ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ястреб почти засмеялся, но взгляд на лицо старика заставил его не делать этого. Он попробовал что–то сказать, но не мог найти нужных слов.

— Ты тот самый мальчик, который приведет своих детей в Землю Обетованную, — сказал ему Король Серебряной Реки. — Твой сон — это твоя судьба. Я дал тебе этот сон, когда ты покинул меня и возвратился в мир. Но этот сон реален, это предсказание того, что тебе предстоит сделать. Твоя малочисленная семья в руинах города, та, которую ты оставил, появившись здесь, это начало гораздо большей семьи. Ты поведешь их к приюту, который защитит их, пока не закончится безумие. Пока не завершится разрушение до полного опустошения. На это потребуется время. Еще больше времени потребуется, чтобы мир залечил свои раны. Пока это будет длиться, некоторым нужно быть в целостности и сохранности, чтобы народ Слова не умер.

Ястреб кивнул, затем покачал головой, словно говоря нет.

— Я не думаю, что все это правда. Я не думаю, что смогу сделать все, что, как вам кажется, я могу сделать. Я верю в мечту, но мечта — маленькая. Она только для меня и для Призраков. Моей семьи. Не для… о скольких мы говорим?

— Возможно, о нескольких тысячах. Людей, эльфов и других. Смесь тех, кто сражается за выживание с демонами и выродками и всеми теми, кто служит Пустоте.

Ястреб поразился. Эльфы?

— Как же я сделаю это? Вы говорите, что у меня есть магия, и возможно, так оно и есть. Думаю, я смог вылечить Чейни, когда он был ранен гигантской многоножкой. Но это совершенно не означает того, что, по вашим словам, я должен сделать. Исцеление — это одно. А борьба с демонами или чем–то подобным, чтобы доставить несколько тысяч человек в безопасное место — это совсем другое. Посмотрите на меня! Я никакой не особенный. Я не смогу сделать ничего, чтобы спасти всех этих людей! Я лишь могу помочь семье, которая у меня сейчас есть, а это всего девять детей, собака и старик!

Чем больше он говорил, тем более непреклонным становился. Чем более непреклонным он становился, тем больше пугался того, кем он вырос. Грандиозность того, о чем старик просил его — нет, говорил ему, что он должен сделать, — просто подавляла. Он попытался сказать еще что–то, но не стал, с отвращением вставая на ноги и глядя вдаль со смесью ярости и расстройства.

— Не думаю, что смогу сделать это, — наконец сказал он. — Я даже не знаю, с чего начать.

Он подождал, что старик что–нибудь ответит, а затем, когда не услышал ответа, обернулся.

Старик исчез.

* * *

Потом он искал старика, пробираясь по садам, о которых он ничего не знал — ни где они начинались, ни где заканчивались. Когда это не принесло результата, он стал искать Тессу. Он бродил без всякой цели, потому что двигаться лучше, чем сидеть; делать что–нибудь лучше, чем ничего не делать. Эти усилия начали утомлять его, он замедлился и, в конце концов, совсем остановился. Он в недоумении огляделся. Все выглядело точно так же, как и раньше, когда он начинал поиски. С одной стороны находились бассейн и фонтан. Глициния свисала с решетки фиолетовым ливнем. Было так, как будто ничего не изменилось — как будто он вообще не двигался.

Может быть, это — послание, — подумал он. — Может быть, независимо от того, что я делаю, ничего не изменится и я никуда не попаду.

Он очень хотел пить, и, взвесив все за и против, он попробовал воду из фонтана.

На вкус она оказалась сладкой и чистой, поэтому он напился ею. Он заверил себя, что старик вряд ли провел его по всему этому пути, чтобы позволить ему выпить отравленной воды.

Когда его жажда была утолена, он потратил несколько минут, размышляя над услышанным, и решил, что, возможно, он поверит, что все было правдой. Ну, в большей части, правдой. Все, кроме той части о его предназначении спасти всех тех людей, доставив их куда–то — в безопасное место, в Землю Обетованную, в приют от опустошений разрушенного мира. Он на самом деле не верил, что сможет сделать что–либо подобное. Однако, он, возможно, поверил всему стальному, хотя не мог точно сказать почему. Отчасти это было от того, что он знал, что что–то изменилось в нем, отчасти из–за его снов о месте, в которое ему предназначалось отвести Призраков, и частично из–за того, что он чувствовал по поводу старика. Король Серебряной Реки. Он проговорил про себя это имя. Несмотря на сомнения, он не мог заставить себя поверить, что старик лгал. Только не об этом. Чувствовалось, что даже самые дикое и невероятное было правдивым.

Он снова сел на деревянную скамью, задаваясь вопросом, что же ему делать. Он попытался думать о чем–то другом, пусть все идет своим путем, но это было невозможно.

Он сказал себе, что должен быть благодарен за то, что все еще жив, хотя по всем раскладам он должен был умереть. Старик спас его и перенес сюда, неважно, по прихоти или по причине его необходимости. Ястреб не мог это отринуть, даже сомневаясь в этом. Даже часть о ведении всех тех людей к месту, где разрушение мира не затронет их.

Как будто было такое место, а старик разделил видение Ястреба.

Ему пришло в голову, что он не удосужился выяснить, где может находиться это место, уж не говоря о том, как он доберется туда. Если ему действительно предначертано вести кого–то, пусть даже горстку Призраков, тогда…

— Вначале видение было только для Призраков, потому что это было все, что нужно, — сказал старик, сидя рядом с ним на скамье. — Но оно всегда предполагало включать также и других. Чтобы начать новый мир нужно больше, чем несколько детей.

Он материализовался из ниоткуда и без какого–либо звука. Ястреб аж подпрыгнул внутри, но не растерялся.

— Я не знаю, нужно для нового мира. Где Вы были?

— И здесь, и там. Я подумал, что тебе может нужно немного времени побыть одному, чтобы поразмыслить обо всем. Иногда это помогает. Что же касается того, что ты знаешь, юноша, то ты знаешь больше, чем ты думаешь, потому что ты наполнен дикой магией. Из–за этого твоя интуиция и твое врожденное понимание более сильные. То, как ты был создан, и из каких деталей, делает тебя таким особенным. Вот почему ты здесь — почему ты был создан здесь, почему ты покинул это место и почему вернулся. Именно поэтому твои враги так боятся тебя.

Ястреб покачал головой.

— Боятся меня? Никто меня не боится, — он встретил пристальный взгляд старика и выдержал его. — Вы продолжаете говорить о том, как я был создан дикой магией. Что это значит? Я настоящий? Человек ли я?

— Ты такой же человек, как любой другой мальчик твоего возраста. Ты такой же человек, как эта девочка, которую ты любишь, — старик улыбнулся. — Но ты, конечно, и нечто большее. Дикая магия отличает тебя. Это означает, что хотя ты и человек, ты также и творение Волшебства. Вы превосходишь существующий мир и его народы. Твои истоки очень стары и восходят к началу мира. Ты — плоть, кровь и кости, и ты можешь и умрешь однажды, как и другие люди. Но твоя жизнь находится на другой дороге, и тебе дана способность делать такие вещи, которые никто и никогда не сможет сделать.

— Вещи. Какие вещи?

— Никто не знает. Даже я, а я наблюдал за тобой с самого рождения. Что ты сделаешь и как ты это сделаешь — это знание ты должен открыть сам. Твои видения говорят тебе о твоей судьбе, но только встав на дорогу этой судьбы ты обнаружишь, как ее исполнить.

— Придя в то место, где люди, которых я поведу, будут в безопасности? Увидев, что произойдет, если я сделаю это?

— Именно так, юноша.

— Я должен просто сделать это и надеяться на лучшее?

— Ты должен доверять тому, кто и что ты есть. Ты должен доверять видениям, которые были тебе даны. Ты ведь верил в них до этих пор, не так ли?

— О себе и своей семье. Но не о тысячах людей, которых я даже не знаю!

Старик изучал его.

— Почему в одно верится меньше, чем в другое? Действительно ли будет сильно отличаться то, что ты поведешь тысячи людей, от того, что поведешь лишь горстку? Опасности — те же самые, путешествие — то же самое, пункт назначения — тот же самый. Говорят, один в поле не воин. Возможно, это облегчит твою задачу. Ты не будешь так одинок.

11
{"b":"545052","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жажда
Цусимские хроники. Чужие берега
Тайна виллы «Лунный камень»
Правильное питание как минное поле
Энциклопедия здоровых блюд
Красавица и Чудовище. Сила любви
Записки судмедэксперта
Инструктор ОМСБОН
Она смеется, как мать