ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Убедившись, что Юрист не торопится, охранник решил, что до того, как напарник поднимется в квартиру, вполне можно успеть справить малую нужду. Рассудив таким образом, он подошел к пожарной лестнице, благо внизу от большей части двора ее прикрывал навес над запертым на огромный замок входом в подвал.

«Кайф, вечный кайф!» — вспомнил охранник старый анекдот, обильно смачивая стену дома. Но все удовольствие оказалось испорченным криком какого-то жильца с пятого или шестого этажа, явно находившегося если и в трезвом, то в весьма неблагодушном настроении.

— Ты чо, падло? Ссать больше негде? — Возмущенно проорал лысоватый мужчина в застиранной майке. — Я, блин, сейчас тебе устрою орошение!.. — И в растерявшегося охранника полетела трехлитровая банка с водой, до того, очевидно, стоявшая на подоконнике квартиры любителя порядка, рядом с цветочными горшками. — Получи, фашист, гранату!..

Охраннику удалось увернуться от летящей банки, но, тем не менее, отскочившие от асфальта осколки стекла и вода попали на светлые брюки незадачливому сотруднику сыскного бюро.

— Ты что, козел? — закричал парень на гражданина. — Тебе жить надоело? Блин, сейчас поднимусь — рыло тебе начищу!..

Но «бомбометатель» оказался не из робкого десятка и следом за трехлитровой банкой в окно один за другим полетели два горшка с цветами. А следом за ними — увесистый том какой-то энциклопедии и флакон с дихлофосом. Последний при падении взорвался, вызвав новый приступ энтузиазма защитника порядка и поспешное отступление охранника («Я, блин, сейчас тебя достану»!)…

Дальше слов дело не пошло, так как сотрудник сыскного агентства должен был работать во дворе, а не разбираться с его обитателями. Поэтому парень просто отошел подальше с глаз негодующего «бомбометателя» и затаился под аркой, продолжая наблюдать за указанными ему окнами.

* * *

…Услышав тихий звук осторожно открываемой входной двери, Том шагнул в сторону, укрывшись за платяной шкаф и взвел курок своего «ТТ». Через короткий промежуток времени он услышал, в прихожей крадущиеся шаги. Потом в комнату ступил незнакомый Павлу мужчина. Он, вроде бы, не был вооружен, но плотное телосложение и манера поведения не порождали иллюзию безопасности. Поэтому, когда незнакомец сделал очередной шаг, Том, быстро отскочив чуть подальше от шкафа и, направив оружие на вошедшего, потребовал: «Стоять! Спокойно. Дернешься — убью».

Дальнейшее поведение незнакомца подтвердило опасения Тома в его опасности, но, в то же время, не давало оснований стрелять.

Услышав повелительный окрик, вошедший не дернулся перепугано, как бы на его месте поступило большинство граждан. Он плавно остановился, медленно повернул голову в сторону Тома и, улыбнувшись, негромко, чуть нараспев произнес концовку известного анекдота:

«— Стой, стрелять буду.

— Стою.

— Стреляю…». Держу пари, что в армии вы не раз слышали этот изумительный анекдот… Только умоляю, не уподобляйтесь чурке-часовому и не держите так судорожно палец на спуске, а то и правда, ненароком пальнете… Вы, как я понимаю, Тим? — Так у меня для вас большущий привет от Леночки Азартовой. Она, кстати, очень волнуется о вашем здоровье…

Внешне казалось, что говоривший очень миролюбив и спокоен. Но, на самом деле, он был крайне собран и лишь ожидал подходящий момент, чтобы, успокоив убийцу и притупив его бдительность, сделать то, за чем пришел сюда. «Пришел, но опоздал и, к тому же, влип. — С горечью подумал он про себя. — А киллер — вот он, живой и здоровый. И следующая жертва — я».

Тем не менее, последние слова незнакомца заставили Павла отказаться от своего намерения выстрелить или, по крайней мере, оглушить вошедшего, чтобы спокойно улизнуть из квартиры.

— К-какой привет?.. От какой Леночки?.. Впрочем, что тут придуриваться? — Я не Тим, а его друг. Мы опоздали. И вы тоже. Петр, вон он, справа от вас. А левее — его убийца, подлая дрянь. Кстати, к вы кто такой?

— Я-то юрист госпожи Азартовой. Меня Алексеем зовут. А с чего это вы взяли, что убийца — эта девушка? Она же, по-моему, любовница покойного Гоши и последнее время благополучно жила с ним на югах…

— Я же сказал, что опоздал, — ответил Том, — а она… Она стояла тут, посреди комнаты. И ствол у нее в руке чуть ли не дымился. Что, не чувствуете гари?

— Почему же, чувствую, — согласился Нертов, поглядывая на пистолет в руках собеседника, — только, простите, не от вашего ли «ТТ»?.. Не думаю, что девушка сама себе между глаз из пистолета засадила. Пусть даже она и была хоть киллером, хоть заказчиком.

— А-а, — медленно протянул Том, — значит, об этом вам тоже известно? О том, что Аленку заказали? (Нертов неопределенно пожал плечами). Ну, и если вы такой умный, то, спрашивается, какие у вас есть идеи?..

Идеи у Нертова, конечно, были. Самая заманчивая из них — резко уйдя в сторону, из-под направления выстрела, переломать шейные позвонки человеку с пистолетом, до которого было теперь не более трех шагов. Правда, тут мог помешать стоящий посреди комнаты стол, ограничивая маневр и поэтому Алексей все еще выжидал. Была и другая мысль: поговорить с убийцей. Успокоить его. Получив заодно максимально возможное количество информации, а потом… Потом, опять же, бросок с уходом с линии огня и удар… Но, естественно, о сокровенных желаниях Юрист рассказывать не стал.

— Идеи у меня есть, безусловно. Самая основная, что вам не плохо было бы убрать ствол и сдаться… Нет-нет, — заметив, как напрягся собеседник, постарался успокоить его Алексей, — я не собираюсь тягаться с вами силами. Только, извините, внизу — машина с моими коллегами. А они вас так просто не выпустят. Если не верите, — продолжал блефовать Нертов, — выгляните осторожно в окно. Только не здесь — тут двор, а на улицу, из другой комнаты. Лишний труп вам ни к чему, прыгать в окно не советую — четвертый этаж, понимаете, асфальт внизу — жестко и неприятно…

— А про пожарную лестницу напомнить забыли, да? — Том недобро улыбнулся и, перейдя на «ты», добавил, — Послушай, парень, я не знаю, какие у тебя отношения с Аленкой, но я уйду, когда и куда захочу. А если кто-нибудь встанет на моем пути — пусть пеняет на себя. Кстати, давай-ка, аккуратно и медленно снимай пиджак и бросай его на пол, а я посмотрю, где у тебя может быть ствол…

Нертов повиновался, тем более, что оружия у него не было. Затем, по команде Тома, приподнял брюки, демонстрируя отсутствие «наножной» кобуры и показал спину (сзади, за ремнем брюк, посторонних предметов не оказалось).

— Так, — удовлетворенно констатировал Том, отходя к окну и продолжая держать Нертова на мушке, — один — ноль в мою пользу. Мочить тебя, пожалуй, я не стану в память о дружбе с хозяйкой квартиры, но и рисковать не буду. Сейчас ты будешь спокойно стоять. Намерения проверять, не блефуешь ли ты с машиной у меня нет. Поэтому, я уйду по пожарной лестнице. И не вздумай заорать — тогда уж я не промахнусь…

— Иди, — вздохнул Нертов, — только сколько ты еще сможешь пробегать после всех дел… Я имею в виду твои приключения в порту и стрельбу из «мухи»…

Том, который уже успел взобраться на подоконник и, высунув руку в открытое окно, нащупать металлическую лестницу, на миг задержался: «Ну-ка, объясни, не понял»…

Но объяснить ничего не удалось. С грохотом распахнулась входная дверь и в квартиру, громко топая, ворвался Арчи в сопровождении Юрия Александровича, за спинами которых Нертов успел заметить еще какие-то фигуры в тот момент, как убийца начал судорожно нажимать на спуск «ТТ».

Последнее, что успел сделать Алексей, до того, как прозвучал первый выстрел — броситься вперед, к убийце, но без ухода в сторону, прямо по линии огня, закрывая своей грудью товарищей. Удар и резкая боль в груди задержали бросок, Нертов попытался было еще шагнуть ближе к стрелявшему, но последовал очередной удар и сознание померкло.

Том, увидев ворвавшихся в комнату вооруженных людей, сделал несколько выстрелов в их сторону, но попал только в бросившегося на пистолет безоружного Юриста. Не теряя больше ни секунды времени, убийца схватился руками за пожарную лестницу и попытался поставить на нее ногу, чтобы немедленно спуститься вниз. В этот момент с подоконника квартиры, расположенной двумя этажами выше, прямо на голову Тома рухнула тяжелая тумбочка, отправляя его в свободное падение на дно двора-колодца.

90
{"b":"545002","o":1}