ЛитМир - Электронная Библиотека

К сожалению, на этом гадости не закончились. С самым невинным видом Марлон подвёл к Ви мосластую кобылу, на которой возлежало несимметричное дамское седло с двумя громоздкими луками с левой стороны.

— Издеваешься? — гневно спросила Ви.

— Отнюдь, — Марлон гаденько ухмыльнулся. — У нас все по высшему кайсианскому разряду.

Не дожидаясь ответа, бесцеремонно запихнул Ви на кобылу и сам запрыгнул в седло.

С непривычки ехать, повернув ноги набок, было очень неудобно. Все мышцы затекли. Каждое колыхание конской спины отдавалось глухой сосущей болью. Только к концу третьего часа Ви привыкла и смогла немного расслабиться, наслаждаясь пейзажем.

Степь. Прямая и плоская, насколько можно окинуть взглядом, уходившая далеко за горизонт. И невероятно яркое синее небо над головой с причудливыми клубами облаков, сверкавших на солнце. Воздух был свеж и напитан густым терпким ароматом разопрелых трав. На лёгком ветру едва заметно колыхались высокие желтеющие колоски, роняли в плодородную землю зёрна, с шелестом обнимая стройные лошадиные ноги, ласково целуя мохнатые животы. Звонко стрекотали кузнечики, слаженным хором сопровождая кавалькаду.

Табун был виден издалека. Порядка двух сотен голов. Тощие подсосные кобылы с приплодом мохнатых потешно-длинноногих детёнышей, пузатые жерёбые самочки, драчливый молодняк и хмуро следящие за ними подслеповатые старики. Взрослые — сплошь белые с желтеющей на концах гривой и хвостом, темноватая мелочь с едва проклюнувшимися серебристыми яблоками по корпусу. И их громадный, черней вороного крыла защитник. Единственный вскинул голову в сторону приближающихся всадников.

— Спешивайся, — скомандовал Марлон.

Ви тут же спрыгнула, счастливая выбраться из кайсианского орудия пытки и размять затёкшие конечности.

— И прощай, — подмигнул Марлон и во весь опор помчался прочь, увлекая за собой кобылу Ви.

Степь огласило басовитое ржание. Ви испуганно обернулась. Вороной вытянулся струной и заорал во всю глотку. Лошади разом бросили свои дела и напряглись. В одно мгновение сорвались с места и полетели. Громовой топот оглушил. Ви сжалась и зажмурилась, предчувствуя, что вот-вот окажется под копытами. Это месть! Зачем доверилась Марлону? Дура!

Сердце зашлось бешеным грохотом. Лёгкий толчок слева, потом справа. Ещё и ещё. И вот Ви уже не может удержать равновесие. Упадёт ничком, прикрывая руками голову, и останется от неё лишь жалкая лужица втоптанной в землю крови.

Что-то дёрнуло за шиворот и поставило на ноги. Ви удивлённо распахнула глаза и повернула голову. Прямо за её спиной стоял королевский камаргу и внимательно изучал проницательными карими глазами. Тонкие ноздри широко раздувались, со свистом втягивая её запах. Нижняя губа задумчиво отвисла, показывая внушительные зубы.

Ви передёрнула плечами, достала из кармана кусок рафинада и дрожащей рукой протянула жеребцу, отчаянно надеясь, что он не оттяпает ей пальцы. Конь подозрительно глянул на маленький белый кубик, понюхал и аккуратно слизнул. В руку летели мелкие крошки, пока жеребец хрустел, пробуя лакомство на вкус. Осмелев, он принялся шарить по карманам в поисках добавки. Ви спешно скормила ему все свои запасы сахара.

Не такой уж жеребец и страшный. Почему у Марлона не получалось его изловить?

Над головой раздалось гулкое механическое гудение. Ви отшатнулась, запоздало вспомнив про раптор. Конь взвился на дыбы, но его тут же накрыло металлическим контейнером. Пронзительно взвизгнув, жеребец принялся колотить копытами об обшивку и драть её зубами. С едва слышным щелчком автоматика выпустила в него несколько инъекций транквилизатора. Не помогло — конь захрипел и принялся ещё яростней молотить по контейнеру.

— Сколько же в нём адреналина! — восхитился Марлон, уже вернувшийся из укрытия. — Такая доза и слона бы свалила, а у этого ни в одном глазу.

Ви понурилась, чувствуя себя предательницей. Ничего, на Кайсе у жеребца будет сытная еда и крыша над головой.

Как будто это что-то значит, когда у тебя отнимают свободу и родину.

* * *

Несколько недель после возвращения прошли в тишине и забвении. Путешествие домой не залечило раны, а только растравило душу. Ви тенью бродила по узким винтовым галереям Железного города, отыскивая укромные места, где её бы не смогли потревожить даже андроиды. Однажды она тайком пробралась на самую высокую башню заброшенной обсерватории, желая посмотреть закат. Нажала на кнопку люка. Заржавевший механизм с тугим скрипом убрал прозрачный купол. Ви ступила на узкий парапет, чтобы быть поближе к небу.

Солнце нырнуло за горизонт столь стремительно, что она ничего толком не успела разглядеть. Стало грустно. Ви подошла к краю. Один шаг — и её примет в свои объятия милосердная ночная мгла. Заберёт все воспоминания и сожаления, оставив лишь покой вечного сна.

Закрыв глаза и расставив руки в стороны, Ви оторвала носок от парапета и медленно вытянула навстречу бездне. Один шаг — и свободу уже никто не отнимет. Затаила дыхание. И уже была готова оттолкнуться, как её схватили и затянули обратно в обсерваторию. От отчаяния Ви вцепилась зубами в державшую её руку.

— Совсем ополоумела?! — послышался разъярённый голос Марлона. Ви нехотя разжала челюсть. — Если хочешь свести счёты с жизнью, найдётся и более достойный способ.

Она глубоко вздохнула, приходя в себя.

— Как ты меня нашёл?

В темноте выхода зловеще мерцали искусственные глаза андроидов.

— Пушэ вшил твоим стражам программу слежения. На всякий случай, — Марлон пожал плечами и протянул руку. — Идём — время не ждёт.

* * *

К оазису Моншаль подобрались со стороны, где Ви ни разу не была. Здесь располагались тренировочные площадки для дорогих скаковых лошадей. Возле каждого входа дежурили вооружённые до зубов охранники. Скачками и тотализатором заправляла мафия. Если у тебя не было покровителя с «теневой стороны», твоя конюшня вряд ли бы выстояла и день: животных бы отравили, а строения сожгли.

Покровитель у Марлона, видимо, был неплохой, раз помог бывшему вояке так быстро наладить дело.

Королевского камаргу прятали в тайном подземном ангаре. Здесь же соорудили небольшой круглый загон для заездки норовистого жеребца. Его как раз оседлали и разминали на корде. Ви узнала коня с трудом. Камаргу полностью обрили и покрасили в белый цвет каким-то сверхстойким химическим составом, чтобы никто не заподозрил, что коня завезли на Кайсу контрабандой. Он как будто перепал, уменьшился в размерах и не выглядел уже таким страшным, смирно труся по кругу следом за привязанной к трензелю верёвкой. Ви ласково улыбнулась ему. Жеребец угрожающе набычился и прижал уши. Видно, предательства так и не простил.

— Не смотри, что он сейчас спокойный, — предупредил Марлон. — Мы уже три недели его гоняем, чтобы пар сбросил. Уздечку и ту под наркозом пришлось надевать. Теперь вот всадника найти не можем — он никого не подпускает. Пушэ предложил тебя. Говорит, если ты его поймала, то и ездить сможешь.

— И ты не сказал старику, что он бредит? — усомнилась Ви. — Я же шею сверну!

— Лучше здесь, чем сигая с крыш, — Марлон водрузил ей на голову каску и позвал коновода с жеребцом. — Хотя бы польза будет — Пушэ наконец-то от меня отстанет.

Жеребца подвели к высокой табуретке. Поднявшись на неё, Ви осторожно продела левую ногу в стремя и плавно перенесла на нее вес. Коновод с Марлоном держали камаргу с двух сторон, чтобы не брыкался. Ви легла животом на седло, позволяя коню привыкнуть. Потом перенесла правую ногу через круп и также плавно продела во второе стремя.

— Хорошо! — похвалил Марлон. — Давай попробуем пройтись шагом. Только за повод не тяни.

Ви кивнула, стараясь не показывать страха, хотя ощущения были такие, будто она сидит на бомбе замедленного действия. Когда рванёт, никто не знает.

Шаг у жеребца оказался высокий, размашистый. Словно в утлой лодчонке на мощных океанских волнах раскачиваешься. Ви глубоко дышала, стараясь не пугаться каждого неверного движения мускулистой конской шеи.

2
{"b":"545027","o":1}