ЛитМир - Электронная Библиотека

   Непроизвольно накрыл его ладонью. Почувствовал как рука на мгновение вся рука занемела, потом, будто полыхнула жаром и какой-то сладкой болью. В этот же момент у меня на руке возник тот самый перстень, о котором я уже и забыл. Раньше на одной из граней находился голубой камушек, сейчас-же на пустой грани, напротив зажглась искорка, стала увеличиваться и через мгновение на перстне находилось уже два камня. Ярко-синий и новый, только что появившийся ярко-красный. Боль исчезла, перстень тоже. Когда я поднял руку вместо цветка лежал пепел.

  Илария была шокирована, и скорее удивленным голосом спросила, как я так все подстроил?! Говорить, что так получилось как-то само, я посчитал глупым, и просто пожал плечами. А вслух спросил:

  - что во мне изменилось? На что она не смущаясь, чуть ли не обнюхала меня и ответила, что сейчас я воспринимаюсь ею как её соплеменник. И добавила, что теперь на меня первым никто из её вида нападать не будет. Я поинтересовался, а что у неё за вид?

  На что она как-то в сторону процедила - драконы. Я уточнил - что? Только драконы? Чем её явно удивил. Она подумала и сказала что нет, еще змеи, и наверно виверны, а может быть даже и гидры.

  Истерика у неё прошла. Выглядела она более адекватно, и я решил забросить пробный камень.

  - Скажи, а теперь, когда мы все обсудили, как ты смотришь на то, чтобы сопровождать меня? Для начала в соседний город, а там посмотрим? На что она ответила вопросом:

  - значит, ты меня убивать не планируешь? И недобро сверкнула глазами. Не дав мне ответить, продолжила

  - нет, я с тобой не пойду. У меня есть семья, которую я по твоей милости, не видела столько времени. И у нас там есть маги. И как только они снимут твой дорогой подарок - берегись.

  В тот - же миг я начну охоту на тебя! Начала она опять возбуждаться.

  - Если я раньше не погибну. Вставил я.

  -О нет! Ты не погибнешь! У тебя изменились привычки, ты стал пластичнее, и хитрее. И я вижу, насколько ты стал опаснее! В этом мне страшно признаться, но ты сейчас змея даже больше меня! И если я почувствую, что ты погибаешь - мы прилетим всем гнездом! И спасем тебя! Даже если посмеешь умирать - воскресим! Но после этого ты будешь жить у нас. В клетке! Как я все это время! Нет, хуже меня! И уж тогда тебе не будут угрожать никакие опасности! Хотя, если ты не изменил своего решения, я могу, прям сейчас, взять тебя к себе в гости! Под конец монолога она вскочила из-за стола, согнувшись. В высоту она была уже раза в два выше меня, и не могла находиться вертикально, уже практически шипела мне в лицо.

  Прорычав 'уходи' ринулась в дверь. Я выскочил следом, захватив свой рюкзак. Переполнявшие её эмоции были так сильны, что она в порыве гнева стала рушить дом, в котором, судя по её словам, прожила очень долго. Она полностью приняла свой настоящий вид и была по-своему красива в своем безумии. Полные бревна разлетались как спички, толстые доски от ударов превращались в щепки. Деревня вымерла.

  Пока Илария снимала стресс, я по-тихому, огородами, скрылся в ближайшем овраге, планируя позже, если она не решит сровнять всю деревню с землей, проникнуть в свое старое укрытие. Через минут двадцать все стихло, и я увидел только мелькнувшую по небу тень.

  Вот и не стало у меня друга. Да, она меня напугала, но случившееся в последний час было настолько отлично от всего, что было раньше, что я не мог это осмыслить и понять.

  Я опять был один. Без еды, воды и денег. Правда я теперь знал язык, и еще на меня драконы первыми не нападут. Вот наверно и все плюсы. Зато появился и минус - это один знакомый дракон, который имеет цель в жизни. Убить именно меня. По-моему, обмен неравнозначный.

  И еще интересно, почему она меня называла не моим именем, а другим? И в скольких местах меня ждут подобные пасхалки?

  Вот все это обдумывая, пробирался к своему первому убежищу. Когда проник на первый этаж - проверил свой тайник, все было на месте. И меч и деньги. Меч я вынимать не стал, - у меня закралось подозрение, что не из-за него ли Илария так негативно меня восприняла. Ведь в самом начале зашел к ней с ним. Да и узоры с дракончиками по лезвию, наверно, что-то да значат.

   А еще у меня появилась очень модная куртка, вся в драконьей коже. В неё превратилась моя рубашка, в момент, когда дракона улетела.

   Замечательно её дракона починила. Правда, и тут был недостаточек - на тканевой основе проглядывала какая-то желтоватая слизь, на вид очень несимпатичная. Так, что я решил её потом, по возможности, простирать, а пока осторожно, палочками, свернул и прикопал просто в земле, недалеко от меча и золота. Сначала не хотел все это прятать, но, подумав, - пару дней осмотрюсь, схожу, погляжу на бывший домик, ну чисто из любопытства. А там, надо будет уже собираться в дорогу, ехать в соседний город. Там себя выдам за приезжего из столицы, и попробую разменять свое золото, чтобы хоть одеться приличнее, а не выглядеть крестьянским грабителем.

   Первый день прошел спокойно, и деревня до конца дня выглядела тихо и мирно. Утром второго дня было некоторое шевеление утром, но к обеду все успокоились. Есть хотелось все время. Прогулка в соседний сад позволила дожить терпимо до вечера. В свое время Илария меня просветила насчет плодов. Те, что похожи на абрикосы, сырыми здесь не ели, срывали их еще зелеными, потом долго вымачивали, и только после этого они становились вкусными. А вот яблоки можно было есть и сырыми, но не много, что я естественно нарушил.

  Потом, сидя на чердаке, полностью осмысливал все, что произошло. Сначала в замке, потом тут. Непроизвольно возникала уверенность, что все что случалось не могло быть просто совпадением. Уж больно все получалось гладко, как только возникала проблема, тут же оказывался какой-либо рояль в кустах.

   Мир который сейчас стал моим, был очень не похож на тот, в котором я жил раньше. Пока для себя я не мог сделать вывод, нравится он мне или нет, но жизнь тут для меня была явно интереснее моей прежней, хотя и намного непредсказуемой.

   Вечером, как наступили сумерки, прокрался вокруг, забора и заглянул туда, где прожил месяц. Место было не узнать. Дома не было совсем. Даже печь, что стояла посреди центральной комнаты не уцелела. Сейчас там был один остов. Кирпичи большей частью отсутствовали. Сарай, где содержалась овечка, тоже исчез. Цветник, рядом с домом, где росли полезные травы и просто цветы, выглядел очень тщательно перекопанным. Я не узнавал места, было немного грустно. Про себя отметил, что теперь меня здесь ничего не держит, хотел развернуться и уходить.

   В этот момент получил по затылку, и весь мир померк.

  Дорога в Константин.

   Сначала я услышал слова. Говорил кто-то в отдалении. Голос был визгливый с командирскими нотками. Первые слова я слышал, но не осознавал смысла. В это время быстренько попытался определить свое состояние. Голова раскалывалась, и подташнивало. Я лежал на ровной и твердой поверхности, руки были сзади, и сильно занемели, - похоже были связаны. Как и ноги. Больше ничего вроде не понять.

   Тут я стал воспринимать речь Визгливого. Он распекал кого-то за то, что он сначала делает, а потом думает. Вся речь была сильно сдобрена ругательствами. Причем говорили про меня.

   Если коротко передать смысл, получалась следующая картина.

   Когда в деревне услышали, как Илария начала все крушить, всполошились, решили, что на деревню напал маг, и послали за помощью. Как раз того мужика, что пас овец. Он у них и использовался на чрезвычайный случай. Но его перехватили мои новые знакомые, и, решив, что сами посмотрят, что там да как, а если случится заиметь такое ценное имущество, то продадут за очень большие деньги. Или снимут выкуп. Или и то и другое. Вот как раз один из подчиненных визгливого и отлично справился с заданием. Незаметно подкрался и меня оглушил. Но переволновался, и вместо того чтобы сначала проверить каким-то амулетом меня как мага, он сразу надел на меня магический ошейник. А потом уже стал проверять. Магической силы у меня или не оказалось совсем, или её было явно недостаточно. И значит, ошейник можно было надевать самый простой. Магический стоит бешеных денег, но не это самое для них печальное. Открыть его могут только в столице. И еще нужно будет придумать для специалиста убедительную сказку, почему в таком ошейнике оказалось вот это. Даже если мне сейчас отрубить голову, и его снять, открыть все равно не получится. Так, что визгливого не интересует, где провинившийся возьмет денег, но он теперь должен за ошейник. И все, что теперь в нем - исключительно его забота.

16
{"b":"545045","o":1}