ЛитМир - Электронная Библиотека

   Через полчаса мы всей толпой вываливаемся на перрон, ставим рюкзаки в кучу, и Серый бежит покупать билеты на автобус. Старый 'Пазик' уже приехал из деревни и стоит чуть поодаль, но пока закрытый и без водителя. Минут через пятнадцать мы загружаемся в пыльный, пропахший бензином и ездящий каким-то чудом автобус и ползем по грунтовке в сторону деревни. Если не считать нашу толпу, в автобусе нет никого, и мы пытаемся совратить водителя подбросить нас к самим пещерам, так как там все равно грунтовая дорога есть.

   Как-то незаметно, как мне показалось, для себя самого, водитель соглашается и мы просто счастливы. А это, между прочим, десять километров пешком, но тут оказывается не все так просто и чтобы его в деревне не видели он едет какими-то партизанскими тропами, где качает так, что, мне кажется я на корабле во время качки. Но вот мы приехали, и отблагодарив за любезность водителя и попрощавшись с ним, мы оставшиеся метров пятьсот проходим пешком и останавливаемся на своей привычной поляне. Тут даже есть негласно распределенные места для палаток, поэтому мы располагаемся каждый на своем, а новеньким предлагаем расположиться чуть дальше.

   Там, где мы остановились, есть небольшая площадка почти рядом с входом, но там можно поставить только три или четыре стандартные двухместные палатки вокруг костра. Получается с одной стороны вертикальная стена из известняка с несколькими лазами в пещеры, а с другой достаточно крутой обрыв к реке.

   Приехали мы достаточно рано, быстро поставив палатки и распаковав вещи.

  Сначала Ирина достаточно скептически отнеслась к моему предложению дать ей в пользование свой запасной комплект одежды, намекнув на разницу в росте и комплекции меня и её. Но проснувшееся у меня красноречие её убедило, и после того как она примерила и её в нем оценили другие девушки, что её даже идет немного успокоилась. Да и комары в этом вопросе оказались на моей стороне. Так, что из её одежды на ней оказались только её туфли. Но я сказал, что в пещерах почти всегда сухо, и что мы сами пойдем туда в кроссовках, хотя приехали в сапогах. После этого Серый решил заглянуть на разведку в пещеры. Все остальные озвучили ему что тоже пойдут с ним, и он по такому поводу провел небольшой инструктаж о том, что там можно и чего нельзя, и о том, что мы только зайдем и выйдем, и все. А большой выход запланировали после обеда - ближе к вечеру.

   Моя Ирина жалась ко мне, и все страшилки я пропустил мимо ушей, не первый раз иду. Тут надо немного рассказать собственно про сами пещеры: ну для начала никакие это не пещеры. Это старые каменоломни, там добывали камень для строительства крепостей. Говорят, что для Московского Кремля, еще белокаменного, и все туннели прорублены в известняке исключительно для извлечения камня. Хотя вдали и встречаются небольшие пещерки, но мне кажется, это просто были небольшие обвалы нижних уровней. Ну и сами каменоломни относительно небольшие - наверно самый длинный проход метров пятьдесят, не больше. Но так как коридоров много и они где-то засыпаны, или даже пересекаются, то знающий их человек может водить группу больше часа, да так, что новичок запутается уже через десять минут.

   Нам, которые сюда ходят очень часто, сами пещеры уже достаточно приелись, и мне кажется, каждый может из любого места выйти даже без света, поэтому для бывалых они воспринимаются не более чем повод съездить на природу, попить водовки, пожечь костер и послушать - попеть песни под гитару. Ну и главное - создать атмосферу необычности и романтики у девушек с тем, чтобы потом провести ночь в их обществе очень приятно.

   Вот собственно эту атмосферу Серый пытается начать создавать. За свою девушку я спокоен, хоть мы и недавно знакомы, но она уже не чувствует себя неуютно в моем обществе, да и то, что она уже одета почти полностью в мои вещи несколько сближает. А если еще и вспомнить, что нам вдвоем спать этой и следующей ночью в одном (моем) спальнике в двухместной (моей) палатке... Другими словами я был весь в мечтах.

   А, да точно, мы идем в пещеры. Серый опытный экскурсовод, девушки уже расхватали 'своих' парней вооружились фонариками и фотиками и пытаются проникнуть с наименьшими потерями в небольшое отверстие, которое является одним из самых крупных входов в каменоломню. Когда-то он имел выход шириной метра полтора и высотой наверно метра два, но их давно никто не использовал по прямому назначению, и все входы просто завалило землей, которая ссыпалась с холма над ними. Так, что теперь это было отверстие диаметром с полметра и длиной метра два, больше всего похожее на обычную нору. После этого лаза начинался самый приличный коридор из всех, что я видел здесь, наверно метров десять длинной, который заканчивался залом. Серый его называл Еленой. В самом начале изучения пещер нашей компанией названия давались всякие, кто как назовет. Вот один из центральных залов им был назван Еленой, по своим, от нас скрытым соображениям. Наверно это было связано с какой-то из его девушек, да так и прижилось...

   Опять собрались в Елене на политинформацию, сфотографировались, послушали байки про то, что на фото иногда появляются люди, которые никому не знакомы и про спрятанные тут сокровища. Девчонки прониклись моментом, послушали капель (я не слышал) и прогулявшись по второму похожему коридору выползли из другого входа. На девушек - новичков впечатление произвело.

   Потом был поход за дровами и водой. Вода была в ручье метрах в трехстах, девушки пошли за ней, парням достались дрова. Вот дров пришлось поискать. Не первый раз мы за лето тут и все, что было можно уже собрано и сожжено.

  Я принес большую вязанку сырых веток, и посчитал свою долю работы выполненной, полез в палатку на спальник, ожидая, когда можно будет поесть.

   Прошлая ночь была почти бессонной, и меня быстро сморило. Разбудили меня примерно через час, с намеком, что вот через пять минут будет все готово, но уже минут через десять уже все кончится.

   У меня была большая тарелка ложка и вилка. У моей Иринки не было ничего. Поэтому ели вдвоем из одной тарелки. И сидели мы рядом.

   А потом мы пошли просто повалятся после обеда в палатке. Даже полог был откинут, чтобы был свежий ветерок. Она что-то спрашивала про пещеры, ребят. Рассказывала про свою жизнь. Слегка прижималась сама ко мне. Ей, похоже, было спокойно, да и мне тоже. Как-то незаметно задремал. Когда проснулся, точнее, когда меня разбудила возня вокруг палатки, время шло уже к вечеру. Я чувствовал себя отдохнувшим. Ирина куда-то исчезла, но меня заботливо накрыла каким-то покрывалом.

   Её вещи были аккуратно сложены в дальнем углу палатки и судя по этому она должна была быть в моих вещах. Нет, у неё как бы был выбор, или одевать мои, или не лезть в пещеры вообще. Так, как её блузка и светлая юбка были несколько не к месту. Кстати вторая девчонка, которая также удачно была одета, решила вообще не лезть никуда, да, и вела себя очень независимо.

   Я глазами нашел Ирину. Она что-то спрашивала у Игорька, но я обратил внимание, как она выглядела в моей одежде. Я не мог понять, как она умудрилась подогнать её под себя. У меня с собой было два комплекта, для того чтобы посещать пещеры.

   А потом, мы туда пришли, но зарядил дождь, просушить одежду было негде. Пришлось все делать в мокром. Мне не понравилось и теперь вожу два комплекта. Первый это серо-зеленая прорезиненная штормовка - плащ чуть выше колена и брюки из плотной ткани. Мне они достались от отца. И второй - яркий спортивный костюм из какой-то скользкой ткани. Жуткая синтетика в которой летом жарко а зимой холодно, но зато он не пропускал воду, да и грязь с него сваливалась не оставляя особых следов. Вот этот костюм я ей и отдал. И сейчас она в нем выглядела очень неплохо. Или просто она мне нравилась.

   Минут через десять я собрался и был готов. На этот раз оделся слегка теплее, так как предполагалось, что придется не только ходить, но, скорее всего и ползать. Там в одном месте был очень неприятный проход, и приходилось ползти между камнями. Еще с собой взял фонарик, нож, начатую пачку курева, зажигалку и запасной коробок спичек, свисток и еще была пластиковая бутылка с водой. Все сунул в зеленый брезентовый рюкзак, который надел под плащ, чтобы не испачкать его в глине при просачивании через лаз.

2
{"b":"545045","o":1}