ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда скажи, почему именно в нашем районе за последние две недели произошли три ритуальных убийства?

— Откуда я знаю? Спроси лучше у этих школьников-псевдосатанистов.

— Каких еще школьников?

Ника театрально закатила глаза.

— Володь, кто из нас из квартиры не выходит, а? Совсем со своей работой ничего вокруг не замечаешь. Группа старшеклассников в соседней школе, ходят в черных рясах с перевернутыми крестами на спине. Хулиганят, громкую музыку слушают. Говорят, они еще и наркотиками балуются. Не знаю точно. Видела их пару раз из окна. Совсем от безделья с ума посходили.

— Кто бы говорил, — проворчал Владимир. — Сама нигде не учишься и не работаешь.

— Я работаю и учусь удаленно. В Интернете.

— Это несерьезно! По-настоящему можно учиться, только когда преподавателям в глаза смотришь.

— А они смотрят на меня и жалеют. Ненавижу.

— Ладно, — поспешил сменить тему Владимир. Когда разговор касался ее болезни, Ника становилась абсолютно невыносимой, да и его самого в такие моменты начинало глодать чувство вины. Владимир до сих пор не простил себе, что пятнадцать лет назад бросил младшую сестру одну на улице, чтобы поиграть с друзьями в футбол, и ее сбила машина. После аварии ее ноги полностью парализовало.

— Что за школьники? Где мне их найти?

— Без понятия. Я их только из окна видела. Хотя… подожди, — Ника направилась к компьютеру и набрала в окне аськи пару строк. Через полминуты экран засветился — пришло сообщение. Ника самодовольно ухмыльнулась. — Сегодня в Валерьяново состоится подпольная блэк-металл вечеринка. Там ты, скорее всего, их и встретишь. Только оденься как-нибудь по-другому. А то они за километр мента чуют.

— Я не мент.

— Ты понимаешь, о чем я.

Пока Владимир рылся в шкафу в поисках подходящей одежды, Ника успела залезть в карман его пиджака и достать снимки.

— Ого! — удивленно воскликнула она. Брат оторвался от застегивания жуткой клетчатой рубахи и перевел взгляд на сестру.

— Ты знаешь, что за воровство вещдоков тебя могу посадить в тюрьму? — недовольно поинтересовался он.

— Ты же не станешь сажать собственную сестру. Тем более, я просто посмотреть хотела, — непринужденно ответила Ника. Владимир покачал головой. Всегда она так. Легкомысленна, как ребенок.

— Что-то слишком сложно для школьников, — продолжала она разглядывать снимки. — Шестиугольная печать Соломона? Странно, сатанисты обычно перевернутой пятиугольной звездой пользуются, гексаграммы — большая редкость. Да еще эти странные сигилы вокруг…

— Ну что, я похож на крутого ковбоя? — оборвал ее бормотание Владимир. Кроме несуразной рубашки на нем теперь были протертые на коленях джинсы, низкие бесформенные сапоги и совершенно нелепого вида длиннополая шляпа.

— Скорее на бомжа, — поморщилась Ника.

— Да ну тебя, — обиделся брат. — Когда эта вечеринка начинается?

— Иди уже, а то все пропустишь.

Ника поспешила выпроводить его за дверь, а сама прильнула к компьютеру.

* * *

Нужный коттедж найти оказалось совсем не трудно. Хоть он и стоял от остальных домов на приличном расстоянии, басы гремели так, что крыши ходили ходуном, грозя вот-вот обвалиться. В какой-то момент Владимир пожалел, что не заткнул уши ватой — барабанные перепонки просто разрывались. Но потом как-то обвыкся, сделал лицо попроще, сунул заграждавшему дверь верзиле зеленую купюру и тот без лишних вопросов пустил его внутрь.

Вечеринка была в самом разгаре. На небольшом возвышении стояли колонки с усилителем. Косматые мужики рвали гитарные струны и голосили что-то невнятное охрипшими голосами. Те из зрителей, кто находился поближе к импровизированной сцене, пытались подпевать. Рассевшись на кожаных диванчиках, курили травку. От ее паров воздух делался настолько густым, что, казалось, еще чуть-чуть и до него можно будет дотронуться рукой. В темных углах обнимались парочки, беззастенчиво лапали друг друга, засовывая похожие на извивающихся питонов руки под одежду. Туда-сюда сновали полуголые девицы, разнося на серебряных подносах коктейли в бокалах с подсветкой.

Владимир изо всех сил старался не отвлекаться на творившийся вокруг разврат, но делать это становилось все сложнее. На сцене тучный бородатый солист в рогатом шлеме подхватил одну из официанток, которые по совместительству исполняли работу танцовщиц и тоже участвовали в представлении, и начал имитировать с ней совокупление под взрывающий голову гром барабанов. Публика улюлюкала, старательно пытаясь перекричать бездарную музыку. Владимир нашел взглядом самых голосистых зрителей — это была компания парней школьного возраста, взъерошенных, одинаково бледных, с лихорадочно блестевшими глазами — видно, уже успели обкуриться на диванчиках. Мальчишки самозабвенно орали что-то неразборчивое, как будто даже на латыни. Следователь уже сделал пару шагов в их сторону, когда в зал ввалился охранник и возопил:

— Шухер! Менты!

Кто мог, повскакивали с мест и кинулись к черному выходу на кухне. Одурманенные наркотиком школьники медленно «поплыли» к прихожей. Владимир замешкался, опасаясь засветиться перед местными операми, но все же последовал за подозреваемыми.

Их накрыли у самого входа — заломали руки за спину, а тем, кто пытался оказывать сопротивление, отрядили несколько ударов дубинкой. Один из подростков шарахнулся в сторону, толкнув притаившегося за их спинами Владимира. Следователь почувствовал, как его затылок соприкоснулся со стеной и перед глазами все поплыло…

— Выйти или не выйти? — вслух рассуждала Ника, изучая распечатанную из Интернета карту района с прочерченной на ней шестиугольной звездой.

Звонок в дверь придал ей решительности. На пороге стояло трое членов клуба эзотериков.

— Паша, «корчь» на ходу? — деловито спросила Ника.

— Ну д-да, — не понял, чего от него хотят, бывший военный.

— Поедем на локацию.

— Хорошо, давай карту, — потянулся к зажатым в ее руках распечаткам Гоша. — А зачем было нас к себе вызывать? Могла бы все по Интернету отправить.

— Я поеду с вами.

— А как же твоя антропофобия? — удивился Сережка.

— К черту ее, тем более, сейчас ночь. Там никого не будет. Поехали, я хочу посмотреть на это своими глазами.

Павел взял Нику на руки и понес к своим белым жигулям, которые досталась ему от отца-покойника. Сережка с Гошей сложили инвалидное кресло, и направились следом.

— Думаю, убийств было больше, — объясняла Ника, когда машина уже выворачивала со двора. — Смотрите, как расположены места преступлений — это равносторонний треугольник. Если они идут по гексаграмме, то убийств должно было быть больше. По меньшей мере, еще два.

— Но почему милиция не нашла тел? — поинтересовался Сережка.

— Возможно, это были не убийства людей, поэтому на них не обратили внимания. Но там обязательно должны остаться следы ритуала. Все, Паш, приехали.

Они вышли возле лесного массива напротив бизнес-центра «21 век». Павлу вновь пришлось нести Нику на руках. Впереди шел Гоша с большим промышленным фонарем, раздобытым им на какой-то свалке металлолома, который светил гораздо ярче магазинных собратьев.

Эзотерики бродили по лесу минут пятнадцать, прежде чем зоркие глаза Ники высмотрели свежий пенек.

— Здесь убили дерево, — мрачно констатировала девушка.

Рядом обнаружилось большое кострище, а вокруг него выжженная трава в форме таких же сигилов, что Ника видела на фотографиях брата.

— Интересно, как им удалось это сделать? — нахмурился Гоша.

— Легко. На палку наматывается тряпка, смоченная в специальном горючем составе и… — не заикаясь, начал отвечать Паша, но как только увидел направленные в его сторону взгляды, осекся. — М-мы т-так в а-а-армии делали.

Ребята понимающе кивнули и, обмерив локацию рулеткой и счетчиком Гейгера, вернулись к машине и поехали дальше.

Следующая локация оказалась возле воды — у искусственного водоема возле «Дмитриева кирмаша». Здесь эзотерики обнаружили повешенную на молоденькой березке облезлую черную кошку, судя по раздутому животу, беременную. От нее сильно пахло формальдегидом. Видно, прежде чем повесить, труп животного забальзамировали, чтобы не разлагался. А вот сигилы пришлось искать достаточно долго — их выкладывали из мелкой речной гальки. Из-за дождя они исказились почти до неузнаваемости.

2
{"b":"545028","o":1}