ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У Логана было два выбора. Он мог солгать о своей принадлежности компаунду и надеяться, что стоящие перед ним мужчины поверят ему, или он мог сказать им правду и надеяться, что они позволяют ему идти своим путем. Сейчас все они смотрели на него, большинство из них с поднятым оружием. Это был опасный момент; все были на грани из–за стонущего горна и усиливающегося предчувствия чего–то плохого.

— У меня нет подразделения, — сказал он. — Я не живу здесь. Я всего лишь гость. Меня пригласили посмотреть казнь мальчика и девочки.

— Пригласили посмотреть? — говорящий изучал его. — Кто?

Логан не мог вспомнить имя лидера компаунда. Он пожал плечами.

— Руководство.

— Эй, не вы ли были ранее у ворот, спрашивая разрешения увидеть мальчика? — спросил один из них.

Логан стиснул зубы.

— Я знал его раньше. Знал его семью. Я оставил сообщение от них.

Никто ничего не говорил, но он мог понять по их лицам, что они не поверили ему.

Если что–нибудь случится, он сделает кое–что похуже. Однако у него не было большого выбора. Он не мог позволить им взять его в плен.

— Я — Рыцарь Слова, — сказал он им. — Я пришел сюда по причинам, о которых я рассказал Вам, верите ли Вы мне или нет. В любом случае, я не принадлежу этому месту; я принадлежу улицам. Ваш компаунд в опасности. В гавань прибывают войска вторжения. Вместо того, чтобы держать здесь оборону, мы должны спуститься в доки, чтобы попытаться остановить их.

— Не пытайтесь говорить нам о нашей работе! — сердито огрызнулся первый говоривший. — Мы ведь вами не подчиняемся?

— Опустите оружие, пожалуйста, — спокойно сказал ему Логан.

Люди замедлялись, поскольку они видели это противостояние, чувствуя, что происходит что–то неправильное. Через мгновение, проходы будут так плотно забиты людьми, что не будет места Логану, чтобы убежать. И он уже знал, что ему нужно бежать, если он должен убежать.

— Если Вы знаете что–то о мальчике, Вы могли бы знать что–то и о том, что произошло на стенах, — заявил говоривший, все еще держа оружие на уровне живота Логана. — Я думаю вам лучше рассказать все это нашему командиру, а уж он сможет решить, что с вами делать.

Черный посох был горячим в сжатом кулаке Логана, вертикально стоя перед ним, щит, который ничто не могло пробить. Его магия уже струилась по нему, столь же горячая и жидкая, как кровь. Руны, вырезанные на твердой деревянной поверхности посоха, начинали слабо пылать.

— У меня нет на это времени, — сказал он говорившему. — Разрешите мне пройти.

Оружие осталось нацеленным на него, и он услышал щелчок и треск освобождаемых предохранителей и взведенных курков. Глупец, мысленно произнес он, думать и об этих людях, и о себе самом.

Его рука быстро развернулась, магия уже отклоняла пули, выпущенные в него, в то же самое время оттесняя напавших назад расширяющейся волной, словно порыв ветра. Он повернулся и побежал через толпу, которая рассеялась при его приближении, оставив всякую идею попытаться пробиться через главные ворота, направляясь вместо этого к туннелям, которые привели его сюда. Некоторые попытались остановить его, но он легко раздвинул их в стороны, немного замедлившись, попал под прикрытие лестничной клетки и рванулся вниз.

За пару секунд он достиг нижних уровней и помчался вдоль коридоров, ведущих к туннелям. За спиной он мог слышать выстрелы и крики, звуки начавшегося преследования. Он мог слышать топот ног, спускающихся за ним по лестнице. Он не замедлялся. Он сожалел, что не смог воспользоваться шансом осмотреть главные ворота, отыскать какой–либо след Ястреба и Тессы. Но теперь это было невозможно.

Кроме того, он сердцем чуял, что независимо от того, что с ними случилось, это было из тех явлений, которые не оставляют подсказок. Магия как эта — а к этому моменту он был убежден, что это была магия, — стирала начисто все, чего касалась.

Он достиг входа в подземные туннели и вошел в них, замедлившись из–за внезапной темноты, освещая свой путь свечением рун посоха. Мрак был плотным, но не абсолютным, и его глаза быстро адаптировались. Он двигался по туннелям как можно быстрее, однако ему требовалось время, чтобы удостовериться в правильности направления. Он удостоверился, что никто его не преследовал. Учитывая это, он размышлял над решением более важных дел. Например, как найти способ остаться в живых.

В конце туннеля и около двери, ведущей на автобусную остановку, он остановился прислушаться, чтобы удостовериться, что никто не подстерегает его. Затем он выскользнул наружу, поднимаясь по ступенькам туда, откуда он мог осмотреться и увидеть, что происходит.

Открытые пространства, окружающие компаунд, были заполнены мужчинами, которые выходили из ворот и спускались по улицам к береговой линии, все тяжело бронированные и вооруженные. Пара Скорпионов, древних транспортных средств для атаки, пыхтела позади них, выставив вперед свои орудия. Он не видел таких машин с тех пор, как был с Майклом, думал, что все они уничтожены. Они стреляли бронебойными и разрывными снарядами. Они могли потопить любую из приближающихся лодок единственным выстрелом, но, чтобы это имело хоть какое–нибудь значение, потребовалось бы очень много таких выстрелов.

На открытых водах залива продолжался бой барабанов, устойчиво пульсируя в ночи.

Он на мгновение понаблюдал эту активность, направленную в другую от него сторону, а затем скользнул из убежища и двинулся по усыпанной обломками земле туда, где он наказал Ягуару дожидаться его. Черный посох слабо пульсировал в его руке, а тепло магии все еще волновалось внутри. Он ощущал жар и холод в одно и то же время, как результат смеси эмоций, сталкивающихся внутри него. По крайней мере, его не вынудили причинить кому–нибудь боль. Он хотел только, чтобы люди в компаундах прислушались к его предупреждениях о демонах и выродках. Это не было его проблемой, но он хотел этого так или иначе. Было довольно тяжело разыскивать и уничтожать рабские лагеря без осознания того, что тех, кого он освобождал, могли легко заменить мужчинами, женщинами и детьми компаундов, свежим фуражом истребляющей машины Пустоты.

Ему ненавистно было даже думать об этом. Мир стал безумным, а люди оказались жертвой. Но, может быть, мальчик Ястреб, странствующий морф, рожденный дикой магией, сможет что–то изменить.

Он достиг края Площади Первопроходцев, полагая найти Ягуара, но не было никакого признака его присутствия. Он тихо позвал его по имени, зная, что жители компаунда, вероятно, не смогут его услышать, даже если бы он прокричал, но осторожность никто не отменял. Никакого ответа. Он огляделся. Никакого движения.

Он стоял один на пустой улице, задаваясь вопросом, что же делать теперь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Воробышек стремительно пробежала по крыше их здания, намереваясь достичь лестницы и спуститься на улицу как можно быстрее. В тот момент, когда она поняла, что за огни были на воде, она поняла также и опасность, в которой они все находились.

Захватчикам потребуется некоторое время, чтобы добраться до берега, но как только они сделают это, они отправятся на охоту на таких бездомных, как она. Она слышала истории от своей матери и видела результаты. Охотники на людей были безумными тварями, зверями с когтями и зубами и волосами, хищниками. Уличные дети были любимой добычей. Нужно предупредить других Призраков.

Но как только она достигла лестничной клетки и приготовилась спускаться, она услышала шаги вверх. Они были тяжелыми и грубыми, и не предпринималось никакой попытки скрыть их приближение. Она остановилась там, где была, прислушиваясь. Шаги не принадлежали Призракам или даже Рыцарю Слова. Или любому человеку, добавила она быстро.

Она отступила от отверстия, обе руки напряженно обхватили тонкую металлическую полосу прода. Потом она услышала глубокие, гортанные голоса в темноте внизу, голоса, достаточно резкие, чтобы перебить звуки тяжелых шагов, и она похолодела.

3
{"b":"545052","o":1}