ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Речка и Свеча примчались к Сове, на их молодых лицах отражалась паника. Обе начали говорить с ней одновременно, спрашивая, в порядке ли она, умоляя что–нибудь ответить. Они касались ее щек и растирали руки. Они не понимали, что казавшийся спящим Белка был наиболее серьезно ранен, а Сова не могла сказать им. Она пыталась, но слова выходили как невнятные звуки.

— Не в меня, — наконец ухитрилась произнести она, задыхаясь от усилия. — Он попал в Белку!

Сразу же они переключили свое внимание на маленького мальчика, подняв его из рук Совы и положив на землю. Речка нагнулась, приложила голову к его груди, затем ухо ко рту, проверила его пульс, ее руки ощупали его везде, где только возможно, затем подняла свое пораженное лицо.

— Он не дышит!

Она начала делать ему искусственное дыхание, прокачивая грудную клетку, выдыхая воздух ему в рот, стараясь привести его в чувство. Этому умению ее научила Сова, почерпнув знания в одной из ее книг. Винтик поспешил с одеялом, но Речка жестом попросила его подождать. Рядом с ней на одном колене стоял Мелок, подгоняя ее, говоря ей сделать все, что только можно, чтобы она смогла спасти его. Медведь вышел из темноты, держа в руке тяжелую дубинку, с искаженным от гнева лицом. Мальчик с изуродованным лицом лежал там, где упал, и Сова не могла сказать, мертв он или жив.

— Дыши, Белка, дыши! — снова и снова повторял Мелок.

Свеча встала около Совы, и маленькая рука коснулась ее рук. Сова смогла почувствовать пожатие и ответила тем же. Последствия электрошокера сейчас уже ослабевали, и чувства возвращались к ее телу.

— Это был несчастный случай, — прошептала она Свече. Когда глаза маленькой девочки встретились с ее собственными, полные сомнения и ужаса, она кивнула в знак подтверждения сказанного. — Он не хотел именно этого.

Она смотрела, как Речка не останавливала свои усилия, в то же время прислушиваясь к шуму сражения, продолжавшегося на берегу. Сейчас звуки были громче и более неистовыми — выстрелы автоматического оружия, разряды тяжелой артиллерии, пронзительная трескотня флэчеттов, крики и вопли сражающихся. Горизонт был освещен огнем пожаров, горящих судов и старых складов в доках. Она смогла чувствовать запах дыма, увидеть его туманные клубы на фоне пожаров и света звезд.

Винтик подошел и положил одеяло на колени Совы, глядя на Белку.

— Это не работает, — тихо произнес он. — Он не дышит.

Если кто–то и слышал его, никто ничего не сказал. Они стояли тесной группой в молчании, наблюдая работу Речки, тихо молясь о чуде. Прошли минуты. Речка продолжала свои усилия — дыхание рот–в–рот, дюжина быстрых качков сложенными ладонями по грудной клетке Белки, еще дыхание рот–в–рот, еще дюжина качков, снова и снова. На ее лице отражалась решимость, а в ее движениях присутствовала почти фанатичная настойчивость. Она вернет Белку к жизни; она найдет способ заставить его дышать.

Наконец, Сова произнесла:

— Довольно, Речка.

Когда же Речка проигнорировала ее, она повторила это более резко. Когда Речка посмотрела на нее с недоверием, она сказала:

— Он ушел, милая. Пусть идет.

Эти слова повисли в ночном воздухе на фоне прибрежного сражения и автострады, заваленной сломанными автомобилями и рассеянными костями. Эти слова прошептали о других временах и других потерях, всколыхнув воспоминания о Мышке и Цапле, когда их жизни закончились. Призраки стояли вместе в окружающей темноте и вспоминали, и их воспоминания заставили их почувствовать себя пустыми и беспомощными. Слезы наполнили их глаза. Некоторые плакали в открытую.

Они все еще стояли там, замороженные шоком, в растерянности и непонимании, опустив глаза на неподвижное тело Белки, когда переда рампой появились оборванные Ягуар и Воробышек, а за ним возникла темная, призрачная фигура Рыцаря Слова.

* * *

Логан Том кое–что знал об искусственном дыхании и боевых ранах, и он решил попытать счастья с Белкой, несмотря на то, что вряд ли он уже сможет помочь. Но его попытка оказалась не лучше, чем Речки. Удара электрического разряда электрошокера оказалось достаточно, чтобы остановить сердце мальчика, уже ослабленное болезнью и даже, возможно, генетикой.

— Вероятно уже никто ничего не мог сделать, — заверил он остальных; пока он говорил это, понял, что его никто не слушал.

Воробышек была опустошена. Она была главной сиделкой Белки, его медсестрой и компаньоном в течение всех недель его болезни, и она не могла смириться с тем, что он ушел. Не обращая внимания на то, что ее собственным ранам требовалась помощь, и не замечая усталости своих больных костей, она встала на колени рядом с маленьким мальчиком, завернула его в одеяло, предложенное Совой, и держала его все то время, пока остальные слушали объяснения Ягуара и Логана Тома о том, что случилось в компаунде.

— Вы говорите, что он просто растворился в воздухе? — требовательно произнесла Сова, когда услышала объяснение Рыцаря, почему Ястреба нет с ними. — И Тесса тоже? Они просто исчезли?

— Так говорят те, кто это видел, — Логан Том смог уловить недоверие в ее голосе и пожал плечами. — Точно ничего не известно. Однако кажется ясно, что нечто сверхъестественное вмешалось, чтобы похитить их из компаунда и от тех, кто хотел навредить им. Это означает, что они были спасены так или иначе.

— Или взяты в плен этими демоническими тварями, о которых вы постоянно твердите, — объявил Ягуар. — Вы же не можете знать точно.

— Нет, но у меня есть разумное предположение. У демонов нет власти забирать людей из воздуха. Они могут находить их и убивать физическими средствами, но они не могут извлекать их при помощи магии. Нет, здесь что–то еще.

— Что именно? — упорствовал Ягуар.

Логан Том покачал головой.

— Так, что же нам делать, чтобы найти их? — хотел знать Мелок. Он был почти так же нетерпелив и зол, как и Ягуар. — Что нам нужно делать сейчас?

— Сперва убраться отсюда, — объявила Сова. — Даже еще минуту оставаться здесь небезопасно.

— Расскажи мне об этом, — пробормотал Ягуар, подходя к Воробышку. Он наклонился и нежно погладил ее волосы. — Ты сильная, птичка, — сказал он. — Ты крепкая.

Логан Том бросил взгляд на город, пожары и битву в доках. Приплывшие лодки причаливали и массово высаживали на берег своих пассажиров. Тысячи пожирателей, привлеченных кровопролитием, незримо толпились вокруг, пока выродки вступали в рукопашную схватку с защитниками компаунда. Защитники были храбрыми и упорно боролись, чтобы отстоять свою землю. Это сражение будет бушевать весь остаток ночи и продлится до тех пор, пока защитники не будут отброшены за стены. Когда это произойдет, выродки начнут искать в городе бездомных. Будет хорошей идеей убраться отсюда как можно дальше к тому времени.

— Мы должны уходить, — сказал он, соглашаясь с Совой. Он оглянулся на путепроводы, затопленные беженцами из города — уродами, беспризорниками и остальными, пришедшими с набережной. Они не намеревались выйти на автостраду, не намеревались оставлять город, а лишь найти убежище поглубже в городе, думая вернуться, когда нападавшие пойдут дальше. Пока что ни один из них не хотел идти по автостраде, на которой находились Призраки.

Но это могло измениться в любой момент.

— Забирайте все, что хотите сохранить, — инструктировал он. — Несите это к Лайтнингу. Привяжите повозку к заднему бамперу. Привяжите старика в носилках на крыше машины, теперь с ним все будет в порядке. — И безопаснее для остальных, если тот останется под открытым небом со своей чумой, подумал он, но не сказал этого. Он взглянул на Воробышка, которая все еще укачивала тело Белки. — Мы возьмем малыша внутрь, где он будет в безопасности, пока не найдем, где его похоронить, — сказал он. — Ты можешь оставаться с ним.

Призраки начали собирать свои пожитки, печально и разобщенно, никто не проронил ни слова. Медведь подошел и взял тело Белки из рук Воробышка, успокаивая ее рыдания, говоря ей следовать за ним. Винтик и Мелок подняли Погодника, а Речка взялась за ручки инвалидного кресла Совы и повернула ее.

13
{"b":"545052","o":1}