ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коснись меня
Галактическая империя (сборник)
Багровый лепесток и белый
Грусть пятого размера. Почему мы несчастны и как это исправить
Радиевые девушки. Скандальное дело работниц фабрик, получивших дозу радиации от новомодной светящейся краски
Вечный. Черный легион
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Английский для малышей и мам @my_english_baby. Как воспитать билингвального ребенка
Летать или бояться

Собирали как на последний бой.

До дома с розами добрался без приключений. Так, же как и вчера в комнате еще никого не было, стол и кресла стояли на прежних местах, в камине тлели угли.

В этот раз в одиночестве пробыл чуть дольше, когда уже решил, что наверно никто не придет, появилась вчерашняя парочка. Только у лорда в этот раз костюм был темно бардовый.

Опять стандартные приветствия, и Ионеваин сразу же предложил, уже на бумаге подтвердить наши договоренности. Я, конечно, отказываться не стал, и тот вынул из кожаной папки два плотных листа, на которых, на понятном мне языке было составлен договор.

Если кратко смысл заключался в двух предложениях:

Не нападаем, в конфликтных случаях виновные наказываются своими командирами.

Как я и думал - совершено ничего ни значащая бумага. Хотя зачем столько разговоров и обсуждений - мне было непонятно. Создавалось стойкое впечатление, возникшее, кстати, еще накануне, что этими контактами меня пытаются от чего-то отвлечь. И чем вчера им помешала девочка? Как-то все было слишком подозрительно. Но внешне старался этого не показывать. Каждый приложил свою ладонь, для этого моему собеседнику пришлось снять перчатку - обычная рука, я, честно говоря, ожидал что-то более страшное.

Заодно и узнал про то, что меня интересовало: язык книги они не знают, и в городе существует только одна власть - именно главу её я и вижу. Правда, он оговорился, что не все воскрешаемые могут вспомнить прошлое, поэтому могут встречаться здесь и ему не подчиняющиеся, из недавно пришедших, хотя последнее время это случается крайне редко и они сами с ними борются.

Я тут же попытался выяснить больше, но тут же наткнулся на мягкое уклонение на все, что спрашивал.

Когда, как казалось, все формальности улажены, и мы обменялись бумагами и встали из-за стола, пожав руки, уже более 'дружелюбно', он, уже прощаясь, поинтересовался, что мы планируем делать дальше. На что я откровенно ответил, что планов никаких нет, пока жить здесь, может быть, осмотрим окрестности.

Он пожелал удачи, и после этого мы раскланялись и разошлись.

Думаю, не нужно объяснять, насколько я был разочарован этой встречей. Я ждал от неё много большего, на что-то надеялся, ожидал ответов хоть на какие-то вопросы.

Уходя из зала, заметил еще одного восставшего, одет он был в лохмотья, и как только меня увидел - тут же исчез в какой-то щели.

И тут мне в голову пришла мысль, от которой я даже застыл на месте: а интересно, тот умерший, что до сих пор лежит в 'моем' замке, действительно мертв?!

Решив для себя, что данный вопрос важен, но не срочен, оставил его на потом.

Домой вернулся без приключений, девочки все это время ждали меня с нетерпением и по настоящему искренне мне обрадовались.

Когда все успокоились, и я рассказал все, что произошло, заодно высказав свои опасения, мою осторожность никто не разделил. Такие соглашения, оказывается, часто составляли все вокруг. И эльфы, в том числе. А тем более, оформленные на бумаге, моими девочками вообще были восприняты на уровне, - ходи где хочешь, и делай что сможешь, никто не тронет.

Когда я попытался в этом феномене разобраться, в три голоса затвердили что у них так принято. Ну да, действительно, написанное вроде ни к чему и не обязывало, именно по смыслу, но в реальности иногда соблюдались даже строже, чем те, в которых были прописаны более строгие формулировки, так как давало возможность показать своё благородство каждой из сторон.

Но тут возник маленький нюанс: как 'Светлый Лорд' больше не имею права ходить один. Теперь, чтобы не нарушить этикет, меня, во всех моих передвижениях по городу должна сопровождать 'охрана', а супруга, конечно же, ею быть не может, - остается только один член нашей семьи. Заодно была высказана идея, что и из-за того, что Сильмэ тогда присутствовала, возможно, и удалось заключить такой замечательный договор!

К моему удивлению дочка с энтузиазмом восприняла и эту новость, и обязанности.

Совсем недавно, чуть больше недели назад хотела убить, а сейчас проявляет такое огромное желание, - все-таки я эльфиек не понимаю, или это относится ко всем женщинам?

Теперь она, уже официально, меня должна сопровождать, причем везде и всюду.

Мариэль с Малигинэ, да и Сильмэ, оказались настолько в этом единодушны, что у меня даже вставить слово сомнения не получилось. В результате мне одному было настоятельно не рекомендовано выходить за пределы нашего дома. Правда, к моей радости внутри это правило могло и не соблюдаться.

Вот с тех пор я и метался от безделья.

О том, что продолжить исследовать магическую книгу, даже и мыслей не возникало, да и предыдущие бесплодные попытки меня как-то разочаровали. А жизнь стала спокойнее. Мы все, вроде как теперь чувствовали себя более уверено, даже девочка, как-то в моем сопровождении, буквально наткнулась на одного из местных, так они только раскланялись и проложили свой путь.

Да и на мое удивление при наших нечастых вылазках и народу стало побольше встречаться.

Изредка действительно напоминая малолюдный городок. Но, только в основном утром или вечером. Днем город становился совершенно безлюдный.

Пожалуй стоит упомянуть о еще одной приятной мелочи: для меня оказалось приятной неожиданностью, что тот конь, что я выходил очень привязался ко мне. Подпускал только меня, и изредка Марию, полностью игнорируя Сильмэ, что ту страшно нервировало. Как же так, один из самых лучших эльфийских, знакомый ей почти всю жизнь, и не подпускает. Зато со мной он был само совершенство. Даже как-то с дочкой, чтобы лошади не застаивались, прокатились на них по городу.

Днем, конечно, чтобы ненароком никого не зацепить.

Я конечно верхом скакал не первый раз, но тут, находясь в седле, возникало чувство защищённости и заботы со стороны коня, в общем, чувствовал себя почти как в кресле.

Толи оттого, что я столицу знал лучше, или из-за коня, но каждый раз я приходил обратно быстрее, поджидая спутницу у ворот, чтобы та могла тоже заехать в калитку. Как же её это раздражало, тем более что я и не отнекивался, что наездник из меня так себе.

 Но самое большое волшебство дочка творила медленно и как-то совершено тихонько. От этого дом с каждым днем приобретал все более жилой вид. Как-то мимоходом, естественно при помощи магии, девочка обновляла комнаты, исправляла мебель. Даже как-то для меня незаметно восстановила разрушенную крышу, заодно зарастив туда мой импровизированный лаз. Когда я узнал про это, не очень и расстроился - весь чердак к этому моменту мной был изучен, и все, что хоть как-то можно было использовать, было или восстановлено и стояло по разным комнатам, или уничтожено в виде дров при приготовлении пищи. Дрова у нас оказались сейчас даже более редким ресурсом, чем провизия. Вот как раз с едой все было более чем замечательно, за исключением одного - ну слишком уж всё однообразно. Поэтому мое предложение изредка выезжать на охоту из столицы, используя для этого подземные ходы, было воспринято с осторожным оптимизмом, хоть с жителями у нас и мир, но всяких иных тварей по-прежнему везде хватало. Вот, для начала пешком, на разведку одного из таких проходов мы всей толпой и направились

Приглянулся он тем, что по карте, выход его был как раз в находящемся неподалеку лесу, а вход относительно недалеко от нашего дома. Вот узнать его состояние и возможность им пользоваться мы и хотели.

Ход начинался в одном полуразрушенном здании, и быстро убедившись, что никакие опасности нам в нем не угрожают, начали искать путь, как попасть вниз.

К нашему удивлению, проход был не там, где ожидали, и долго искали - а там, куда заглянули скорее из любопытства - в одном из каретных сараев наткнулись на еще одни, закрытые ворота, ведущие с небольшим уклоном вниз. Проехать на карете может быть и можно было в дни процветания Столицы, но сейчас он выглядел крайне запущено. Хотя все равно поражал: огромная, облицованная кирпичом труба, чем-то напоминающая туннель метро вела в кромешную темноту. Его размер впечатлял. Наверно даже верхом получалось бы неспешно проехать, изредка уворачиваясь от торчащих корней и просевших балок, а уж если вести коней в поводу, тем более. Это мы так, на будущее, планировали.

75
{"b":"545045","o":1}