ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Югославская трагедия
В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов
Десантник. Дорога в Москву
Тренажер по чтению
Сильная девочка устала… Как победить стресс и забыть о срывах в питании
А может, это просто мираж… Моя исповедь
Зима
Женщина, которая умеет хранить тайны
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин

Тим присел и наподдал ей снизу членом по шейке матки так, что она привстала на цыпочки и вцепилась ему в голову. В этом, не совсем удобном, положении Андреа, однако, продолжала то опускаться на пенис, то привставать. Тим драил ее с нарастающим ожесточением, шумно дыша и что-то неразборчиво бормоча при этом. Наконец эта непонятная возня ей надоела, и она обхватила руками его плечи и согнула ноги в коленях. Тим подхватил ее под ягодицы, приподнял на руках и пенисе и злодейски осклабился. Андреа закинула ноги ему на бедра и радостно расхохоталась.

Тим впился пальцами в ее аппетитный зад, и она запрыгала на члене, запрокинув голову и щурясь от яркого света лампы на потолке тесного туалета. Теперь, когда она устроилась на причиндале Тима с комфортом, можно было не суетиться и в полной мере насладиться совокуплением. Обильная естественная смазка способствовала глубокому проникновению члена в заветные уголки ее лона, отчего удовольствие Андреа стремительно нарастало. Притершийся к бархатистым стенкам влагалища шалун Тима норовисто скакал по ее волшебной пещере, подрагивая от избытка сил и нетерпения, Все больше входя во вкус соития, Тим работал торсом во все убыстряющемся ритме, обдавая щеку и ухо Андреа своим горячим и частым дыханием. Она плотнее стиснула бедрами его бока, прижалась спиной к стене и целиком отдалась на его волю.

Тим действовал напористо и беспощадно. Сжимая руками ее мясистые ягодицы, он целенаправленно гонял свой одеревенелый пенис по влагалищу, сочащемуся ароматным нектаром, вызывая у Андреа спазмы в клиторе и головокружение, чреватое потерей сознания, Все ее ощущения обострились до крайности. Сердце билось в одном ритме с внедрявшимся в лоно пенисом, Их тела превратились в единый слаженный механизм. И с каждым новым проникновением его члена в ее влагалище ощущения Андреа становились все острее. Нервы ее словно бы наматывались на какую-то невидимую бабину, как струны виолончели на колок. И от этого ее крики становились все пронзительнее, а стоны — надрывнее.

Она зажмурилась и заскулила, прыгая на члене Тима, словно тряпичная кукла. Наконец он вогнал свой причиндал в нее настолько глубоко, что она захрипела и уронила голову ему на плечо. Дело явно приближалось к развязке.

Холодные поначалу плитки стены нагрелись от ее жаркого зада и слегка отпотели. Задранная ей на голову юбка натирала чувствительную кожу. Тим все сильнее сжимал пальцами ее тугие ягодицы и все быстрее работал тазом. Ком застрял у Андреа в горле. Она судорожно сглотнула его и хрипло воскликнула:

— Поднажми, милый! Прибавь оборотов!

Он зарычал, словно кровожадный дикарь, и этот необычный звук так ее взбудоражил, что она встрепенулась и тоже начала двигать торсом. Лобок Тима безжалостно сокрушал ее клитор и лобковую кость, основание пениса стало тверже гранита, а головка раскалилась так, что шейка матки Андреа, как ей казалось, искрилась. Охваченная необыкновенной нежностью, она воскликнула:

— Поцелуй меня! В губы! Скорее!

Он впился в ее губы своим горячим ртом, и у нее перехватило дух. Она втянула воздух носом, и в голове у нее помутилось от пикантной смеси ароматов, свойственных сортиру и вспотевшему мужчине, настоянных на божественных запахах женских прелестей. Тем временем зубы и губы юноши продолжали терзать ее рот, а его телодвижения обретали неистовость дикого зверя. Андреа затрясло. Слезы хлынули у нее из глаз. Лица обоих совокупляющихся стали мокрыми.

Накал соития был столь высок, что Андреа потеряла чувство времени. Ей казалось, что Тим овладевает ею уже целую вечность и что так будет продолжаться бесконечно. На душе у нее стало легко и спокойно, еще никогда она не чувствовала себя так хорошо, сидя верхом на мужском причиндале.

Журчание воды в унитазе действовало на нее убаюкивающе, она совершенно расслабилась, уверенная в том, что ее ожидает не один сладостный оргазм. Когда кончит Тим, и случится ли это вообще, ее совершенно не волновало. Она бы предпочла, чтобы он даже не ощутил ее экстаза и продолжал свою мужскую работу как можно дольше.

Стиснув зубы, Андреа зажмурилась и еще примерно минуту терпела мощные удары пениса неутомимого юноши по шейке матки. Казалось, что ярости и вожделению Тима нет предела. Он вдохновенно драил ей передок, вкладывая в этот процесс всю накопившуюся в нем за этот вечер ревность. Андреа млела. Но лишь до тех пор, пока ток, пробежавший по ее телу, не заставил ее напрячься и сжать Тима в объятиях. Вопреки ее намерениям груди и клитор затрепетали так, что она заскрежетала зубами.

Распрямив спину, она затаила дыхание, чувствуя, что вот-вот вся скопившаяся в ней сексуальная энергия выплеснется наружу. Но первый оргазм, к ее радости и удивлению, был подобен теплому морскому ветерку, приносящему путешественнику, утомленному жарой и жаждой, облегчение. Однако так продолжалось недолго. Вторая волна была подобна урагану. Засевшие в ней бесы пробили брешь в ее терпении и с непристойными выкриками вырвались на свободу.

— Еще, Тим! — хрипло воскликнула Андреа, содрогнувшись в умопомрачительном экстазе, и принялась бешено двигать тазом.

Он воспринял ее призыв по-своему — выплеснул остатки злости вместе со спермой во влагалище и словно бы пригвоздил ее пенисом к стене. Подождав, пока член обмякнет, она соскользнула на пол и, не в силах стоять, упала на колени. Пенис, все еще эрегированный и перепачканный семенем, юркнул ей в рот.

— Нам нельзя пока возвращаться в компанию, — отдышавшись, хрипло произнес Тим.

Она отшатнулась и, сглотнув слюну, ответила:

— Разумеется, милый!

Глава 8

Выражение «Попав в Рим, уважай его традиции» не имело для Андреа никакого значения. Всякий раз, когда она прилетала в этот вечный город, она делала все, что ей хотелось.

Компанию «ДРА» связывали с Римом особые отношения. Она снискала репутацию фирмы, способной обеспечить успешную рекламу новых товаров и их прорыв на рынки других европейских стран, особенно Великобритании. И как бы ни подтрунивал над Андреа Джером вечером накануне ее отлета в Италию, она знала, что ей предстоит ответственная миссия. Впрочем, это вовсе не исключало совмещения работы с развлечением.

Одним из деловых партнеров агентства в Риме являлась небольшая компания под названием «Сандрос», специализировавшаяся по дизайну. Сотрудничество с ней сводилось главным образом к обмену информацией и оказанию небольших взаимных услуг. Однако существенной роли в политике «ДРА» эта фирма не играла, поэтому, общаясь с ее представителем Филиппом, Андреа позволила себе выйти за строгие рамки делового этикета и завязала с ним интимные отношения. Их эпизодические контакты проходили в теплой, непринужденной обстановке и плавно перерастали в половой акт. Они встречались три-четыре раза в году, мило беседовали, заключали малозначительные сделки и переходили к культурной программе: ужину в ресторане и совокуплению в ее гостиничном номере. Такие отношения их обоих вполне устраивали, поэтому всякий раз они были рады вновь видеть друг друга.

Филиппу уже исполнился сорок один год, он был разведен, однако сохранил добрые отношения со своей бывшей супругой и десятилетним сыном. Он был весьма обеспеченным человеком и вполне мог бы вообще не работать. Источников его доходов Андреа не знала, но предполагала, что он унаследовал от кого-то солидное состояние.

Высокий, поджарый и подвижный, этот седеющий представительный мужчина обладал особым магнетизмом, который притягивал к нему как женщин, так и людей одного с ним пола, но необычной сексуальной ориентации. Его оливковое лицо часто озарялось приветливой улыбкой, а зубы поражали своей ровностью и белизной. Взгляд Филиппа не только пронзал собеседника насквозь, но и располагал его к откровенности и задушевной беседе. Андреа всегда вспоминала о встречах с ним с особым душевным теплом и наполнялась лирическим настроем.

На этот раз она намеревалась пробыть в Риме всего сутки, чтобы обсудить с заказчиком рекламы нового мужского одеколона кое-какие детали, прежде чем приступить к осуществлению проекта. Помимо этого она собиралась посетить несколько модных магазинов и сделать некоторые покупки, в том числе приобрести подарок для Тима. Это должно было стать выражением ее благодарности за то удовольствие, которое он ей доставил в туалете в квартире Дианы.

13
{"b":"545039","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отражение
Oracle SQL. 100 шагов от новичка до профессионала. 20 дней новых знаний и практики
Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты
Девять Вязов
55
Врата скорби. Следующая остановка – смерть
Жёстко и угрюмо
Полная книга ведьмовства. Классический курс Викки
Еретик