ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не танцую, — ответила она, надвигая книгу на лоб. — У меня болит нога.

— Это же всего лишь царапины. Ну же, потанцуй со мной. Тебе даже двигаться особо не придется, — продолжал настаивать он. Видя, что его слова не возымели действия, он осмелился сам взять ее за руку. Катя неожиданно громко вскрикнула и выдернула руку. Все взгляды устремились на них. Девушка подскочила с места и, прихрамывая, ушла на улицу. Дойдя до берега озера, где стояла старая поврежденная бурей ива, она уселась и уставилась в непроглядную ночную тьму. Прямо над головой ухнула птица. Давешний филин сидел на единственной уцелевшей ивовой ветке.

Что-то было в этом Дмитрии странное, пугающее. Она чувствовала, как будто нуждается в нем, в его помощи, в его поддержке, в его внимании, силе. Господи, она ведь так хотела, чтобы он ее пригласил. Было в этом всем что-то неправильное. Когда-то давно, когда ей в первый раз в жизни разбили сердце, она дала себе зарок, что больше никогда ни в ком не будет нуждаться. Что она сможет прожить и без чьего-либо внимания и помощи. И вот теперь она с ужасом понимала, что ей становится уязвимой перед взглядом этих таинственных тигровых глаз. Скорее бы они уехали. Дмитрий же сказал, что они сняли соседский дом ненадолго, так почему они уже третий день вмешиваются в их тихую и безмятежную жизнь.

Катя вернулась домой за полночь. Юля с Верой уже давно спали. Не включая свет, Катя забралась в кровать и заснула. В понедельник почему-то не прозвонил будильник в мобильном телефоне. Оказалось, что он просто каким-то чудом отключился. Кляня все на свете, Катя на ходу натянула на себя одежду, схватила сумку и ключи от машины и выбежала во двор. Там ее ждал еще один неприятный сюрприз. Правое переднее колесо оказалось полностью спущено. Девушка суетливо выхватила насос из машины и попробовала его надуть. Колесо оказалось безнадежно дырявым и с шипением выпускало воздух обратно. Пнув по нему ногой, Катя поспешила достать запаску, сбегала в сарай за бревнами, подложила их под целые колеса, с десятой попытки попала домкратом в нужную дырку и с трудом приподняла на нем машину. Далее следовало самое трудное — сдвинуть намертво завинченные гайки. Катя всеми силами налегла на ключ, но тот не поддался. Тогда она попыталась попрыгать на нем ногами. Никакого толку. Ключ едва ли сдвинулся с места, а ушибленная нога снова начала напоминать о себе.

— Помочь? — спросил Дмитрий, выглядывая из-за деревянных ворот. Катя уже перестала удивляется его бесшумной походке. Не обращая на него внимания, она ударила здоровой ногой по ключу, но гайка все равно осталась привинченной намертво.

Дмитрий в одно мгновение перемахнул через ворота и оттолкнул ее от машины. В его руках гайка повернулась, как по волшебству. Потом следующая и следующая. А через пять минут на месте спущенного колеса уже стояла запаска. Катя запрыгнула в машину, нажала на газ и, поднимая за собой тучи пыли, умчалась на работу даже не сказав спасибо своему спасителю.

На работу Катя опоздала минут на двадцать-тридцать. Как назло начальство было уже в офисе и не в самом хорошем расположении духа.

— Где вас черти носили все утро?

— Простите, у меня отключился телефон и спустило колесо. Я…

— Мне не нужны ваши оправдания! Вы должны быть в офисе без десяти восемь. А сейчас сколько?

— Полдевятого.

— Вот именно, полдевятого! Что вы за работник такой, если даже прийти в офис вовремя не можете. Почему до вас было не дозвониться все выходные?

— У меня отключился телефон…

— И вы за два дня не соизволили не разу его проверить?!

— Он раньше никогда не отключался.

— Вы считаете, что это уважительная причина?! Какого черта вы написали в письме господину Н.?

— Э-э-э, секунду, я включу компьютер.

— Вы должны помнить все свои письма наизусть.

— Извините, но я не компьютер! — Катя не выдержала и начала повышать голос.

— Не орите на меня. Я не секретарша, чтобы вы еще и на меня орали.

— Я ни на кого никогда не орала! Это она начала.

— Меня не волнует, кто из вас начал. Просто знайте, если встанет вопрос, кого из вас увольнять, то уволю я именно вас.

— Прекрасно, в таком случае увольняйте прямо сейчас.

— Вот и уволю.

— Ну, вот и ладушки.

С этими словами Катя громко хлопнула дверью и побежала обратно к машине. Сейчас можно будет не спеша заехать на шиномонтаж и подклеить колесо. И еще побывать в том новом парке, про который писали в Интернете. А еще… Но тут до Кати, наконец, стал доходить весь ужас произошедшего. У нее больше нет работы. Нет дохода. Нет денег, чтобы платить за дом. Резко задребезжал мобильник.

— Да, мам, — произнесла она, пытаясь звучать как можно более спокойно.

— Зачем ты устроила скандал на работе? — строго спросила она. Видно, начальство уже нажаловалось.

— Я не устраивала скандал на работе, — тихо возразила Катя.

— А мне сказали, что ты швырнула заявление начальнику на стол и убежала, — не поверила она.

— Я не швыряла заявление ему на стол, — стояла на своем девушка.

— Но ты убежала! Катя, сейчас же вернись обратно и перестань вести себя, как ребенок.

— Нет, я не вернусь. Мама ты же знаешь, эта работа не для меня. Как я ни стараюсь, у меня ничего не выходит. Я недостаточно аккуратна, недостаточно собрана. Боже, да я сама ненавижу эти работу. Я каждый вечер ложусь спать с надеждой, чтобы завтра никогда не наступит, потому что мне снова придется идти на работу и мучиться. И так каждый день моей жизни. Какой в этом смысл?

— Катя, мы дали тебе этот дом, чтобы у тебя, наконец, появился этот смысл. Если ты потеряешь эту работу, тебе придется вернуться к нам.

— Я найду другую работу.

— Где? Вспомни, ты ведь уже пробовала. За полгода ничего не нашла. Просто отказывалась от любого места, что тебе предлагали.

— Но все это было не то.

— Кать, это не телефонный разговор. Приезжай домой, там все обсудим.

— Нет, я не приеду.

— Кать, не смей кидать трубку, слышишь?

Но Катя уже отключила телефон и села в машину.

Часа в четыре она уже подъехала к дому. Он встретил девушку унылым серым видом. Ни Юли, ни тем более Веры не было. Катя заварила себе чай, взяла книжку и стала ждать. Прошло два часа, прежде чем она не выдержала и включила телефон. Сперва набрала Юлю:

— Ой, Кать, привет, слушай, меня тут Влад в ресторан пригласил. Так что наверное буду поздно. Целую.

Катя даже слова не успела вставить, как подруга положила трубку. Девушка тяжело вздохнула и набрала Веру. Та ответила не сразу и как-то странно, неловко:

— Меня сегодня на работе задерживают.

— Не ври, у вас никогда дольше, чем на пятнадцать минут не задерживают. Ты сама говорила.

— Ну, хорошо, у меня свидание, — нехотя призналась она.

— С кем? Вера, только не Денис, умоляю. Он никогда не разведется.

— Но он подписал бумаги о разводе, сказал, что сегодня мне их покажет.

— Вер, ну разве можно быть такой наивной дурой? Сегодня он разведется со своей женой ради тебя, а завтра бросит тебя ради более молодой и красивой.

— Кать, это ты не будь такой упрямой дурой. Посмотри на себя, ты никому не веришь и всех боишься. Я не хочу такой быть. Я хочу верить Денису и быть счастливой. Извини. Пока.

С этими словами Вера повесила трубку и Катя от бессилия упала на стол. Ну что сегодня за день такой. Почему ее вдруг все решили бросить?

Раздался тихонький стук в дверь. Катя повернула голову. На пороге стоял Дмитрий. Его тигровые глаза казались более яркими, чем обычно. За спиной отчетливо были видны две странные тени.

— Уволили с работы? — будто издеваясь, спросил он.

Катя удивленно подняла голову. За его спиной определенно что-то было. Но что могло отбрасывать такую странную тень?

— А подружки бросили, верно? — Дмитрий продолжал ее мучить.

— Они скоро вернутся, — упрямо ответила Катя.

— Они не вернутся никогда, — возразил он, злорадно улыбаясь. — И ты это понимаешь не хуже меня.

4
{"b":"545033","o":1}