ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Незнакомец, откинувшись назад, рухнул на ковер рядом с трупом Гоши Азартова.

Олюшка, для нервов которой увиденного было более, чем предостаточно, почти теряя сознание от ужаса и запаха смерти, с трудом села, а затем поднялась на ноги, чтобы поскорее убежать от всего кошмара, который ее окружал. Она недоуменно смотрела на пистолет, который продолжала сжимать немеющими пальцами, не смея верить, что только сейчас она из этого невзрачного предмета убила человека. В этот момент входная дверь с грохотом распахнулась, в квартиру стремительно вскочил еще один незнакомец, в руках которого холодно блеснул вороненой сталью «ТТ»…

* * *

…Прознав про некоторые эпизоды операций поставок оружия и боеприпасов, за головы схватились даже пронырливые фээсбэшники, за которыми как-никак стояла вся мощь государственной карательной машины. Что уж тут говорить о частных сыщиках…

Где-то в кулуарах больших кабинетов дело хотели было замять, обдумывая, куда бы девать не в меру ретивных оперативников, но просчитались: видимо, кто-то из оперов не захотел плавать где-нибудь в болоте с привязанной к шее железякой. Во всяком случае, пошла утечка информации и в газете «Калейдоскоп» одна за другой появились две сенсационных статьи некоего Юрия Нерсесова, в которых рассказывалось о весьма любопытных подробностях экспорта патронов для «Аграна» и МГ-42.

Буквально за полчаса до того, как Юрист дозвонился до руководителя сыскного агентства, один из его сотрудников, работавший по делу, успел доложить о результатах своих поисков. Выяснилось, что журналюга подстраховался и умудрился передать весь имеющийся в его распоряжении компромат в Гос. Думу Виктору Илюхину. Идея была, прямо скажем, неплохая: журналист опасен только до тех пор, пока он не успел написать материал и избавиться от компромата. Вышла газета в свет — писака может спокойно идти получать гонорар, а что касается компромата — это уж головная боль его очередного обладателя.

Как сообщил своему руководству сыщик, Юра Нерсесов продолжает жить, здравствовать и писать всякие гадости. Что же касается Илюхина, то вскоре после передачи компромата в этого депутата попытались стрелять, впрочем, к счастью, менее успешно, чем в генерала Рохлина…

Из всего сказанного Арчи выводы сделал очень быстро и, когда удалось соединиться с Юристом, руководитель сыскного агентства потребовал, чтобы тот немедленно прекращал самодеятельность.

— Леша, все гораздо серьезнее, чем мы считали. Немедленно бросай все и дуй ко мне! — Кричал в трубку Арчи в то время, как Нертов пытался объяснить необходимость срочно ехать домой к Азартовой. Чтобы там задержать киллера. — ты слышишь? Немедленно!..

— Коля, я не могу. Там убийца, пришли кого-нибудь из ребят, чтобы подстраховали, — пытался гнуть свое Нертов, — мы с коллегой тоже скоро подъедем.

— Послушай, Леша, я тебя никогда ни о чем не просил. А сейчас прошу. Прошу первый и последний раз: не езди туда сам. Ну, что мне, на колени перед телефоном бухнуться?..

Нертов был очень озадачен поведением друга и его крайним волнением. Поэтому, не желая вступать в дальнейшие дискуссии, он пообещал, что приедет в агентство. «Но я же не сказал, что сначала все-таки не загляну к Азартовой, — рассудил про себя он, разъединив связь, — значит, не соврал. Поэтому быстренько едем к господину Хрюкину»…

* * *

Олюшка недоуменно смотрела на пистолет. В этот момент входная дверь с грохотом распахнулась, в квартиру стремительно вскочил еще один незнакомец, в руках которого холодно блеснул вороненой сталью «ТТ».

Держа оружие перед собой в вытянутых руках, незнакомец шагнул в комнату и чуть не споткнулся о труп киллера. «Тим!.. Друг…». Пистолет чуть дрогнул в руке вошедшего, но тут же снова замер, уставившись прямо между глаз несчастной девушке.

— Ты его убила? — Ты. — Сам себе ответил мужчина. — Значит, я просчитался. Это ты, маленькая сучка, заказала Аленку. Ты решила устроить семейное гнездышко на чужой крови…

Олюшка отрицательно замотала головой и попыталась что-то пролепетать в свое оправдание, но незнакомец грубо прервал ее.

— Молчи, дрянь, пока тебя не спрашивают. Ты уже сделала все, что могла: хотела убить женщину, которую я люблю. Ты пыталась сделать это руками моего лучшего друга, а потом застрелила его, когда поняла, что он хотел спасти Аленку. Но ты, мелкая и подлая дрянь, просчиталась. И больше из-за тебя никто не погибнет…

Павлу показалось, что в этот момент девушка попыталась выстрелить в него, хотя, на самом деле, ее рука, судорожно сжимавшая пистолет, лишь предательски дрогнула. Но Том не стал разбираться в нюансах поведения «заказчицы». Ему было и так ясно, что перед ним — хищница, готовая на все ради собственного спасения. Поэтому, не ожидая, когда Олюшка нажмет на спуск, Павел выстрелил первым. Промахнуться с метрового расстояния было невозможно и через мгновение тело Олюшки уже распростерлось с простреленной головой на ковре.

Том, опустив оружие, некоторое время опустошенно стоял, уставившись на погибшего друга. Он все еще не мог поверить, что опоздал, ведь за последние дни он столько успел сделать для спасения Петра и Леночки Азартовой. Это он, Томаков Павел, сумел принять на себя то бремя, которое не решилась взвалить на одноклассников Аленка: из-за недостатка времени на поиск конкретного заказчика ликвидировать всех потенциальных врагов Азартовой. Да, некую Софью Сергеевну убили и без него, но это была лишь случайность: Том заранее успел облюбовать уютный чердачок во дворе дома, где жила компаньонша Леночки. Из окна этого чердачка, находившегося не более, чем в сорока метрах от противоположной стены дома, было плевым делом пустить пулю в потенциальную заказчицу убийства. Но тогда Тома опередили. За то все остальные…

Как бы сильно не задумался Том, но он услышал тихий звук осторожно открываемой входной двери. Моментально собравшись, Павел шагнул в сторону, укрывшись за платяной шкаф. Практически одновременно он взвел курок своего «ТТ»…

* * *

…В то время, как машина с Нертовым и охранником мчалась по новенькой Ушаковской развязке по направлению к центру города, осиротевший олюшкин «Котик» тоже размышлял о делах насущных. Он правильно рассчитал: частные сыщики заглотили наживку с письмом.

«Теперь вы будете разбираться с Хрюкиным, как миленькие, — думал «Котик», — на Олюшку, которая дала этому придурку поручение бросить письмо («Ах, у меня влюбленная подружка! Ах, у нее ревнивый муж! Ах, Ромео и Джульетта»…), они выйти уже не успеют, так как будут играть по моим правилам. А вот свидетелей событий в порту скоро совсем не останется. Совсем. Я, естественно, не в счет, потому что не свидетель, а скромный труп». И «Котик» беззвучно рассмеялся…

— Да перестань же мелькать перед глазами, — пробурчал Юрий Александрович, смотря на своего шефа, нервно расхаживавшего по кабинету, — сядь и жди спокойно. Сейчас Юрист подъедет и все вместе свалим отсюда.

— Подъедет, — задумчиво отозвался Арчи и вдруг, прекратив расхаживать, быстро повернулся с своему коллеге, — а ты знаешь, куда он подъедет? — Не знаешь? Так я тебе скажу: он сейчас где-то в районе дома этой самой Азартовой и вот-вот начнет разбираться сам со всеми киллерами и заказчиками. Неужели ты еще не понял нертовский характер?..

Последние слова руководитель сыскного агентства произнес уже выскакивая из кабинета и чуть ли не бегом направляясь к выходу, чтобы немедленно ехать на выручку друга. Следом за Николаем грузно запереваливался и старый оперативник, по пути проклиная «молодых да горячих», которым, дескать, спокойно не живется…

А в это время Нертов, добравшись, наконец, до заветного дома, указал спутнику на пожарную лестницу во дворе — колодце.

— Видишь ее? Слева, на четвертом этаже два окна. Это — та самая квартира. Я иду наверх, а ты страхуй здесь. Если что — действуй по обстановке.

Убедившись, что спутник все понял правильно, Алексей не спеша направился к парадной.

89
{"b":"545002","o":1}