ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не начинай, Палыч, – прервал Пахомова Костя. – Были не правы, в дальнейшем не повторится, да и недалеко мы смотались, так, пару кругов в радиусе двадцати километров и все, под вечер ведь дело было.

– Ладно, – смилостивился комполка. – Впредь кто-то должен в лагере быть или командору пожальтесь, что не справляетесь, и он вам живо старшего координатора организует, Прохорова или Лютерса.

Комбаты согласно кивнули головами и, негромко переговариваясь, направились в расположение своих подразделений.

– Да, брат Ратмир, чуть не встряли мы с тобой, – сказал Костя.

– Это точно, – откликнулся росс.

– Тогда давай сегодня я побуду на управлении, а завтра ты, идет?

– Да я-то согласен, но сам знаешь, у меня опыта пока не хватает.

Костя усмехнулся и язвительно заметил:

– Это ты кому другому рассказывай. У себя воевал, здесь батальоном командуешь, на Тунуз ходил да у Кудрявцева в доверии, так что не отмазывайся.

– Хорошо, пусть будет так, – Ратмир шутливо поднял вверх руки. – Сдаюсь!

– Вот и договорились, – сказал Костя, когда они уже входили на импровизированное вертолетное поле. – Иди готовь бойцов, а мне должны позвонить.

Костя убежал в палатку связистов, а Ратмир занялся тем, чем и должен заниматься командир перед выходом или поиском – инструктажем бойцов, проверкой снаряжения и оружия. Народ подобрался тертый, не новички, и излишней бравадой никто не страдал, хоть и не в первый раз слышали все то, что комбат-росс говорил, но внимали предельно сосредоточенно.

Через пятнадцать минут Ратмир дал команду грузиться и направился к одной из машин, но по пути был перехвачен Алениным.

– Ратмир, – начал Костя, – тут такое дело. Сан Саныч звонил и попросил, ну, типа по дружбе, приглядеть ему хорошее местечко под феод. Сам понимаешь, чтобы река рядом была, поля, лес, и главное, чтобы от Врат недалеко, а ко всему прочему – никаких болот поблизости, у Сан Саныча на них аллергия.

Росс широко улыбнулся и ответил:

– Сделаю в лучшем виде, уж в этом я кое-что понимаю.

– Ну, тогда удачи!

Ратмир запрыгнул в вертушку и по УКВ скомандовал:

– Все на борту. Взлет! – Конечно, можно было просто просунуть голову в кабину и сказать это лично, но и связь проверить тоже надо.

Модернизированный вертолет Ми-24 раскрутил лопасти винтов и, мягко оторвавшись от земли, направился на северо-восток. Бойцы прилипли к бортовым иллюминаторам. Ну, а Ратмир уселся за выставленный в открытую дверь «крокодила» черный ствол пулемета «Печенег».

Прошло пять минут полета, десять, двадцать, а пейзаж все не изменялся, внизу все тот же запорошенный снегом темный лес и поросшие низкорослым кустарником небольшие поляны.

– Ратмир, – вызвал его летчик. – Пятьдесят километров уже проскочили. Курс меняем?

– Нет, давай дальше. Там что-то будет.

– Опять колдовство?

– Нет, чутье.

– Понял, курс не меняем, – ответил летун.

Через пятнадцать минут один из сидящих по правому борту бойцов подошел к Ратмиру и, похлопав комбата по плечу, сказал:

– Командир, справа мелькнуло что-то, хаты вроде как, да и дымок был.

Ратмир кивнул головой, мол, понял тебя, и вызвал летчиков:

– Справа, две минуты назад, что-то видели?

– Нет, все то же самое.

– Разворачиваемся обратно, и влево немного забирайте.

Вертушка накренилась, развернулась, и через несколько минут раздался голос летчика:

– Точно, видим деревеньку дворов в пятнадцать, поля, дымы.

Впрочем, он мог этого и не говорить, Ратмир и сам уже все увидел, когда «крокодил» проходил над селом.

– Доклад на базу с нашими координатами. Спускаемся в центре села, там вроде площадь небольшая есть. Вам как, места хватит?

– Доклад отправлен. Сядем как раз впритирку.

Росс обернулся к своим:

– Действуем по плану, хватаете языка, переводчик цепляете, и ко мне. Глядеть в оба, кто их знает, что тут за народ живет.

Ми-24 еще не успел коснуться колесами земли, а бойцы Росского батальона уже прыгали вниз и парами вламывались в неказистые домишки вокруг площади. Залаяли собаки, закудахтали куры во дворах, и через пару минут к комбату подтянули трех местных жителей весьма затрапезного вида. Лицом они были похожи на европейцев, вот только под слоем сажи, грязи и какого-то жира понять это было трудновато.

– Командир, – доложил один из бойцов. – Во дворах только эти, ни женщин, ни детей, а из хозяйства пять собак и два десятка кур.

– Чья это земля? – спросил Ратмир одного из оборванцев.

Тот, к кому росс обратился, быстро затараторил:

– О, светлый повелитель, приказывающий дракону, мы все рабы властелина пустоши Цыцы.

– Где женщины и дети?

– Дык, это, все в замке, вернутся только весной на полевые работы.

– Где замок?

Крестьянин попытался привстать, но бойцы не дали ему этого сделать, и он, обернувшись, указал грязным пальцем на присыпанную снегом грунтовую дорогу:

– Вот по ней три дня пути.

– Три дня на чем?

– Пешком, конечно, светлый повелитель, – недоуменно произнес оборванец.

– Сколько людей в замке?

Лицо местного жителя расплылось в благостной улыбке, и он сказал:

– Много, в замке люди на зиму с десяти сел собираются, и это почти шестьсот человек.

– А вы почему здесь одни зимуете?

– Дык, охраняем дома от дикого зверья и шамхулов.

– Шамхулы, кто такие?

При этом вопросе крестьянин испуганно заозирался, понизил голос почти до шепота и произнес:

– Это твари бездны, приходящие в зимнее время за нашими женщинами. Победить их невозможно, они закованы в железо, и никто не видел их лиц.

– Так как же вы охраняете хозяйство, если они непобедимы? – усмехнулся росс.

– Мы прячемся в подвал, а шамхулы чуют, что женщин нет, и уходят.

С двоих все время молчавших крестьян сняли переводчики и отпустили, а с собой, в качестве толмача, прихватили только одного, самого говорливого. Ратмир и его бойцы вновь загрузились в вертушку и отправились вдоль дороги к замку местного правителя.

Замок располагался километрах в шестидесяти по прямой и представлял собой четыре мощные башни, которые были соединены высокими и прочными стенами.

«Явно не местные доходяги-оборвыши строили», – подумал комбат россов и дал команду снижаться в поле перед воротами.

«Крокодил» приземлился, и Ратмир, в сопровождении трех бойцов и крестьянина, направился к замку, где в это время забегал по стенам народ и взвыл сигнальный рог, а через мгновение его поддержал своим звоном колокол одной из башен. Подойдя вплотную, комбат россов оглянулся и чуть не зажал нос от отвращения. Вдоль стен валялись груды мусора, нечистот и костей, а поверх все это украшали ясно видимые на недавно выпавшем снегу желтые пятна мочи. Видимо, местные жители и охрана не утруждали себя такими постройками, как туалет и помойка, и потому все отходы своей жизнедеятельности вываливали сразу за стену.

С башни свесилось несколько голов, которые с любопытством и опаской рассматривали одетых в чистенькие земные комплекты «Арктика» и перетянутых разгрузками с боезапасом россов. Ратмир толкнул бывшего с ними крестьянина в бок и сказал:

– Повторяй за мной, толмачить будешь. Твои друзья в замке не поймут мои слова, но я буду понимать вашу речь.

– Все понял, повелевающий драконом светлый господин, – закивал тот.

– Скажи, что к властелину пустоши Цыцы прибыли послы от его нового соседа, светлого повелителя Тимофея фон Кудрявцева.

Толмач начал выкрикивать все это собравшимся на привратной башне людям, а те побежали за своим начальником. Минут через пять появился толстый господин средних лет, выделяющийся среди остальных только куцей и драной шубенкой с расстегнутыми на пузе пуговицами, а так все то же самое – грязные сальные волосы и перепачканная морда лица.

Местный босс, судя по всему, был в легком подпитии и, навалившись на стену, прокричал:

– Кто вы такие, что посмели нарушить мой покой, господина и повелителя всех пустошей на восток от Гредмара? Вам не испугать меня драконом, чужеземцы, ведь даже шамхулы не могут проникнуть сюда.

3
{"b":"545020","o":1}