ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вдруг Ягуар произнес:

— А как насчет него?

Он указал на мальчика с изуродованным лицом, который все еще лежал, растянувшись на улице, там, где Медведь огрел его своей дубинкой. Когда никто не двинулся, Логан Том подошел и наклонился, проверяя пульс и дыхание мальчика.

— Он без сознания, он не умер.

— Оставьте его, — рявкнул Медведь, останавливаясь, чтобы оглянуться назад, держа Белку в руках.

Логан взглянул на остальных.

— Вы можете разбудить его? — спросила Сова. — Можете поставить его на ноги?

Логан внимательно осмотрел урон, нанесенный ударом Медведя, темный багряный синяк на левом виске.

— Я думаю, что все пройдет и он очнется самостоятельно.

— Но если мы оставим его? — надавила она.

Логан поглядел на толпу в путепроводе, а затем на сражение в доках. Он покачал головой.

— Тогда, вероятно, он не сделает этого.

— Оставьте его! — прокричал на этот раз Медведь.

— Оставьте его, — согласился Ягуар.

Остальные повторили эти же слова, все, кроме Свечи.

— Белка бы этого не захотел, — тихо сказала она, ни к кому не обращаясь.

Темные глаза Совы застыли на маленькой девочке, и она кивнула.

— Нет, он бы не захотел этого. Мы возьмем мальчика с собой.

— Чертов урод! — огрызнулся Ягуар на нее. Медведь что–то пробормотал шепотом, когда отворачивался. Остальные бросили на Сову темные взгляды неодобрения, но никто больше ничего не сказал. Логан подождал мгновение, затем подобрал изуродованного мальчика и пошел вниз вслед за Медведем. Он подумал, что брать его была ошибкой, но не стал ничего говорить. Во всяком случае, не сейчас. Может быть, позже. Он знал, как это работает. Иногда вы делали то, что должны делать, а не то, что хотелось. Иногда Вы делали то, что считали правильным, несмотря на то, что знали, что пожалеете об этом. Он выучил этот особый урок со времен, когда он был с Майклом. В результате, он накопил достаточно сожаления за всю свою прошедшую жизнь, но он сделал то, что сделал, потому что это было необходимо.

Теперь он заботился о пачке уличных детей, потому что не смог спасти их лидера. Не потому, что они нуждались в этом или, что ему было дано сделать так, а потому, что это казалось правильным.

Тем не менее, он поймал себя на мысли, когда окинул взглядом своих оборванных молодых подопечных, а есть ли вообще смысл в том, что он делает.

* * *

Они двигались весь остаток ночи: Логан управлял Лайтнингом S-150, Погодник и мальчик с изуродованным лицом были привязаны на крыше, Воробышек с Белкой сидела сзади, Сова ехала на пассажирском месте, а повозка с различным имуществом, спасенным Призраками, были прикреплена позади. Остальные или шли пешком, или ехали на широких плоских крыльях по очереди, сменяясь, если кто–то нуждался в отдыхе. Ягуар и Медведь почти весь путь прошли пешком, проехав только по приказу Совы, не желая показывать никаких признаков усталости. Логан сохранял темп автомобиля достаточно медленным, чтобы даже Свеча не испытывала затруднения поддерживать его. Скорость еще не была настолько важна. Пункт назначения в данный момент тоже не имел большого значения, поскольку никто из них — включая Логана Тома или, возможно, особенно Логана Тома — не знал, куда им предстоит направиться. Скоро, в какой–то момент, у них должно появиться в уме какое–то представление о цели путешествия. Но на сегодняшний вечер было достаточным поддерживать устойчивый темп, который выведет их из города и его окрестностей, подальше от выродков и их безумия.

Они поехали на юг, направлении, в котором уходила автострада и в котором Логан чувствовал себя уютно. Он пришел в город с северо–востока и не имел особого желания возвращаться через те горные перевалы. Может быть, из–за возможности еще одной встречи с духами умерших или из–за нежелания возвращаться тем же путем, которым он уже проходил, когда враги постоянно выискивают его. Он еще не знал, куда они должны ехать, чтобы найти отсутствующих Ястреба и Тессу, но он знал, что будет гораздо счастливее искать их там, где он еще не был.

Он также знал, что для воплощения их путешествия им понадобится трейлер, достаточно большой, чтобы вместить их самих и их пожитки. Сегодня двигаться черепашьим темпом по автостраде было нормальным, но после им понадобится средство, с которым они могли бы передвигаться быстрее, если в этом будет необходимость, а Лайтнинг не сможет увезти всех.

Эти и другие соображения мелькали в его голове, пока он вел свой автомобиль по длинной ленте бетона в темноту, петляя среди груд брошенных машин, куч мусора и костей умерших. Уже вдали, в желтоватом тумане, но все еще видимые, ночное небо освещали огни кораблей и компаунда. Он вдруг подумал о людях, которые жили в компаунде, и, вероятно, умрут до того, как все закончится. В частности, он подумал о Майке, с ее веснушками и тревожными глазами. Ему хотелось знать, сделает ли она так, как он ей сказал, или пойдет по легкому пути и останется в компаунде. Он решил, что скорее всего не хочет этого знать.

Когда они проехали достаточно далеко по шоссе, весь путь до дальнего конца огромного аэродрома, он свернул с дороги и привез их на небольшую возвышенность, с которой просматривался аэродром и, если взглянуть на дорогу, по которой они проехали, город. Он привел Лайтнинг к небольшой рощице, где машину не сразу заметят, выключил двигатель и вылез наружу. В задней части машины у него лежали пара палаток и одеяла, с учетом салона машина этого было вполне достаточно, чтобы они смогли немного поспать. Они нуждались в отдыхе. Все были измучены.

С помощью мальчиков установив палатки и используя авторитет Совы, Логан всех разместил по постелям. Сова была последней, ей потребовалось время, чтобы очистить раны мальчика с изуродованным лицом, а затем настоять, чтобы Логан взял его с Погодником внутрь машины. Логан согласился, но надел наручники на одно запястье и защелкнул их на кольце с задней стороны машины.

Оставшись один, он устроился на водительском сидении, развернув машину передней частью к шоссе, по которому они только что проехали. Он не ждал преследования, но он научился никогда ничего не принимать на веру, даже надежность системы оповещения Лайтнинга. Слушая неровное дыхание Погодника в задней части салона, он смотрел в темноту и провалился в легкую дремоту.

Он плыл где–то между снами и реальностью, когда к нему пришла Госпожа.

* * *

Он чувствует ее присутствие до того, как слышит ее голос, и этого достаточно, чтобы заставить его подняться и выйти на травянистый холм, на котором стоит Лайтнинг S-150 AV. Он плохо спит этой ночью, его ум беспокоен, мысли темны и полны предчувствий. Воспоминания об упущенных возможностях преследуют его, приходят как призраки, чтобы испортить ему отдых. Он дремлет по несколько минут то тут, то там, и ведет безнадежную войну со своими личными демонами; они не дают ему покоя. По большей части он пытается притвориться, что уравнивает их вызовы и призывы к поражению, которые они нашептывают.

— Логан Том, — говорит она, произнося его имя.

— Я здесь, — хочет он ответить, но его горло сжимается и он не может произнести эти слова.

Он идет по высокой и густой траве, вдыхая прохладный ночной воздух, наполненный запахами влажной коры и сухих листьев. Некоторые из Призраков храпят, Медведь громче других, завернутые в свои одеяла и прижавшиеся друг к другу, чтобы согреться. Он смотрит назад, туда, где мальчик, который убил Белку, присел на корточки внутри Лайтнинга, очнувшись, но все еще прикованный наручниками. Мальчик не смотрит в его направлении. Но это, конечно, не имеет значения. Даже если он обернется, то не увидит ее. Ее нельзя увидеть, если она этого не пожелает. Этой ночью, верит он, она так не поступает.

Он идет по траве в направлении ее голоса, еще не видя ее, но зная, что она там. Его посох лежит на сидении внутри Лайтнинга рядом с тем местом, где он спит. Он никогда никуда не выходит без него, но этой ночью у него об этом не возникло ни единой мысли; ее голос — вот, что принуждает. Помня свою клятву всегда держать его при себе, он чувствует укол сожаления, что забыл его.

14
{"b":"545052","o":1}