ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На сегодня мы закончили, — объявил Калф, с гримасой выпрямляя больную спину. — Мы проверили, сколько смогли за этот день. Мы можем продолжить послезавтра. Это лучшее, что я могу сделать. Встретимся в полдень. Может быть, нам повезет, но я бы не стал на это заключать пари.

С этим почти был согласен Кирисин. Они еще не обыскали все вокруг; им еще предстояло исследовать огромные секции Ашенелла. Сейчас Кирисина больше всего волновало то, что Панси Ролт Круэр, Королева эльфов и мать Королей, могла решить предать себя земле и не оставить никакого маркера, как и предполагал Калф. Если это так, то они никогда не найдут ни ее, ни утерянные синие Эльфийские камни.

Он стряхнул пыль с бедер и переда рубашки и задался вопросом, насколько плохо он выглядел для любого встречного. Довольно плохо, подумал он. Как будто он вывалялся в грязи и листьях. Как будто он потерялся в лесу.

Ну, ладно, но потерялся. Он потерялся так, что с трудом верилось, что его когда–нибудь отыщут. Эллкрис должна выбрать кого–то еще, кто помог бы ей. Все, с чем он мог справиться, это носиться по полю мертвых, растрачивая впустую данную ему возможность. Он пнул по грязи на дорожке, разъяренный, разочарованный и испуганный в одно и то же время. Время уходило, сказал он про себя. Время, которое он не должен растрачивать.

Все еще бормоча шепотом и проклиная себя за то, что был таким глупым и ничего не стоящим, зная, что ничего не сделал, что могло помочь, он вышел из–за деревьев, растущих перед его домом и остановился.

Кто–то сидел на ступеньках веранды, прислонясь к столбику, поддерживающему крышу, с руками, расслабленно лежащими на коленях согнутых ног, держа в одной руке стакан эля. Не отец или мать. Они уехали на несколько дней в дом его бабушки и дедушки в небольшой общине на юге. Это был кто–то еще, кто–то похожий на…

Он моргнул, не веря в это. Симралин! Это была Симралин!

Она увидела его и помахала рукой.

— Эй, Малыш К! — позвала она, используя придуманное ею прозвище.

— Сим! — закричал он в восхищении и помчался вперед по ступенькам, чтобы приветствовать ее, разведя руки по сторонам, а затем заключив ее в плотные объятия. — Ты вернулась!

— Полегче, полегче! Ты же сломаешь меня!

Говоря это, она смеялась и в свою очередь обняла его. Она была сильной и атлетичной, поэтому ему пришлось бы приложить очень много усилий, чтобы повредить ей. Кирисин боготворил свою сестру так же, как все маленькие братья всегда боготворят своих старших сестер: как она никого никогда не будет. Она была на шесть лет старше и на целую жизнь опытнее его. Более того, он считал ее всем, чем не являлся сам — высокой, умной и красивой. Она была следопытом с большой буквы, ее любили и уважали все, и она была тем другом, которого вы всегда надеетесь найти и сохранить.

— Я скучал по тебе, — сказал он.

— Хорошо. Мне бы не понравилось, если бы это было не так.

Она взглянула на его одежду.

— Где ты побывал? Валялся в грязи? Ты похож на сурка! И вдобавок не очень хорошо пахнешь. — Она оттолкнула его и усадила на ступеньках. — Вот, — сказала она, протягивая ему стакан эля. — Выпей и расскажи мне, что ты делал.

Он никогда даже не думал что–то скрывать от нее. Она была Симралин, и он всегда рассказывал ей все, даже то, чего он никогда не скажет родителям. Он начал с Эллкрис, говорившей с ним и просившей его помощи, затем подробно рассказал о своих усилиях получить помощь у Короля, о том, как он обнаружил, что ему лгут, о конфронтации с Эришей и изменениях в ее душе. Закончил он сегодняшними бесполезными поисками места захоронения Эльфийской Королевы Панси Ролт Круэр.

Он объяснил, как он и Эриша решили найти какие–нибудь упоминание о Эльфийских камнях в Эльфийских хрониках, как их обнаружил старик Калф, угрожая сначала выдать их, а затем ставший их союзником. Он даже добавил свое беспокойство по поводу поведения Короля, и насколько странным показалось ему, что тот пожертвовал бы Эллкрис ради спасения своей дочери.

Когда он закончил, Симралин посмотрела на него с минуту, как будто что–то прокручивая у себя в голове, а затем сказала:

— Довольно странная история, Маленький K. Ты уверен во всем этом? Ты ничего не приукрасил для меня, не так ли?

— Конечно, нет! Я не сделал бы этого! — Он был возмущен и раздражен на нее. — Зачем ты об этом спрашиваешь?

— Успокойся, — произнесла она, дотрагиваясь до его плеча. — Я сказала это, потому что все гораздо более странно, чем ты думаешь. Послушай то, что случилось со мной.

Затем она рассказала ему о своей встрече с Рыцарем Слова, Анжелой Перес, и бродяжкой Эйли. Она тщательно объяснила, как это произошло, о странном способе, которым она услышала, как Эйли позвала ее, как они нашли ожидавшую их парочку, и как те раскрыли, что привело их в Цинтру к эльфам.

Потом она рассказала ему, что Анжела говорила о «Путеводной звезде» и Эльфийских камнях и конце мира.

— Я знал это! — воскликнул он твердым голосом. — Это не было только для меня и Эриши! Эллкрис действительно знала, что она в опасности и что в каком–то роде эльфы оказались под угрозой, и ей нужно, чтобы мы что–то сделали! Это не было лишь моим воображением!

— Но Король так не думает так, — надавила Симралин.

Кирисин покачал головой.

— Я не знаю, о чем он думает. И Эриша не знает. Однако, он знает что–то, чего не знаем мы. Иначе он бы так не действовал. Он даже не думает разрешить Эрише сделать то, о чем просила ее Эллкрис, и он несколько дней избегал меня. Он лгал мне, понимаешь?

— Возможно. Или, может быть, просто так кажется. Ты не можешь знать, каковы его причины не желать действовать в вопросе, о котором ты рассказал ему, — покачала головой Симралин. — Наша семья в течение некоторого времени не была близка к Ариссену Беллоруусу, начиная с его размолвки с нашими родителями. Но я знаю его достаточно хорошо, он никогда не сделает ничего, чтобы поставить под угрозу наш народ. Он предан эльфам. Я видела, как он демонстрирует это снова и снова. Думаю, должно быть что–то еще.

— Может быть, и так, — допустил Кирисин. — Но я не знаю, что это такое, или как это найти. Может быть, Эриша сможет с этим справиться, но пока что и она не достигла большого успеха. Она говорит, что ее отец стал другим. Даже старик Калф думает, что что–то в нем изменилось.

Симралин снова села, подтянув колени к груди, лицо ее помрачнело. Они оба погружались во мрак, ночь быстро опускалась, от дневного света осталась лишь бледная дымка на западе горизонта над стеной леса.

— Давай–ка еще выпьем эля, — предложила она

Она зашла внутрь и вернулась с новыми стаканами. Они сидели вместе в сгущающейся темноте, потягивая темно–янтарную жидкость, ничего не говоря.

— Я помню Эришу еще совсем маленькой, — наконец, сказала Симралин. Она скривила губы в сторону Кирисина. — Обычно она следовала за тобой, как новорожденный щенок. Она считала тебя таким умным, — она улыбнулась. — Я всегда думала, что из этого что–то может получиться. Особенно после того, как вы оба стали Избранными.

Кирисин скорчил гримасу:

— Ну, по крайней мере, она снова разговаривает со мной. Какое–то время, она даже этого не делала.

— Кажется, сейчас она делает гораздо больше этого. Она идет против своего отца. Опасно, для молодой дочери Короля.

Кирисин подумал над этим. Это было опасно. Но он не был уверен, что точно понял природу этого риска. Он почувствовал, что он больше угрозы наказания за неповиновение.

— Мне нравится она еще больше за то, что она так рискует, — сказал он.

— Верю.

Он подарил ей озорную улыбку.

— Но больше всего она мне нравится, потому что выглядит и пахнет как я.

— Что касается этого, то не мешало бы тебе привести себя в порядок, — она развязала ленту и встряхнула свои длинные светлые волосы. — Кстати, мне тоже стоит об этом подумать. Наши гости были вызваны предстать перед Верховным Советом, чтобы сделать свои заявления, и мне сказали присутствовать там. Я могла бы обойтись без этого, но мне не дали выбора.

22
{"b":"545052","o":1}