ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отражение. Зеркало любви
Пепел книжных страниц
Зов из могилы
В самой глубине
Мунк
И возвращается ветер
Заложница олигарха
Не отпускай меня / Never let me go
Дневник чужих грехов

Макс-младший вернулся, держа в руках поднос с бокалами и двумя бутылками. В одной из них находилась, как вскоре выяснилось, газированная минеральная вода, в другой — золотистое белое вино. Разлив напитки по бокалам, он достал из холодильника хрустальную вазу с оливками и поставил ее на стол. Все это он проделал молча и с сосредоточенным выражением лица.

— Вы чрезвычайно любезны, — промолвила Андреа, несколько удивленная тем, что он предпочел ухаживать за ней сам, а не распорядился, чтобы их обслужила горничная. Вино оказалось холодным и обладало привкусом сливок. Утолив жажду, Андреа взяла из вазы оливку и отправила ее в рот — он тотчас же наполнился знакомым вкусом сочной и маслянистой плоти этого целебного плода.

Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь безмятежным покоем жаркого дня, попивая минеральную воду и разглядывая друг друга. Макс Руга-младший не вызывал у Андреа настороженности, хотя она и видела его впервые. Он тоже не тяготился ее молчанием. Наконец она с милой улыбкой спросила:

— И давно вы арендуете на летний сезон этот особняк?

— Я проводил здесь каждое лето с раннего детства. Сохранились фотографии, на которых я запечатлен еще совсем маленьким, — ответил он.

— А ваша мать здесь бывает?

Он с легким укором взглянул на нее и, немного поколебавшись, сказал:

— Нет. Сюда она никогда не приезжает. Мы с ней встречаемся в других местах. И причина вовсе не в ее отношениях с моим отцом, просто этот дом вызывает у нее тяжелые воспоминания.

— Вы работаете в компании отца? — спросила Андреа.

— И да, и нет. То, что я для него пытаюсь делать, нельзя назвать работой в общепринятом понимании этого слова. Скорее, это одно из удовольствий, которые я себе позволяю. В деньгах я не нуждаюсь, отец мне ни в чем не отказывает, можно сказать, что он меня избаловал. У него много помощников, и я всего лишь один из них. Вы останетесь на обед?

Последняя фраза прозвучала так, словно бы она долго не давала ему покоя и вырвалась у него помимо его воли. Заметив на лице Андреа тень колебания, Макс-младший поспешно воскликнул:

— Я не приму отказа. Я уже распорядился, чтобы стол накрыли на двоих. Анна-Мария расстроится, если ее труды пропадут даром.

Андреа почудились в его интонации нотки мольбы и отчаяния, она была так ими удивлена, что взглянула на него новыми глазами. В свои тридцать лет этот одинокий мужчина трепетал перед красивой дамой, словно мальчик. Это было довольно странно при его огромном состоянии и неограниченных возможностях. Значит, она произвела на него особое впечатление. Польщенная этим, Андреа решила остаться, хотя ей и было ясно, что Макс Руга-старший вряд ли составит им компанию.

— Хорошо, я согласна, — с очаровательной улыбкой произнесла она.

* * *

Горничная накрыла стол в оранжерее, настежь распахнув стеклянные двери, чтобы впустить в помещение как можно больше свежего воздуха. С наслаждением вдыхая аромат цветов, Андреа поинтересовалась, выращены ли здесь и тюльпаны, стоявшие на столе в хрустальной вазе. Макс-младший кивнул. Андреа наклонилась и понюхала один из бутонов с ярко-красными в оранжевую крапинку лепестками. Запах был настолько приятным и крепким, что даже чуточку опьянил ее. Цветы в вазе были с длинными сочно-зелеными стеблями и плотными листьями.

Великолепной была и еда, приготовленная Анной-Марией с большой любовью: овощной салат с курятиной под белым соусом, разнообразные сыры, свежеиспеченный белый хлеб с золотистой румяной корочкой, фрукты и вино. Насытившись и опьянев, Андреа окончательно расслабилась и, очевидно, утратив чувство меры, спросила:

— Вы были знакомы со второй женой своего отца?

— Да, мы с ней виделись здесь несколько раз.

— Вы с ней ладили?

— Она была всегда добра ко мне. И даже несколько смущалась, что стала главной причиной развода отца с моей матерью. Когда она внезапно скончалась, отец был глубоко потрясен. Некоторые считают, что он стал с тех пор немного странным, замкнутым.

— Вы полагаете, что он уже никогда больше не женится?

— Нет, — ответил, покачав головой, Макс.

— А вы? — с улыбкой поинтересовалась Андреа.

— Тоже вряд ли. Во всяком случае, у меня пока нет таких планов, — ответил Макс, потупившись. На его смуглых скулах обозначился румянец.

Служанка принесла им на подносе тарелочки с пирожными.

— Анна-Мария! — обратился к ней Макс. — Пожалуйста, зажгите в бассейне свечи.

Девушка кивнула и ушла.

— У вас имеется здесь бассейн? — с удивлением спросила Андреа.

— Да, конечно! И даже не один, а два. Но тот, о котором я с ней говорил, находится в доме, он не очень большой, но удобный. Отец называет его большой ванной. Я люблю расслабляться в нем после обеда. Если желаете, можете составить мне компанию.

Пробормотав это, он отвел взгляд, совершенно стушевавшись. Андреа, раскрыла было рот, намереваясь задать ему еще один каверзный вопрос личного свойства, но передумала и, залпом допив свое вино, воскликнула, обращаясь не столько к Максу, сколько к себе самой:

— А почему бы и нет, черт бы меня подрал!

Закрытый бассейн, который она себе представляла чем-то убогим и невзрачным, своей роскошью поверг ее в шок. Он действительно был небольшим, футов пятнадцать в длину и десять в ширину, зато отделан белым мрамором, как и лестница, ведущая к нему. Вода в бассейне постоянно циркулировала, проходя очистку, и подогревалась.

Тонированные окна приглушали солнечный свет, его с успехом компенсировали десятки маленьких свечей, горящих в изящных подсвечниках. Отблески колеблющихся язычков пламени прыгали по стенам и экзотическим растениям. Специальные плоские подсвечники плавали по воде, пронизывая ее толщу своим оранжевым свечением. Воздух, насыщенный дурманными ароматами, вызывал у всякого очутившегося здесь желание поскорее окунуться.

Андреа поразило большое разнообразие лилий и кувшинок, посаженных вдоль бортиков. Их толстые стебли, покрытые ворсинками и трещинками, напоминали тело эрегированного пениса, увитого венами. Особенно хорош был белокрыльник с большим белым цветком, который, распускаясь, волшебным образом преображался из тугого бутона на конце черенка в один скрученный лепесток. Из его воронкообразного отверстия посередине торчала шероховатая и заостренная тычинка. С наслаждением понюхав это чудо природы, Андреа пришла в жуткое волнение и, обернувшись, с вызовом взглянула на Макса.

Он снял тенниску и отшвырнул ее на стул. Его мускулистый торс темно-оливкового цвета был покрыт густыми черными волосами. Макс плюхнулся на стул, снял туфли и стащил с себя джинсы и нижнее белье. Его лицо обрело отрешенное выражение, свойственное лунатикам. Он встал со стула и расправил плечи. При этом его толстый длинный пенис продолжал болтаться у него между ног, так, словно бы рядом с ним вовсе и не было никакой красавицы. Провожаемый изумленным взглядом Андреа, Макс подошел к бассейну, спустился по ступенькам и поплыл, осторожно отгребая от себя руками цветы и тарелкообразные подсвечники с горящими в них свечами.

Андреа вдруг ощутила необыкновенную легкость во всем теле, мысли ее прояснились и обрели удивительную четкость. Она больше не замечала удушливой духоты и не обращала внимания на мерцающие свечи. Запах расплавленного воска и цветов, вид обнаженного мужчины, плавающего в теплой воде среди лепестков, роскошная отделка бассейна — все это убедило ее, что она попала в сказочный мир чудес.

И пока волшебство не исчезло, ей следовало действовать. Быстро раздевшись, Андреа погладила себя по отяжелевшим грудям, животу и лобку, глубоко вздохнула и направилась к мраморной лестнице. С каждым ее шагом вожделение, охватившее ее, нарастало. И когда она вступила в теплую воду, все ее горячее тело затрепетало от сладкого предчувствия.

Макс обернулся и стал смотреть, как она все глубже погружается в воду, спускаясь по широким ступеням. Как только вода попала ей в вульву, Андреа восторженно охнула и присела, почувствовав слабость в коленях. Немного постояв в такой позе и привыкнув к новым ощущениям, она села на нижнюю ступеньку и начала брызгать водой на свои груди, зачерпывая ее ладошками. Томление внизу живота сменилось легким покалыванием, жар в анусе пропал, вытесненный щекоткой. С трудом подавив желание поласкать себя, Андреа попыталась расслабиться и сделала глубокий, успокаивающий вздох.

22
{"b":"545039","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пойманная
Выжить любой ценой
World Of Warcraft: Военные преступления
Письма астрофизика
Как умеет любить хулиган…
Песнь Ахилла
Гербарий для души. Cохрани самые теплые воспоминания
Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии
НЕ НОЙ. Только тот, кто перестал сетовать на судьбу, может стать богатым