ЛитМир - Электронная Библиотека

 - я совсем забыла, что не имела права зачаровывать... делать при постороннем... тем боле светлом... и ... меня теперь убьют. Закончила как-то совсем обречено.

 Дальше слов было понять невозможно, та лепетала что-то бессвязное, рыдая и трясясь. Угу, на моей груди. А я опять успокаивал, гладил и всячески подбадривал.

 Кажется, я продолжал утешать её еще какое-то время, запах волос кружил голову, тишина и шум моря убаюкивали...

 Не знаю, сколько прошло времени, но я вышел из оцепенения, чувствуя что что-то происходит не так, как должно. Когда смог оценить обстановку тихо ужаснулся: - Девочка уже топлес самозабвенно целует меня в шею, а её рука находится, скажем так, в единственной оставшейся на мне вещи.

 Тут прямо похолодел, как я допустил это, и как разрулить с минимальными потерями?!

 Как бы эту змейку выгнать с пригретого места, да так, чтобы не укусила, и при этом, желательно еще и не обиделась?!

 И тут мне случайно пришла в голову мысль, что возникни из портала тут и сейчас мои жены, и закати истерику, то я, в отличие от большинства мужей из анекдотов, буду только счастлив.

 На автомате оглядел окрестности, вот на это движение девочка обратила внимание, и, не поняв, кого или что я ищу, прямо об этом спросила.

 Тут уже сам сглупил, честно ответив, что своих жен, и отвечая на её недоуменный взгляд уточнил, по канонам смешных историй, тут просто обязаны появится мои супруги...

 Как же она психанула! Посыпались упреки, что я специально её соблазнял, чтобы таким образом вернуться в объятия своих дур, и ...много чего еще нелестного в мой адрес.

 Развернулась, и как была, очень шустро, не разбирая дороги, понеслась в сторону от моря.

 Ну что, побежал следом, боясь, что потеряю её. Как бегают эльфийки, когда им особо приспичит уже знаком, - как-то на лошади еле угнался за её мамой. А как потом искать?! Вот только лучше бы я этого не делал! Та споткнулась на каком-то камне и с размаха рухнула на песок, а когда поднялась, оказался во всем этом виноватым я, и тут же в меня полетела пара огненных мячиков. От одного я с легкостью увернулся, а вот второй слегка черканул по плечу, где тут - же возник дикий ожог. Не удержался, и взвыл от боли. Теперь девочка уже неслась ко мне, что дальше ожидать от неё, я уже и не знал.

 Когда подскочила и увидела, что натворила, первый же вопрос был: - а ты ранен?! Чем меня сильно озадачила.

 Действительно странно, что живой, при её то возможностях...

 Правда ответа ждать не стала, и шарахнула в меня чем-то. В висках застучало, боль ушла, но когда я взглянул на рану, та не изменилась.

 Зато дочка очень смутилась, и, пробормотав, ой, я другое, еще помахала руками, и ожог прямо на глазах начал затягиваться светлой кожей.

 Сильмэ выглядела явно обескураженной, и как-то сбивчиво извинялась.

 Только вздохнул, к моему удивлению ни злости не обиды к ней не испытывал, еще раз приобняв, неспешно повел обратно.

 Мне показалось, что моя спутница перенесла шок от случившегося наверно даже больший, чем я.

 Наверно как последствие этого, она заговорила и не могла остановиться:

 - вот скажи мне, как после всего того, что я сделала тебе плохого, можешь по прежнему так хорошо относиться ко мне?! Я бы тебя уже убила раз десять! Нет, я ведь действительно не могу понять, хочу, но не понимаю.

 Когда я к вам только попала, ты помнится, обозвал свою семью 'дурдомом', я сразу не поняла почему, а сейчас дошло.

 Все плохое - в одночасье превратилось в хорошее, и наоборот...

 Черное белым и белое черным! Обалдеть! Моя мама - светлая эльфийка... До сих пор в шоке!

 Нет, ты представляешь! Такое даже специально извращаясь невозможно придумать, это нарушение миропорядка.

 И светлая обо мне заботиться, готовит и утешает! Это же бред! Такого не может быть никогда!

 А моя мама? Нет, она очень ждала моего появления, и была счастлива тем, что я оправдывала все её надежды. И в плане магии, и рано заняв место среди верховных. Но она, как бы сказать, всегда относилась ко мне как к дальней родственнице. Твоя Мариэль общается со мной куда сердечнее! Я по глазам вижу, кто из них там сейчас. Стыдно признаваться, но рядом со светлой мне находиться проще и приятнее.

 Да и мама стала иной. Она... посветлела что ли?! Я только недавно стала понимать термин 'материнская любовь'... И так всюду, куда не гляну.

 И замолчала.

 Знаешь, чем у нас детей пугают? Тем, что отвезут в мертвую столицу и оставят выживать с одним колчаном, среди оживших! А для меня она стала родной и безопасной, да и горожане не такие и свирепые. Просто защищают свое жильё и всё. Зато от своих соотечественников должна прятаться и скрываться...

 Первое время я у вас жила как во сне. В нереально добром кошмаре.

 Снова замолкла.

 Знаешь, я наверно благодарна судьбе, что та меня вырвала из привычной жизни, которая была расписана еще до моего рождения.

 Рождение, магия, первые должности, зачатие от правильного самца, высший совет и долгая скучная старость. Хотя, наверно я бы не выдержала в итоге, и сама взбунтовалась против всего этого. Как мама. Только, в отличие от меня, она не могла свою жизнь увидеть со стороны.

 Я ведь с детства была нарушительницей, но, имея бабушку среди высших, многое просто не замечали.

 Опять задумалась. Мы уже были берегу, уселись как раньше. Я накинул ей на плечи её блузку, о которой она совсем забыла, а она прижалась ко мне плечом и продолжила говорить, как мне показалось уже больше с собой.

 Да, я была всегда на виду, и благодаря магии, да и мама с бабушкой сыграли не последнюю роль. В этом были и свои радости и огорчения.

 Когда я была маленькая, меня приставили к магичке, задававшей зубрить кучу дурацких заклинаний ничего никогда не объясняя, и жестоко наказывая за каждую ошибку. А когда я один раз пожаловалась на неё бабушке... - дочку даже передернуло от воспоминания...

 А потом я стащила один из бабушкиных амулетов и потихоньку таскала по одной запрещенные магические книги и тайком читала. Кстати твоя мне очень напомнила их, даже сразу и не заметила, что язык другой и содержимое совсем не похоже.

 Да - да, у нас существует запрещенная магия, и кое-что из неё я даже попыталась использовать при создании того клинка.

 Я не знаю, почему от всех её скрывают, почти все заклинания, содержащиеся в тех книгах, на проверку оказались совершено безобидными. Не могла понять и как-то вскользь поинтересовалась у учительницы, а что там, в запертых шкафах, а меня ...опять наказали.

 Самое трудное оказалось при ответах не перепутать заклинания. Хотя, я думаю, в большинстве своем наши магички даже в курсе о существовании этого раздела.

 Может быть, из-за запретов или из любопытства, но изучала, до многого доходя сама.

 Но как-то моя лучшая подруга, от которой почти не было секретов, заметила непривычный корешок у меня на полке и доложила кому нужно. Нашли и книгу, и бабушкин ключ.

 Не знаю, или так совпало или моя богиня мне помогла, но очень вовремя возник скандал, связанный с мамой, и когда её изгоняли, я тоже ушла с ней и её подругами.

 А потом, были схватки, война, победа. Все так отличалось от нашей прежней тихой жизни.

 Наверно тогда я по настоящему первый раз почувствовала себя счастливой!

 Но все кончилось, и все кто когда-то бежал от старого скучного мира, стал строить точно такой же в новом месте.

 Ко мне снова приставили учителя. Правда в этот раз она оказалась еще большей стервой, чем прошлая, но тут никаких книг не было вообще, и та заставляла зубрить то, что я могла сделать по-другому и проще и с меньшими затратами.

 И когда с мамой случилась беда, я уже была готова убить любого. Наверно, даже просто так, без повода.

 Снова замолчала уже надолго. Потом повернулась ко мне и продолжила, глядя мне в глаза:

82
{"b":"545045","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец радуг
4321
Властелин Пыли
Каникулы в Простоквашино
Подмосковье. Эпоха раскола
Хроники Максима Волгина
Конец конца Земли
Рок Зоны. Адское турне
Магнетические тексты. Как убеждать, «соблазнять» словом и зарабатывать на этом деньги