ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свобода строгого режима. Записки адвоката
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
Как улучшить память и развить внимание за 4 недели
Просветленные рассказывают сказки. 9 уроков, чтобы избавиться от долгов и иллюзий и найти себя
Девственница для альфы
Плотность огня
Земля случайных чисел
Свет дьявола
Дочь часовых дел мастера
A
A

Тишина.

Она ждала довольно долго, что тишина нарушится, что раздадутся звуки какого–нибудь хищника, но ничего не услышала. Она встала на ноги и выглянула через траву в сторону шоссе. Ничего не двигалось. Она заколебалась, желая знать наверняка, но в то же время поддерживая слабую надежду, что она ошиблась. Последнее победило. Ничто не привлекло взгляд. Она отвернулась от шоссе и снова пошла через заросли травы до тех пор, пока они не закончилась, а оттуда через пустой, бесплодный участок земли, когда–то бывший засеянным полем, и через двор мимо нескольких фермерских строений, затем обратно на шоссе и к семье, из которой ее забрали.

Она была сильно уставшей и печальной.

Знай, они не придут за тобой. Никто никогда не придет за тобой, если ты ушла.

Она могла слышать, как мальчик с изуродованным лицом произнес эти жестокие слова, и память не подводила ее. Но он ошибался. Это была ее семья, а ее семья никогда не покинет ее. Не Призраки. Не Сова, не Воробышек, не Ягуар, не остальные.

Они придут.

Она вышла на шоссе и направилась на юг к тому месту, где она оставила их. Они придут, твердила она себе снова и снова.

Как раз перед рассветом, когда встающее солнце окрасило небо странным серебристо–красным цветом, под густым дымом и пеплом от пожара, происхождение которого она могла только предполагать, они пришли.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Почти две недели Симралин вела своего брата и Анжелу Перес на север через пустынное плато на востоке Цинтры, миновав горные хребты, через которые они прошли после побега из Арборлона. Дни были жаркими, ночи холодными, а сухой воздух был наполнен запахом и вкусом железа. Они пересекли длинные участки песчаной почвы, усеянной щетинистыми кустами и тонкими деревьями, которые каким–то образом сохранили свои остроконечный листья, и поля горной лавы, которые наглядно показывали, как выглядел мир в момент своего рождения. Они оставляли за собой милю за милей, но окружающий пейзаж никогда не менялся. Спустя какое–то время Кирисину начало казаться, что они на самом деле никуда не идут, а просто движутся по кругу, но держал свои мысли при себе, полагаясь во всем на свою сестру.

Во всяком случае, вся его избыточная энергия была направлена на наблюдение за демонами, преследующими их. Он знал, что они там сзади, преследуют их беззвучно и незаметно, ожидая свой шанс. Рано или поздно они появятся, намереваясь убить их всех, вероятно, когда это будет менее всего ожидаемым. Он старался не поддаваться этим страхам, чтобы больше походить на свою сестру и Анжелу Перес, которые всегда были спокойными и твердыми. Казалось, что их ничто не беспокоит. Конечно, они больше привыкли к такой жизни, охотиться или быть тем, на кого охотятся. Давным–давно они научились сосуществовать с неопределенностью и нервозностью. Он до сих пор пытался выяснить, как ужиться с этим, и эти усилия истощали его. Он не спал, не ел и едва ли был в состоянии думать о чем–либо еще. Повторяющаяся природа их путешествия только увеличивала его чувство страха. Каждый день был новым походом через лес страхов, дурманящим путем к катастрофе, которая, как ему казалось, ждала впереди. Он ничего не мог поделать, чтобы развеять эту уверенность и ее воздействие на него. Он едва мог вспомнить, какая жизнь была прежде. Его обязанности Избранного, забота об Эллкрис, казалось, были сто лет назад.

Но в его горестном состоянии был неожиданный и до странности положительный аспект, чего он никак не ожидал. Он начал этот путь, наполненный болью и горем об умерших, которые остались позади. Он думал, что никогда снова не будет чувствовать себя хорошо после того, чему он был свидетелем и чего не смог предотвратить. Но день за днём он обнаруживал постепенное уменьшение своего отчаяния, исчезновение некогда казавшихся незабываемыми образов лежащей и умирающей Эриши. Также он смог прекратить представление последних моментов жизни Эйли и старого Калфа. Это не произошло сразу или легко понятным способом. Это не означало, что он излечился, но его боль и горе были вытеснены страхами и мрачными ожиданиями. Для предыдущего не оставалось места, когда каждую минуту занимает последующее.

Сила его убеждения, что Король был ответственен за все три смерти, продолжала расти. Возможно, именно эта уверенность и гнев, который сопровождал ее, удерживали его от краха. Каждую ночь, когда они ютились в укрытии, которое могли найти, они говорили об этих убийствах и о причинах, которые к ним привели. По любым вопросам не было сомнений, кроме той части, которая позволила Кирисину выжить и сбежать с синими Эльфийскими камнями. Учитывая, что их захватили врасплох при выходе из подземной гробницы Ашенелла, казалось, что задумывалось убийство обоих Избранных.

Анжела считала, что его спасли быстрые действия Симралин. Лишение глаза четырехногого демона и оставление кинжала торчащим из раны принесло достаточный ущерб, чтобы дать возможность дотянуться до Эриши. Симралин же, в свою очередь, считала, что демон просто взвалил на себя больше, чем мог справиться, и они все внесли вклад в его неспособность преуспеть.

Кирисин не был уверен ни в чем, кроме того, что считал Ариссена Беллорууса демоном, скрывающимся среди эльфов. Он раздумывал над тем, что им нужно сделать, чтобы раскрыть это, если они найдут Путеводную звезду и вернутся в Арборлон к эльфам.

Как они собрались устранить эту угрозу прежде, чем переместить город и эльфов, как просила их Эллкрис?

— По одному за раз, Малыш К, — ответила его сестра, когда спустя почти неделю ему, наконец, удалось озвучить свои опасения. — Мы не можем решить все сразу и, может быть, мы не узнаем, как решить то или иное, пока вплотную не столкнемся с ним. Не стоит слишком далеко заглядывать вперед на что–либо подобное.

Они сидели на выступе в начале спуска с пустынного плато, глядя на север в направлении восточных склонов Гор Цинтра и серебряной нити широкой реки. Именно после пересечения этой реки они достигнут Сирринг Райз.

— Ты же не узнал тайну места, где были спрятаны Эльфийские камни, сразу, — указала Анжела. — Тебе пришлось решать ее по частям.

Кирисин скривил гримасу.

— Просто мне кажется, что у нас не будет много времени сделать что–нибудь, кроме использования Путеводной звезды, как только мы найдем ее и вернемся в Арборлон. Может быть, нам придется забрать демона с нашим народом просто потому, что мы не сможем выяснить, кто он.

— Один демон на тысячи эльфов, — сказала его сестра. — Довольно приличные шансы, даже если это произойдет.

— Расскажите мне поподробнее историю об этом дереве, которое мы пытаемся спасти, — вдруг попросила Анжела. — Почему это так важно?

Симралин и Кирисин обменялись быстрыми взглядами.

— Расскажи ей, Малыш К, — сказала его сестра. — Ты гораздо лучше знаешь эту историю.

Кирисин обхватил колени и прижал их к груди. Он ничего не хотел никому рассказывать, он вообще не хотел говорить.

— Об этом говорят наши хроники, поэтому я просто повторяю, — сказал он, так или иначе заставляя себя. — Но я считаю, что в основном это правда. До появления людей в мире, существовали волшебные существа. Волшебные существа были первым народом. Всех видов, всех типов, хорошие и плохие. Как люди. Эльфы были одним из более сильных, более доминирующих видов. Они верили, что все живое ценно и должно быть сохранено. Другие так не считали. Плохие. Поэтому произошла война. Волшебные существа воевали так же, как люди, за исключением того, что большинство использовали магию, а кое–какая магия была очень мощной. В конечном счете, превосходство начали получать приверженцы темной магии. Их цель состояла в господстве над другими видами и переделе мира в наиболее подходящий для них. Они могли бы сделать это, учитывая, что времени и пространства было достаточно.

Эльфы возглавили коалицию Волшебных существ, который выступали против приверженцев темной магии и их союзников. Война продолжалась очень долго. Столетия. В итоге эльфы и их союзники победили. Они создали талисман с помощью комбинации элементальной магии и магии крови — самой мощной магии вообще — чтобы построить тюрьму для их врагов. Этим талисманом стала Эллкрис, единственная в своем роде, дерево, которое проживет тысячи лет и будет удерживать барьер, за которым заперты волшебные существа, применявшие темную магию, и их союзники. Этот барьер был назван Запрещением.

61
{"b":"545052","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя из рода Тюдор
Багровый лепесток и белый
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Правда о деле Гарри Квеберта
Сказки о животных
Ритуалист. Том 2
Рецепт счастья
Правители России. Короткие зарисовки
Пепел Атлантиды