ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гоша, отправив Олюшку по магазинам, переоделся в серую, не бросающуюся в глаза куртку, нацепил темные очки и высыпал в полиэтиленовый пакет мусор из ведра, стоящего на кухне. Затем он через щелку в занавеске внимательно осмотрел подходы к дому, после чего покинул свою квартиру и, несколько раз оглянувшись по сторонам, направился к неприметному дворику Между Херсонской и Пятой Советской.

Дворик, вроде, ничем особым не выделялся: посередине вытоптанный газончик с огромными тополями, закрывающими пыльными кронами и без того затемненные окна коммунальных кухонь; скелетики бесколесых «москвича» и «запорожца», на которых грелись местные кошки; помоечка у загаженной стенки из красно-бурого кирпича; земля и гравий с заплеванными асфальтовыми проплешинами; бомж, деловито изучающий содержимое мусорного контейнера…

Гоша остановился у входа во дворик и закурил, осторожно оглядевшись по сторонам. Но ни на тихой улочке, ни внутри двора никого подозрительного не заметил. Да и бомж вскоре, засунув в грязную авоську пару таких же грязных бутылок, извлеченных из помойки, отправился восвояси. Подозрительно оглядевшись еще раз по сторонам Азартов решительно направился к мусорным контейнерам. В кирпичной стенке, с трех сторон огораживающей помойку, он довольно быстро нашел заветное углубление. Тогда Гоша извлек из кармана куртки конверт и положил его в это углубление, придавив сверху обломком кирпича. Затем, еще раз оглядевшись, Хрюкин выкинул в контейнер пакет с мусором и, уже не задерживаясь, отправился домой, размышляя по дороге, сколь легко можно передавать любую, пусть даже шпионскую информацию.

Правда, если бы Гоша предварительно прошел соответствующую подготовку, то он бы не стал радоваться своим «подвигам», а при определенном везении смог заметить, что все его действия были под контролем. Один из двух мужчин, сидящих в припаркованных неподалеку от дворика «жигулях», по рации передал необходимую информацию своим работодателям, после чего спешно направился к помойке, извлек оттуда конверт и быстро вернулся к машине.

Вскоре послание было с предосторожностями вскрыто, а после ознакомления с содержимым также аккуратно заклеено вновь и возвращено в помоечный тайник. Этим же утром на столе руководителя сыскного агентства лежала копия гошиного письма, набранного на компьютере: «Обращаю ваше внимание, что заказ в отношении Е. А. должен быть выполнен незамедлительно. В противном случае вы расстанетесь не только с гонораром…»

Арчи, прочитав текст, в сердцах бухнул кулаком по столу: «Я так и знал! Это он свою бабу заказал и Ивана убил. Все, звездец, тебе, подлюга, пришел»…

* * *

Павел понял: больше ждать нельзя. Неделя, данная Тиму на выполнение заказа, истекла и теперь следовало ожидать немедленной расправы с невыполнившим свою работу киллером. «Конечно, — думал Томаков, — Петр может в последний момент выполнить заказ и спастись, но тогда погибнет Аленка. А этого допустить тоже никак нельзя».

Том был хорошо осведомлен, что за последние дни все потенциальные заказчики убийства Леночки Азартовой, а иначе говоря, ее постоянные связи, погибли при весьма странных обстоятельствах. Все, кроме Гоши Хрюкина, числившегося супругом Леночки. А это значило, что потенциальным заказчиком мог оставаться только он. Тома волновало также, что жена Хрюкина куда-то исчезла и ее одноклассник гнал от себя самые дурные мысли, связанные с этим. Он не верил, что Тим, Петр Тимофеев, лучший друг, чья верность была проверена не в похвальбе за бутылкой водки, а в бою, все-таки решился выполнить свое задание — гораздо страшнее казалась ситуация, что пресловутый заказчик решил обойтись своими силами или с чьей-нибудь другой помощью.

— Нет, падла, ты будешь играть по моим правилам, — решил Том, — я заставлю тебя играть. И перед тем, как сдохнуть ты все расскажешь. И про Тима, и про Аленку. И будешь Бога молить, чтобы он тебе поскорее смерть послал, если с ребятами что случилось.

С этими мыслями Павел стал собираться, чтобы отправиться по адресу Азартовой, где по его расчетам можно будет достать господина Хрюкина.

* * *

Киллер тоже не стал советоваться со своим бывшим одноклассником относительно дальнейших действий, но, независимо от Тома, пришел к такому же выводу, что заказчиком убийства мог быть только муж Азартовой, который (очевидно, чтобы обеспечить себе алиби) всю истекшую неделю грелся на Средиземном море. Кстати, именно этой поездкой Тим для себя объяснил и достаточно сжатые сроки для выполнения заказа: всего одна неделя. «И правильно, — рассудил киллер, — именно в это время муж имел стопроцентное алиби. Только теперь он вполне может оставить меня без работы, то бишь без головы. Поэтому, лучше, наведаюсь-ка я сам к нему в гости».

Тим успел выкурить еще пару сигарет, пока придумывал, каким образом лучше действовать и, наконец, пришел к весьма простому, как ему казалось выводу: просто так убивать мужа Леночки нельзя — тогда опасной становится сама вдова. А вот, если она будет вольной-невольной соучастницей, тогда…

«Тогда она уже никуда не денется и вынуждена будет во-первых, молчать — попробуй, поговори, если я тебе ствол в руку вложу и спуск твоими пальчиками нажму — в век не отмоешься… Во-вторых, у Ленки не останется аргументов, чтобы отказать мне в совместной поездке в какие-нибудь дальние страны», — решил киллер и начал накручивать номер трубки одноклассницы.

На жесткое требование Петра немедленно приехать на встречу, Лена пыталась что-то лепетать о загородной командировке и о невозможности вернуться домой, но Тим рявкнул, что это — вопрос жизни и смерти и Азартова вынуждена была пролепетать «да», после чего киллер удовлетворенно стал собираться на свидание с ее мужем.

Будучи уверенным в успехе, убийца не ожидал никаких подвохов, а потому не связал скоропалительное бегство одноклассницы с чьим-то приказом (мало ли, по каким делам решила поехать за город руководительница «Капители»). Но это было очередной ошибкой, так как Азартова скрывалась именно по прямому требованию Юриста, который во время ее телефонного разговора с киллером сидел рядом, уставившись на Лену так, что у той бегали мурашки между лопатками. Ее вымученное «да» прозвучало только из-за присутствия Нертова, которого последнее время несчастная женщина почему-то начала опасаться не меньше, чем одноклассника.

«Этот, со своими принципами, придушит и глазом не моргнет, — думала Лена, — а потом, поправив галстук заявит, что я просто совершила самоубийство. И, самое страшное, ему все-все поверят».

Лена вспомнила, как безоговорочно повиновались Юристу хмурые парни, вывозившие ее за город, как один из охранников, оставшийся присматривать за беглянкой, при расставании с Юристом мрачно хмыкнул: «Не боись. Ежели чего — всех тут и положим». И длинно, смачно сплюнул в сторону дороги. «Эти, точно, положат всех, — с ужасом думала Лена, — и меня заодно… Зачем я только связалась с ними… Ох, какая же я дура, сколько раз слышала о чекистских и ментовских «крышах» и, на тебе, попалась»!..

На самом деле страхи хозяйки «Капители» были абсолютно беспочвенными — сыщики и Юрист делали все, чтобы за короткое время, обезопасив строптивую клиентку, найти ее убийц. А эта самая строптивица только мешала работе, скрывая ценнейшую информацию о киллере. В результате количество трупов только увеличивалось.

И лишь сегодня, когда Нертов неожиданно нагрянул в загородный домик, Азартова была вынуждена заговорить. Последним аргументом, после которого несчастная сказала «А» и уже не смогла остановиться до конца рассказа, было заявление Юриста о происшествии в порту и о причастности к нему сожителя Кристины, труп которого сейчас благополучно гримировали в морге.

— …А вы, Елена Викторовна, если хотите, — придвинулся к женщине Алексей, — можете и дальше молчать. Но свидетелей кроме вас (он вдруг как-то нехорошо улыбнулся и подмигнул Азартовой)… Кроме вас и киллера (Леночка вздрогнула, решив, что и про Тима Юристу все известно) не осталось. А я через десять минут вывезу вас в город, где высажу возле вашего офиса… А вы знаете, как Они пытают?..

86
{"b":"545002","o":1}