ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я буду использовать их, чтобы найти Эльфийский камень «Путеводная звезда», а уже «Путеводную звезду» применю для спасения Эллкрис и ее народа, — он заколебался. — А затем я сделаю все, что в моих силах, чтобы убедить эльфов найти потерянную ими магию.

— Ты стараешься успокоить меня. Эльфы никогда снова не найдут свою магию. Они забыли свою цель. Они изменили свой образ жизни и поэтому потеряли свою магию навсегда!

— Старый мир подходит к своему концу, — вдруг сказала Эриша. — В новом мире, им снова может понадобиться магия. Если они выживут, они будут вынуждены начать все сначала.

— Если не останется эльфов, если не останется людей, если будут только демоны и их дети, какой смысл тогда в магии? — спросил Кирисин. — Магии нужны люди, чтобы владеть ею, если она должна служить какой–то цели. Разве мы не можем ее каким–то образом восстановить? Она не может быть совсем вне досягаемости.

— Магия лежит глубоко в недрах земли, где она всегда была. Магия стихийна, и эльфы применяли ее до тех пор, пока не отступили перед людьми. Почему это изменит…

Она все еще не была убеждена, но уже слушала, уделяя внимание тому, что он говорил ей. Кирисин почувствовал прилив надежды. Возможно, был способ изменить ее взгляды в конце концов.

Но как только он готов был поверить, что призраки, охраняющие эти гробницы и свои тайны, могут захотеть поделиться тем, что они скрывали, Панси снова начала приближаться к нему, протянув руку.

— Позволь мне коснуться тебя.

Он уклонился от нее. Если его коснется мертвый, призрак, что с ним произойдет? Достаточно ли простого касания, чтобы забрать его жизнь? Он не знал, и не хотел это узнать.

Он вытянул свои руки.

— Не думаю, что вам стоит делать это.

— Отойдите от него! — резко выкрикнула Симралин, вставая впереди брата.

Призрак повернулся к ней, немного смещая протянутую руку.

— Глупая девчонка.

Эти слова повисли замороженными в воздухе в наступившей тишине. Затем руки Панси выбросились вперед и Симралин полетела назад, захватывая по пути Эришу и Анжелу, они разлетелись как листья от сильного порыва ветра. Лежа там, где упали, они уже не двигались.

Кирисин попытался развернуться и убежать, но обнаружил, что не может двигаться. Он запаниковал, борясь с невидимыми путами. Ничего не помогло.

— Позволь мне коснуться тебя.

Сейчас призрак был прямо над ним. Собрав по крупицам всю силу воли, он успокоился и выпрямился. Если ему не суждено этого избежать, он должен приложить все усилия, чтобы выглядеть достойно.

— Пожалуйста, не причиняйте мне боли, — прошептал он.

Призрак остановился прямо перед ним. Со старческого, изможденного лица смотрели мутные и пустые как белые камни, глаза.

— Если ты лжешь, я узнаю. Если ты обманываешь, я узнаю. Если у тебя нет мужества и храбрости, я узнаю.

Ее рука протянулась к нему, коснулась груди и вошла внутрь. Он смог почувствовать ее вторжение, сопровождаемое глубоким и болезненным холодом. Он вздрогнул, но стойко держался, наблюдая как кисть, затем запястье и, наконец, предплечье исчезают в его теле. Холод распространялся, заполняя его грудь и живот, затем далее к его конечностям и, в конце концов, к голове. Это был совершенно другой холод, который он никогда не испытывал, который он не мог сравнить ни с чем известным ему.

Он ждал смерти.

Внутри он смог ощущать изменения в холоде, которые, казалось, соответствовали медленному движению ее руки в его груди.

Я не боюсь, говорил он себе и желал, чтобы так оно и было.

Затем она сказала:

— Кирисин Беллоруус. Ты не лжешь. Ты не обманываешь. У тебя нет недостатка мужества и храбрости. Ты молод, но твое слово верно. Я чувствую в тебе причину снова верить. Я почувствовала это, когда ты коснулся букв моего имени, вырезанных на моей могиле. Я чувствую это теперь.

Ее бледный образ замерцал и приблизился так, что ее морщинистое призрачное лицо оказалось всего в нескольких дюймах от его собственного.

— Ты в самом деле Избранный. Ты именно он и есть. У тебя внутри есть магия, твое прошлое и твое будущее. У тебя есть дар.

Она медленно вытащила свою руку из его тела. Как только она это сделала, холод рассеялся и исчез. Ее пустые глаза уставились на него.

— Я дам тебе то, что ты ищешь. Я поверю тебе, что ты сдержишь свое слово. Спасай живых, если сможешь. Найди «Путеводную звезду». Отведи эльфов в безопасное место. Но помни свое обещание. Когда это будет сделано, ты убедишь их найти и использовать свою магию снова. Ты вернешь старые времена.

Она ждала, и он кивнул.

— Обещаю.

— Ты должен сделать это один.

Он заколебался.

— У меня есть друзья, которые помогут мне, Эриша, Симралин и Анжела Перес, те, которые пришли со мной.

Ее рот открылся и закрылся, как в беззвучном крике. Ее руки упали по бокам.

— Ты должен сделать это один.

Она скользнула обратно к своей могиле, а следом за ней и другие призраки, десятки эфирных форм отступили в темноту. Один за другим они достигали своих каменных мест упокоения и исчезали.

Она была последней, зависнув на мгновение, пока прошептала ему:

— Храбрый мальчик. Ты должен сделать это один.

Затем она исчезла, и наступила оглушительная тишина, осевшая как пыль после ветра.

* * *

Он стоял на месте в течение очень долгого времени. Казалось, что протекли часы, когда он позже вспоминал об этом, но на самом деле прошли всего лишь секунды.

Он думал о том, что она сказала, о том, как он должен поступить, чтобы сделать то, о чем она просила его. Она была так настойчива, так уверена. Она исключила возможность того, что его сестра, Эриша или Анжела Перес сыграют какую–нибудь роль.

Этого он не мог понять. Почему они не будут вовлечены в то, что ему предстоит сделать?

Он почувствовал, как холод пещеры просачивается в него, совсем другой холод, чем от прикосновения призраков, совсем другой ожог. Он смог ощутить запах камня и воды, минералов и земли, запах старой темноты в местах, куда столетиями не ступала нога живых.

Он смог почувствовать, как сильно он вторгся и как мало он принадлежал этому месту.

Затем его окружили три компаньона, обняли его, называя по имени, рассеивая его мысли в воспоминания.

— Малыш K, — резко произнесла его имя Симралин, положив ему на плечо свою сильную руку. — С тобой все в порядке?

Он кивнул, встретившись с ее взглядом. Она выглядела абсолютно выбитой из колеи и расстроенной, такой он никогда ее не видел. Он успокаивающе улыбнулся. Она волновалась из–за него.

— А ты как, Сим? Она так далеко отбросила тебя.

Его сестра покачала головой.

— Я не помню. Я потеряла сознание, а когда очнулась, она исчезла, другие тоже, а ты стоишь здесь один.

Он посмотрел на Эришу и Анжелу, и они тоже кивнули.

— Я никогда не встречала никого, кто такое сотворил со мной, — сказала последняя с ноткой горечи в словах. — Мне не хотелось бы, чтобы это случилось еще раз.

— У эльфийских мертвецов есть великая сила, — сказала Симралин. — Особенно, если они владели магией в своих прошедших жизнях. Я слышала, как отец говорил об этом. Панси Ролт Готрин была колдуньей. Она забрала часть своей магии с собой в могилу.

— Мы уже можем уйти? — резко спросила Эриша, обнимая себя. Ее гладкие черты были искажены отвращением. — Мы должны попробовать что–то еще, найти другой способ вернуть Эльфийские камни. Но не сегодня ночью. Я больше не хочу здесь оставаться.

Симралин обняла ее за плечи.

— Я не виню тебя. Меня до сих пор пробирает дрожь от того, что призраки заставили меня почувствовать. — Она усилила свои объятия. — Но мы пришли сюда, чтобы найти Эльфийские камни, и если мы уйдем без них…

— Мы не должны уходить без них, — прервал ее Кирисин. Его рука залезла в карман его туники, что–то нащупав внутри. Он еще с мгновение повозился, чтобы вытащить руку, затем достал маленький кожаный мешочек.

35
{"b":"545052","o":1}