ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он снова задумался над сдержанностью Короля, пытаясь угадать ее источник.

Что–то случилось с Ариссеном Беллоруусом, чего никто не мог понять, что заставляет его действовать таким путем, который был чужд его характеру. То, что он с подозрением относился к Анжеле Перес, не было удивительным; большинство эльфов с подозрением относилось к людям. Но его реакция в данном случае казалась дикой без всякой причины.

То, что бродяжка столкнула его с правдой о том, что он знал, о Кирисине в частности, было единственной причиной, из–за которой он все раскрыл. Все это время, Король держал при себе рассказанное ему Кирисином; он не обсудил это ни с одним членом Верховного Совета. Как оказалось, он вообще ничего не делал по этому поводу.

Порыв ветра ударил в его разгоряченное лицо, заставляя его вздрогнуть от этого контакта. В воздухе ощущался холод, который не был характерен для этого времени года, этот холод отразился холодом в его сердце. Превозмогая, он тревожно огляделся.

Это был его дом, единственный дом, который он всегда знал. Здесь он провел всю свою жизнь. Он знал все его тропки и дорожки, большую часть его семьи и много его секретов.

Нигде еще, куда бы он ни пошел, он не чувствовал себя на знакомой территории.

Однако сегодня ночью Арборлон казался странным и недружелюбным местом; он тот, кто вторгается туда, чему он не принадлежит, и может даже находиться в опасности.

Он поплелся дальше, сгорбившись, бросая во мрак по сторонам взгляды, словно выискивая что–то, чего там, как он знал, не было, однако его инстинкты предупреждали, что оно могло появиться.

Когда он добрался до своего дома, тот светился изнутри, а Симралин в ожидании снова сидела на ступеньках крыльца. Она была не одна. Вместе с ней его поджидали Анжела Перес и бродяжка Эйли.

Он откинул с глаз взлохмаченные ветром волосы, взял себя в руки, готовясь к тому, что ожидало его впереди, и подошел к своей сестре.

— Довольно поздно для гостей, Сим, — сказал он.

— Позднее, чем ты думаешь, — ответила она с каменным лицом. — Но у них есть что сказать и тебе надо это услышать. Присаживайся.

Он сделал, как она сказала, усаживаясь в одно из старых с высокими спинками плетеных кресел, стоящих на крыльце, где расположились Рыцарь и бродяжка. Он вспомнил, как несколько часов назад последняя смотрела на него с такой силой, словно она узнала его, хотя они никогда прежде не встречались. Теперь, когда Анжела повторила все, что произошло в палатах Совета, ему вспомнилось это. Эйли было известно, что Эллкрис говорила с ним, что его попросили предоставить ей помощь. В противном случае, она не смогла бы назвать его имя перед Королем.

Пока Анжела говорила, в основном повторяя, что он уже знал, подслушивая за стенами палат Совета, он изучал ее. Он слышал о Рыцарях Слова от Симралин, знал, кто они такие и как они важны. Он обрисовал их в уме, их физические особенности, источаемую ими силу. Однако, Анжела была не намного старше его, с детским лицом и, вообще, не очень–то большой. Она была скорее девушкой, а не женщиной, ребенком, а не взрослой. Она держала черный посох своего ордена с вырезанными по всей длине рунами свободно и непринужденно, тем не менее он не мог ошибиться в силе, с которой она сжимала его. Он нашел ее странной, человеком, который казался меньше, чем должен быть, Рыцарем Слова, который казался слишком молодым для чего–то подобного.

Когда Анжела закончила, она попросила Кирисина в свою очередь рассказать им, что было известно ему. Он рассказал, несмотря на сомнения относительно раскрытия того, что он скрывался по другую сторону стен с Эришей и стариком Калфом, когда их представили перед Королем и Верховным Советом. Это не было тем, что ему не хотелось открыть Рыцарю Слова; его беспокоило то, что раскрытие их присутствия могло каким–то образом подвергнуть двух его друзей опасности. Это был иррациональный страх, но он не мог притворяться, что его не было.

Тем не менее, он рассказал остальным все, включая и то, что выяснилось, когда Эллкрис поговорила с ним в садах. Он рассказал им, как пошел к Королю наперекор совету других Избранных, как Король солгал ему, как он впоследствии поссорился с Эришей из–за того, что она скрывала, и как они договорились объединить свои усилия.

Он рассказал им, как старик Калф обнаружил его с Эришей в архивах и тоже решил помочь. Он вкратце описал, как они втроем обыскивали кладбище в Ашенелле, чтобы найти могилу Панси Ролт Круэр, где, как они предполагали, прочтя журнал ее писца, могли быть сокрыты синие Эльфийские камни.

— Мы не нашли ничего, — закончил он, — хотя потратили на это почти весь день. Но мы намереваемся вернуться туда и поискать еще раз послезавтра. Возможно, нам повезет.

— Итак, вы не можете оставить Арборлон и Цинтру без Эллкрис? — спросила Анжела.

— Если мы уйдем, то оставим ее на произвол судьбы. У нее нет защиты от людей, демонов и их оружия. Она будет уничтожена в пожарище, о котором вы пришли предупредить нас.

— В этом случае демоны, находящиеся в заточении внутри Запретной зоны, те самые из старого мира Волшебства, будут освобождены?

— Если Запретная зона исчезнет, то это случится.

— Они присоединятся к тем демонам, которые уже трудятся над уничтожением того, что осталось от нашего мира?

Он кивнул.

— Мы не можем покинуть ее. Мы должны найти Эльфийские камни, которые спасут ее.

Анжела покачала головой:

— Я не понимаю, почему эту тему обсуждают. Я не понимаю, почему ваш Король уже не ищет Эльфийские камни, делая все, что можно, чтобы их найти. Не важно, знает ли он, где они могут быть найдены; он должен что–то делать. Что за причина может быть, чтобы он не желал ничего делать по поводу того, что ты рассказал ему, уже не говоря о том, что мы просили?

Кирисин посмотрел на свои ноги и пошаркал ими по половицам крыльца.

— Эриша и я неоднократно задавали себе этот вопрос. До сих пор у нас нет на него ответа. Даже Калф не понимает.

— В эти дни Король сам не свой, — тихо сказала Симралин. — Ты сам так сказал, Малыш К. Все видят, что он изменился, но никто не может объяснить из–за чего.

— Итак, мы должны найти способ убедить его сделать то, что нужно, — утвердительным тоном произнес Кирисин. — Не имеет значения, сам не свой он или нет, он — Король. Личные проблемы не могут стать помехой исполнению обязанностей Короля. Его самый главный долг — защитить свой народ и свой город. Он не может сделать этого, если что–нибудь случится с Эллкрис.

Они замолчали на минуту, обдумывая поведение Короля. Затем Анжела сказала:

— Есть еще одна проблема, о которой вы должны знать.

— Анжела, — предупредительно произнесла Эйли.

Анжела кивнула.

— Я знаю. Мы берем на себя риск, рассказывая всем. Но нам понадобятся союзники, чтобы найти его, Эйли.

Бродяжка прислонилась к стене дома, струящееся привидение в лунном свете. Она больше напоминала ребенка, чем Кирисин или Анжела, маленькая, хрупкая, тоненькая.

— Ну тогда расскажи им, — произнесла она.

— Сегодня ночью в палатах Совета был демон, — сказал Анжела. Она перевела взгляд с брата на сестру и обратно. — Эйли ощутила его присутствие, хотя я не смогла. Эльфы в опасности.

— Ты уверена, Эйли? — Симралин наклонилась вперед.

Бродяжка кивнула.

— Да. Его зловоние было настолько сильным, что оно ощущалось не только в палатах Совета, но также и в приемном зале, где мы ждали Короля.

— Кто он? — спросил Кирисин.

Эйли покачала головой.

— Я не могу быть уверена. Я узнала, если бы мы с ним были наедине, но в помещение было полно народа и я не смогла выделить его. Демон носит маскировку. Он подменыш в полном смысле этого слова, который способен принять любое обличие. Большинство демонов обладает способностями подменыша, но только некоторые могут на самом деле полностью преобразовываться. Он именно такой.

Они снова погрузились в молчание.

— Может это Король? — наконец спросил Кирисин. — Я знаю, что ни один из нас не хочет так думать, но возможно ли это?

28
{"b":"545052","o":1}