, что и над благополучием нашей фирмы нависла угроза. Пусть даже гипотетическая, но угроза. А я не хочу, чтобы снова вдруг к нам в окна начали влетать гранаты или какие-нибудь отморозки решили повторить визит к Александрычу, чтобы его «замочить». Я так долго все объясняю, Леша, дабы ты понял, что, независимо от решения этой, как ее?.. — Азартовой, мы будем проверять всю историю. И поручим это Гущину. Он, думаю, по дороге уже догадался получить у твоей девицы дополнительную информацию об ее связях. А что не догадался — поможешь добыть ты… И не морщись, пожалуйста — я абсолютно прав, что тебе превосходно известно.

Нертов был вынужден снова промолчать.

Вдруг офисное кресло, на котором восседал за широким письменным столом начальник сыскного агентства, резво откатилось на маленьких колесиках в сторону. Из-под стола вылезла большая черная собака с рыжими подпалинами. Лениво зевнув в сторону хозяина, который вовремя успел затормозить ногой, чтобы не сбить стоящую неподалеку кадку с пальмой, псина потянулась и направилась к гостю под стенания Арчи: «Мэй, скотина бессовестная, неужели нельзя было просыпаться аккуратнее?».

Впрочем, ротвейлерша Мэй Квин Лаки Стар о’Кэнел, а попросту Маша, и ухом не повела. Она добралась до грустного Алексея, взгромоздилась передними лапами ему на колени и сочувственно провела своим розовым языком от подбородка до лба юриста, мол, не расстраивайся, все будет хорошо.

Серьезный разговор был окончательно прерван длинным монологом сыщика, суть которого в литературном переводе сводилась к тому, что охранная собака не должна дрыхнуть под столом во время работы, а если уж вылезает, то делать это вовремя, аккуратно и при этом не облизывать всяких гостей. Алексей, вытирая обслюнявленное лицо, вставил было, что он не «всякий», а, как минимум, свой. Во всяком случае, именно ему некоторые нерадивые сыщики, уезжая отдыхать в теплые края, оставляют на прокорм свое ненасытное и невоспитанное сокровище.

7
{"b":"545002","o":1}