ЛитМир - Электронная Библиотека

Анхор угадал, что мне не будет сидеться на месте. Сейчас моя основная цель, – найти возможность вернуться домой. И, наверное, даже не для того, чтобы покинуть этот мир и вернуться в свой. Тем более что память о нем пока что больше похожа на рваные черно-белые картинки. А для того чтобы просто знать, что это возможно. И первым пунктом к достижению моих целей будет, конечно же, магия! Подозреваю, что без нее мне сложно будет найти способ осуществить свое желание. К тому же, признаюсь, всегда мечтал обладать подобными способностями. И будет весьма обидно, если у меня не окажется к ним предрасположенности. Но вот вопрос, кто меня сможет обучить, остается открытым. Вряд ли я смогу заняться самообразованием на этом поприще.

Не найду учителя-мага, можно будет рискнуть и пойти на поклон к богам, а точнее к их жрецам. Впрочем, как по мне, не лучший вариант. Полностью зависеть от чьей-то воли, это не то, о чем я мечтаю. Нет уж, лучше постараться обойтись без этого.

Так, пригревшись на солнышке и лениво размышляя о своей судьбе, я провалился в неглубокую дрему, готовую перейти в сон. Внезапно мне стало неуютно. Я зябко передернул плечами и приподнял веки, упершись взглядом в верх платья, обтягивающий немалого размера грудь. Я как-то не сразу сообразил, что не вежливо так пялиться и стоит все-таки поднять взгляд повыше, чтобы наладить диалог. Но обладательница достоинств меня не торопила, а сам я, признаюсь, залип. Помогло недовольное покашливание, раздавшееся сбоку. Я вздрогнул и поднял глаза. Передо мной стояла женщина неопределенного возраста. Ростом она была невелика. Может, чуть больше полутора метров. О ее возрасте я с одинаковой уверенностью сказал бы, что она и немного старше меня, и почти перевалила сорокалетний рубеж. Строгое лицо, какое обычно бывает у недовольных учительниц, имело характерные мимические морщинки над переносицей, говорящие о том, что она часто хмурится. Голубые глаза сканировали меня миллиметр за миллиметром, а довольно пышные, яркие от природы, губы были крепко сжаты. Приблизительно таким и был образ Эйры, запечатленный в моей памяти, только воспоминания не передавали исходящего от этой женщины ощущения власти и уверенности в своих силах. Лицо ее было спокойно и сосредоточено, и только мелко подрагивающие крылья прямого носа, имевшего небольшую горбинку, говорили о том, что она находится в возбуждении.

Я скосился в сторону и увидел, что чуть в стороне, с прищуром и непонятным выражением на лице, на меня смотрит Амия. Спохватившись, что дамы стоят, а я тут развалился на колоде, в позе, выражающей презрение ко всему окружающему миру, я торопливо исправил ситуацию – встав и изобразив положенный приветственный поклон.

– Да будут дни ваши светлы, госпожа Эйра.

– И тебе того же, – кивнула Эйра и без перехода продолжила: – Давай в подробностях рассказывай, что делал, как шрамы сошли, больно где или нет, чешется ли и все прочее. Не упускай никакой мелочи и не стой столбом, присядь обратно, мне проще с тобой так разговаривать будет, а то голову задирать шея заболит.

Я неизящно плюхнулся обратно и, старательно следуя хронологии событий, по пунктам, описал все произошедшее. Мол, внезапно проснулся, весь скользкий, вышел помыться, а шрамов на привычном месте уже нет. Ничего не болело, не чесалось, противно только было. Слизи не осталось. Та, что с водой смешалась – растворилась, та, что на сухом лежала – испарилась. Да, чувствую себя хорошо. Нет, никаких сильных изменений не чувствую. Тут уж я соврал с максимально честными глазами и даже ресничками похлопал. В теории целительнице можно было бы довериться, однако поразмыслив, я решил не рисковать и не торопить события. Кто его знает, как отнесутся к пришельцу из другого мира. Вдруг существует какое-нибудь табу, о котором я не знаю. Если Альмарион, словно сошедший со страниц книг фэнтези, подчиняется тем же законам, которые описаны в их строках, то ожидать можно чего угодно. Для начала надо разобраться как следует, что к чему.

Еще полчаса я подвергался внимательному осмотру. Сидел с высунутым языком, приседал, дышал редко и часто, с закрытыми глазами тыкал себе в нос пальцем, ойкал, когда целительница колола меня своей заколкой, считал от одного до десяти и обратно и много чего еще. После этого Эйра с сомнением посмотрела на сторожку и, покачав головой, посетовала, что нет нормальных условий для полного осмотра. А я мысленно смахнул пот со лба. Если уж то, что сейчас было, это не полный осмотр, то я не желаю испытать его на своей шкуре.

На улицу вышел довольный Анхор. Поклонившись целительнице, он пригласил всех за стол. Эйра на мгновение задумалась и предложение приняла, а Амия скромно отказалась, отправившись домой к своему деду с новостями.

* * *

Сегодня отец расстарался и приготовил праздничную похлебку, по густоте соперничающую с наваристым соусом. Только мяса не было, но к этому мы тут все были привычные. Мясо в этих местах вообще принято употреблять только по крупным праздникам.

Похлебка, большая бадья с салатом, большие кружки, до краев полные морса, и нарезанный толстыми ломтями хлеб – подобные завтраки у нас бывали редко. Эйра ела не спеша, степенно отправляя в рот кусочки хлеба. Это несколько не вязалось с тем, что она является обычной деревенской целительницей, скорее уж городская жительница или бери выше, дворянка. В пользу последнего говорила и ее прямая осанка, будто доску привязали. Задумавшись, я на какое-то время отключился от окружающей меня реальности, а когда поднял глаза от тарелки, Анхор и Эйра смотрели на меня странными глазами, из-за чего я сразу начал ощущать себя неловко.

– Что-то не так? – осмелился поинтересоваться я.

– Все в порядке, – ответила за обоих Эйра, и Анхор закрыл рот, так и не успев сказать ни слова.

Закончив завтрак, Эйра поблагодарила Анхора и, попрощавшись, направилась к выходу. Анхор махнул мне рукой, чтобы я проводил целительницу, и начал собирать посуду. Я вышел на двор вслед за Эйрой и едва не уперся в нее, когда она резко остановилась и повернулась ко мне. Нахмурившись, она прошлась по мне пристальным взглядом и, склонив голову набок, обратилась ко мне.

– В общем так, мальчик. Уж и не знаю, что тебе сказать. Ты здоров и внешне и внутри. Кожа твоя полностью избавилась от шрамов и, насколько я могу судить, это не магия и не влияние божественных сил. Все это меня и смущает в твоей истории – так это то, что так не бывает. По крайней мере, я о таком никогда не слышала, а известно мне достаточно многое. Вот скажи, Крис, что ты вспомнил?

Я аж поперхнулся от ее вопроса, как и прежде заданного без какого-либо перехода. Да и с чего она взяла, что я что-то вспомнил? Неужели я где-то прокололся? Очень может быть, что на эту мысль ее навело то, что я вел себя иначе, чем раньше. Тут уж я поделать ничего не мог, все-таки я-Крис и я-Дан совершенно разные люди с разным мироощущением. Нас объединяло только несколько общих привычек, не более. А на вопрос надо как-то отвечать. И врать не хочется, а придется.

– Госпожа Эйра, с того момента, как с меня сошли шрамы, я почуял как будто гора с плеч свалилась, – начал пространно объяснять я. – Все вокруг стало ярче, многие вещи понятней. Но вот память моя осталась неизменной, да и не знаю я, стоит ли ее пробуждать и что она скрывает. Уж лучше я начну новую жизнь, раз у меня появился такой шанс.

Эйра вздохнула.

– Крис, ты не глупый мальчик, очень способный и… необычный, так что не буду тебе объяснять, что если у тебя есть прошлое, какое бы оно ни было, рано или поздно оно тебя разыщет. И дай боги, чтобы ты был к этому готов.

Я понял, что целительница не собирается докапываться до того, что я скрываю, и при этом искренне заинтересована в моем благополучии. Изображать непонимание в подобной ситуации было бы крайне невежливо, и я решил рискнуть и прямо намекнуть, что «я знаю о том, что она знает».

– Спасибо, госпожа Эйра, за заботу обо мне. Я очень ценю то, что вы спасли мне жизнь и волнуетесь о моем будущем и прошлом. Но так уж сложилось, что если мое прошлое найдет меня само, я буду только счастлив. Теперь, когда я могу это себе позволить, я брошу все свои силы на его поиски. – После этих слов, полностью идущих в разрез с тем, что я сказал ранее, только идиот не понял бы, что я что-то скрываю.

8
{"b":"545042","o":1}