ЛитМир - Электронная Библиотека

  После нескольких реплик все замолчали, послышалась какая-то возня. В данном случае, подумалось мне, излишнее любопытство может плохо сказаться на продолжительности жизни, поэтому сидел тихо достаточно долго. Потом был разговор на дороге, выкрик из отряда, скорее всего их начальника, ответный из соседних кустов, цокот копыт, и все стихло.

   Боясь пошевелиться, пролежал наверно час, потом, не слыша никаких новых звуков, решил осторожно выползти из своего убежища, внимательно рассматривая соседние кусты.

   Вокруг ничего не было слышно и видно, решился очень осторожно заглянуть туда.

  Когда там оказался, там никого не было, но самое удивительное, что кроме примятой травы, там не было никаких следов. Точнее следы от лошадей там были, а вот от той троицы не было. Это в сравнении с тем местом, где прятался я. Там, после меня было такое впечатление, что топталось человек десять. Получается, что меня, скорее всего, видели, и наверно слышали, но почему-то не посчитали нужным даже подойти познакомиться. На мое счастье. После этого, дал себе слово, что буду в следующий раз более осторожным, да и про сон в засаде тоже стоило навсегда забыть.

   Что мне оставалось делать дальше? День уже клонился к вечеру, возвращаться смысла не было, - пришлось бы идти по дороге ночью, а я и днем её постоянно терял, так что заблудиться было вполне реально. Оставался вариант - засветло пройтись вдоль дороги, затем углубиться в лес и там заночевать. Так и поступил, решил идти не по самой дороге, а вдоль нее, иногда подходя посмотреть, не заблудился ли. Хотя просеку, по которой шла дорога, было видно и издали, но так, по моему мнению, было надежнее.

   Когда стемнело, возникала мысль, где бы заночевать, услышал вдали лай, и задумался. Если это населенный пункт, охраняемый собаками, то стоит ли мне туда идти на ночь глядя. Тем более, пока не решил, стоит ли, с кем знакомиться или нет. Еще смущало наличие такого, явно дорого меча и кошелька на веревке, полного золота, - других монет я не нашел, но был уверен, что это достаточно большие деньги, а разменивать их, не зная языка, может оказаться для меня смертельно. В итоге, решил заночевать не подходя, а проснувшись по утру, дойти до города, и посмотреть, что и как. Тем более, я помнил, что во многих городах на ночь закрывали ворота. А что там - город ли, замок или деревня, для меня сейчас не главное. По крайней мере, одного командира я уже видел, и он мне не понравился, думаю, остальные здесь такие же.

  Почти всю ночь я не спал. Как-то забыл про комаров, утренний дубак, росу. Подскочил я с жаждой деятельности, только небо засветлело. Просто отдыхать в такой обстановке мне совсем не хотелось, и для того, чтобы согреться, пробежался в сторону деревни. Ну как пробежался - первые метров пятьсот, потом перешел на шаг, и дальше вообще стал идти, стараясь не шуметь.

   Когда по моим предположениям уже должен был подходить, на меня вышло несколько животных, очень похожих на овец, но это явно были не они. Сразу же мне пришла идея своровать одно из животных - мне давно в рационе не хватало мяса, но я сдержался. Для начала, я не знал где нахожусь, а потом, должен быть кто-то, кто их пасет, а могут быть еще и собаки, которые, как бы шустро не бегал, меня найдут и, как минимум, поднимут шум, и значит могут возникнуть проблемы. Поэтому решительно развернулся и пошел в обратную сторону, надеясь обогнать их, и отойти в сторону, дав отаре пройти мимо.

   На это у меня ушло еще минут десять, и стоя в отдалении на пригорке, проводил их глазами. Овец действительно вели: Пара собак, которые, по виду, скорее походившие на волка, и пастух, который был крепкий, немолодой мужчина, в светлой кожаной одежде, да еще и вооруженный луком. Поэтому я решил, что поступил правильно.

   Когда они прошли мимо, снова повернул в сторону селения. Достаточно быстро дошел до края леса и увидел, что дальше идут поля. В небольшом отдалении, в ложбине, находилась деревня. Когда-то давно она была значительно больше, но сейчас, похоже, переживала очень тяжелые времена. Большинство домов стояли покосившиеся, необитаемые, несколько вообще без крыш, еще парочка на отшибе выглядели горелыми. Вокруг деревни раньше был построен частокол из бревен, но сохранилось не больше трети, да и тот покосившийся. Остальной или лежал, или вообще отсутствовал. Во многих домах, в том числе заброшенных, росли деревья с плодами. Народа я не наблюдал, хотя слышал разные звуки.

   Но самое неприятное - по улицам совершено свободно бегали собаки.

   Подумав, что наверно не стоит привлекать к себе внимание - обошел деревню по кругу, и заглянул в один из дворов, с домом имевшем следы пожара. Где решил спрятаться и посмотреть, что будет тут происходить днем. Запах гари, я полагал, должен отбить мои запахи, не дав меня учуять собакам. А сам заберусь на чердак, и оттуда как раз будет виден весь центр, в котором сейчас обитало большинство деревенских. По дороге, нарвав по максимуму всевозможных плодов, поковырявшись в земле и выковырнув несколько каких-то корнеплодов, прокрался в дом и стал его обследовать. Самой обгоревшей оказалась центральная и самая большая комната, там прогорели даже полы, как пробраться на чердак, я не понял, возможно, туда и был ход, но я его не нашел. Другая комната была почти нетронутая огнем, но совершенно пустая.

   По центру большой комнаты стояла печь, на которую с трудом взобрался, стараясь не испачкаться в углях или побелке, и несколькими ударами меча прорубил пару толстых досок потолка и забрался на чердак.

   Если сам дом был абсолютно разворован, то на чердаке попалось несколько вещей, а именно: веревка, старые мешки и какие-то ветхие одежды, висевшие на ней.

   Все, что нашел, сразу же убрал в рюкзак, а сам расположился напротив окна и стал следить за просыпающейся жизнью, периодически отрываясь на поедание новых для меня фруктов.

   Жизнь в деревне была, но такая же, как и сама деревня. Из труб нескольких домов пошел дымок, на улице стали появляться жители - в основном, люди пожилого возраста, с пустыми ведрами в руках. Очевидно, шли за водой, но самого колодца мне видно не было.

   Из избы, расположенной недалеко от меня, потянуло хлебом, и я чуть не сорвался на запах.

   Тут же вспомнилось, что не травоядный, и что вегетарианством не увлекался до этого никогда в жизни. Это из другой избы пахнуло мясом.

  Ничего интересного не происходило, захотелось спать, ночь была бессонная. Слегка напрягал вчерашний неприятный момент, но подумал, что сейчас в более выигрышных условиях. Нашел самый темный угол, прикрылся ранее найденным тряпьем, и решил пару часиков поспать.

   Разбудили меня опять вопли. Но уже проснувшееся чувство опасности, на этот раз сработало четко, - я замер, и пока приходил в себя, даже дышать перестал. В это время внимательно изучал окружающее пространство. Вокруг, на чердаке, было тихо и спокойно. Крики и вопли раздавались с улицы, и осторожно, чтобы не появится на свету, стал из угла пытаться понять, что происходит.

   Деревню грабили. По центру стояло несколько груженых телег, а из одной пристройки, рядом с избой, выходили два крепких мужика, неся в руках мешок. Рядом с крыльцом еще один здоровяк держал за волосы стоявшую на коленях пожилую женщину, в светлом сарафане, с одной стороны уже испачканном землёй, которая и кричала во весь голос. Рядом с ней стоял сгорбленный дед, который не обращал внимания ни на мужиков, ни на неё.

  На подводах сидели пожилые мужики, которые делали вид, что их тут нет. Рядом с ними сидели, скучая, трое лучников наготове. Больше в деревне не было видно ни души.

  Когда носильщики забрали еще два мешка, они что-то крикнули тому, что держал женщину, он засмеялся, и отпустил её. Она от неожиданности упала на землю, но тут же вскочила и с криками кинулась к своему обидчику. Он сразу ударил её в лицо. Она упала навзничь и затихла. Только минут через пять она пришла в себя, и дед, что был рядом, помог ей подняться и увел в дом.

10
{"b":"545045","o":1}