ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Можно подумать, что это у нас, а не в первопрестольной по две «заказухи» в день, — не сдержавшись вставил Касьяненко, — а руководству, неужто, не известно, что на «земле» делается?

— Старшим в ж… не заглядывают, — нравоучительно изрек начальник ОУР, — что некоторым операм, даже прослужившим без году неделю следовало бы знать.

Но Дима уже закусил удила и бесстрашно вступил в пререкания с руководством.

— Правильно, — начал понемногу «заводиться» оперативник, — мы всегда молчим, будто бессловесная скотина. А нас тем временем, извините, трахают во все дырки и еще, чуть ли не благодарить заставляют: «Спасибо, что изволили вые…ть, Ваше благородие». Не наш ли это зам. министра распинался накануне последних выборов, что мол в городе с приходом к власти нынешнего губернатора произошла серия тяжких убийств? Но неужели ментовскому генералу, как профессионалу, неизвестно, что подобных преступлений гораздо больше происходит в той же Москве и в ряде других регионов России? Или, может, это именно губернатор Петербурга виноват в том, что взрывали московские, буденновские, буйнакские дома? В том, что посреди столицы России убивают известных журналистов, банкиров, политиков? А может, именно губернатор города с завидной периодичностью сменил за последние годы только одних начальников ГУВД — пять человек?..

Начальник ОУР с любопытством смотрел на молодого оперативника, словно раздумывая, на сколько еще хватит у того запала. А Дима, тем временем, понимая, что отступать некуда, отчаянно продолжал клеймить руководство.

— Вон, по генеральским словам получается, что в немалой степени росту криминала (именно в Петербурге-!) способствовали местные власти. Но неужто он забыл основы криминологии? Неужели заместителю министра неизвестно, что рост преступность — нормальная (!) реакция общества на всякую хрень, в нем происходящую? Что ее рост обусловлен, в первую очередь, негативными социальными, экономическими и политическими процессами, проходящими в обществе в целом? Что заявлять о борьбе с преступностью — идиотизм? — Точно с таким же успехом можно воевать с другими общественными явлениями вроде политики или экономики. А эти, великие, туда же: генерал развоевался, утверждает, что именно в Петербурге за последние три года возросло количество преступлений. Что, никто не знает — это откровенное вранье? Не в Питере, а во всей России, которая, как недавно признала та же коллегия МВД, по числу умышленных убийств вышла в мировые лидеры! И проблема эта возникла не вчера, а как минимум, в последние десять лет рыночных реформ с их неизменными спутниками — инфляцией, спадом производства, развалом правоохранительной системы, постоянными сменами руководства всех рангов. Что, зам. министра МВД, не знакома статистика нашего же министерства о состоянии преступности? А помните, как зам. начальника ГУУР МВД Баев еще в 1998 году вещал, что за последние пять лет только число зарегистрированных умышленных убийств и покушений по стране возросло с 23 до 24 тысяч (а в 1999 году достигло 30 тысяч)?..

Начальник уголовного розыска сидел чуть прикрыв глаза, будто задремал, а оперативник продолжал горячиться.

Генерал говорит, мол, исполнительная власть Питера виновата в росте правонарушений. Да, после августовского кризиса 1998 года у нас возросло число краж и грабежей. Но, разве рост этих преступлений характерен не для отдельного субъекта федерации, а для страны в целом, с трудом пережившей последствия августовского финансового кризиса? Или начальству неизвестно, что количество таких тяжких преступлений, как убийство только в прошлом году у нас в городе удалось сократить более, чем на одиннадцать процентов? А московский «папик» с легкостью утверждает, что «нет необходимости глубоко анализировать все тенденции в экономике и социальной сфере. Мы (он лично, что ли — ?!) должны однозначно сказать, что на протяжении трех последних лет обстановка у нас ухудшилась и эта тенденция до настоящего времени не преодолена». Неужели замминистра никогда не задумывался, почему наука криминология считает именно экономические и социальные тенденции основными факторами, влияющими на состояние преступности, причем, не только в отдельно взятом регионе?..

Начальник ОУР, прослужив на «земле» более двух десятков лет, мог, конечно возразить своему подчиненному, что предвыборные взгляды одного милицейского генерала еще не означают мнения всего министерства. Старый сыщик прекрасно помнил и выступление другого руководителя, врио министра Н. Г. Соколова, который, отвечая в январе на обращение губернатора Петербурга, подчеркнул, что «преступность, как сложное общественное явление, зависит… от множества факторов, в первую очередь — социально-экономического и политического характера». Но тогда было другое время: до выборов городского главы оставалось еще более трех месяцев и, судя по всему, команды «фас!», чтобы затравить претендента на губернаторский пост, еще не последовало.

Начальнику ОУР было прекрасно известно, что не Петербург, а Россия в целом вышла в мировые лидеры по количеству тяжких преступлений. И врал милицейский генерал в «Коммерсанте», утверждая, что тенденция роста преступлений в Петербурге не преодолена. В прошлом году в городе сократилось число тяжких преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия; в отличие от всей России, где темпы прироста убийств за два месяца этого года составили плюс четыре процента, в Петербурге этот показатель снизился на шесть процентов. И, если темпы прироста всех преступлений по стране составляют около тех же четырех процентов, то в «криминальной столице» они снижены на двенадцать процентов…

— А замминистра упрекает городские власти в бессилии, — гнул свою линию Касьяненко, — но не лучше ли было напомнить читателям о реакции министерства на обращение туда губернатора города? Там ведь ставился вопрос о необходимости усиления активности МВД… И какие же меры были приняты Москвой в связи с обращением городских властей? — Оказывается, «…работа по раскрытию и расследованию преступлений, указанных в Вашем обращении, осуществляется совместными усилиями правоохранительных органов в рамках действующего законодательства… МВД России во взаимодействии с Генеральной прокуратурой Российской Федерации в пределах своей компетенции осуществляют по расследуемым делам постоянный контроль за проведением оперативно-розыскных мероприятий…». Не так ли отчитывались на пресловутых партхозактивах? Конкретнее некуда! Много нам помогли? Только пинают постоянно. Генерал, блин, оказывается, лично сталкивается «с прямым преступным деянием» руководителей городской администрации, а роль Яковлева в этом, дескать, выяснит следствие. У нас, что отменили презумпцию невиновности? Или прикажете работать по образцу тридцать седьмого года? Фиг вам, я лично без работы не останусь. Лучше на «гражданку» уйду…

Дальше слушать молодого сотрудника у его руководителя не осталось ни сил, ни желания. Поэтому начальник ОУР бесцеремонно прервал оратора, заявив, что завтра тот может катиться хоть в ГИБДД, хоть в рэкетиры, если работать не желает, а сегодня пойдет раскрывать «глухаря».

— И запомните, мне не нужны очередные отписки про эту, как ее, Софью Сергеевну. У меня, в отличие от некоторых сопливых оперов, выслуга на носу. Запомни, студент, п…еть — не мешки ворочать. Рот закрыл — рабочее место убрано. Лучше научись преступления раскрывать. А я на пенсию желаю уйти по-человечески…

Касьяненко, выслушав несколько довольно противоречивых оценок коллег по поводу своего выступления, добрался до кабинета. Там сел на обшарпанный диванчик и уставился пустыми глазами в давно немытое окно, размышляя, что бы еще можно было сделать, дабы доказать, что он способен не только болтать. В этот момент Диме в голову пришла очень простая мысль, суть которой сводилась к следующему: его знакомый Алексей Нертов не случайно оказался у дома погибшей и, тем более, не случайно интересовался ходом расследования. Оснований подозревать юриста в причастности к преступлению у оперативника не было, а из этого следовало, что Нертов по неким причинам занимался параллельным расследованием и, значит, мог подкинуть какую-нибудь информацию.

74
{"b":"545002","o":1}