ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сжав губы, она посмотрела на него.

— Иногда ты заставляешь меня закричать.

— Пожалуйста, не поддавайся искушению. Итак. Мы должны переправиться на рассвете, когда нет прилива, и мир, в основном, все еще спит. В то же время, мне кажется, будто у молодого Кирисина есть хорошая идея.

Они оглянулись. Мальчик спал на своем стуле.

Ларкин поднялся, не ожидая ответа на свое предположение, и жестом указал на один из углов хижины.

— Это место для всех вас. Немного тесновато, но если вы так устали, как выглядите, то это не будет иметь значения. Я покараулю, пока вы будете спать.

Он сделал паузу, его голова слегка наклонилась в последовавшем молчании, его пустой взгляд нацелился на пространство, которое их разделяло.

— Я понятно объяснил?

* * *

Анжела плохо спала этой ночью, измученная снами о Джонни. В ее снах он все еще был жив, прогуливаясь по улицам района, наблюдая за людьми, которые там жили после крушения цивилизации. Она была еще ребенком, а он был ее защитником. Она сидела в дверном проеме их дома и ждала его возвращения, пробегая взглядам по лицам проходивших мимо людей, выискивая его, боясь, что не найдет.

А вот однажды, во сне как и наяву, ее поиски оказались напрасными.

Рассвет был неожиданно холодным и влажным, когда они готовились к переправе через Редоннелин Дип, воздух был наполнен влагой реки, а небо серело обилием туч.

Происходило изменение погоды, чего никто уже давно не видел. Возможно даже собирался серьезный дождь, хотя Анжела сомневалась в этом. За почти год в Лос—Анжелесе никто больше не видел дождя. Может быть здесь по–другому?

— Выше в горах можно даже увидеть снег, — сказал Ларкин, улыбаясь ветру и рассвету, пока он выводил лодку из укрытия через проток на открытую воду. Его лицо повернулось навстречу ветру, как будто он определял его направление. — Когда–то на верхних склонах круглый год лежал снег. Мне так рассказывали. Представьте. Снежные шапки весь год, блестящие белые покровы. Разве не стоило бы на это взглянуть? Сирринг Райс вся в белом?

Лодка, которая переправляла их на север, была тупоносым, тяжелым плавсредством с усиленным носом, с укрепленными по бортам старыми шинами и защитными решетками. Она имела капитанскую рубку, открытую кормовую палубу, камбуз и двухкоечную каюту внизу. Два бортовых двигателя тихо барабанили и как лампы внутри маленькой хижины, казалось, не имели никакого источника топлива. Когда Анжела спросила Ларкина, как они работали, он просто улыбнулся и пожал плечами.

— Магия, — сказал он.

Не та магия, к которой она привыкла, подумала она. Она верила до сих пор, что эльфы потеряли всю свою магию, но оказалось, что пересмотр ее мыслей продолжался.

В данный момент она не стала акцентироваться на этом, дав себе обещание вернуться позднее. Ибо сейчас было достаточно того, что они покидали землю, в которой бродили демоны, охотился Король Эльфов и ее преследовали сны о Джонни.

Adios, mi amigo, {1} — прошептала она ветру, вспомнив его еще раз. — Ты был самым лучшим из нас. Покойся с миром навеки.

Волны стали выше и их удары усилились. Утренняя дымка расстилалась над водой, клубясь странными образами. Она оглянулась назад на береговую линию и увидела, что она уже исчезает из поля зрения.

Vaya con Dios. Tu madre sueña contigo. {2} Твоя мать ждет тебя.

Затем, когда она подняла глаза к высоким утесам, у которых стояла маленькая хижина Ларкина Куилла, она заметила какое–то движение. Нечеткие темные три фигуры появились из тумана. Они встали на краю обрыва и посмотрели на нее.

Парень, девушка и очень большая собака.

Они были видимы всего несколько секунд, а затем скрылись в тумане. По мере продвижения лодки дальше, она повторно попыталась найти их, но у нее ничего не вышло.

Когда она наконец отвернулась, сконцентрировав взгляд на берег впереди, она уже не была уверена в том, что видела.

* * *

На дальнем берегу две фигуры присели под защитой густого кустарника и всматривались в лодку, направлявшуюся к ним. Эта лодка не сможет причалить близко к тому месту, где они ожидали, на вершине отвесной скалы, которая вырастала из бурных вод реки. Вместо этого лодка причалит выше по реке, где находился залив с небольшой песчаной отмелью. После высадки пассажирам предстоит подняться по крутому, скалистому склону наверх, на что потребуется почти час. К тому времени наблюдатели уйдут, направляясь к месту назначения, хорошо известному и им, и тем троим, от кого они скрывались.

Скрывались, а не преследовали, подумал один.

— Их неприятно удивит, что мы их будем там встречать, — прошептал двуногий демон четырехногому. — Видишь, как они оглядываются назад, выискивая какие–либо наши признаки? Как они должны беспокоиться о том, что мы неожиданно заметим их! Какую беспомощность они должны ощущать! Они не имеют понятия, что мы обогнали их более недели назад, так ведь?

Он протянул руку и погладил гладкую, чешуйчатую голову другого демона, чувствуя рукой нажим, который показывал, что тот стремится к этому прикосновению.

— Они ни о чем не имеют понятия, — прошептал говоривший.

Они наблюдали, как лодка медленно приближалась, качаясь на волнах, сопротивляясь течению, стараясь оставаться на курсе в залив. Но это наблюдение быстро стало утомительным и четырехногий демон забеспокоился. Другой демон понял его. Настало время покинуть это место, чтобы продолжить их путешествие.

Двуногий демон отодвинулся назад, пока река не исчезла из поля его зрения, затем поднялся на ноги.

— Мы знаем, куда они потом направятся, не так ли, красотка? — пробормотал он своей спутнице. — О, да, мы знаем. Мы все знаем. Эльфы и Рыцарь Слова скоро это выяснят.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Ястреб проснулся, наступил рассвет, серое и туманное утро, небо и земля были одного оттенка, воздух наполнен запахом влажной и старой земли. Он лежал в редком лесочке на краю утеса, который обрывался глубоким ущельем; по нему изгибался широкий изгиб реки, ее зыбкая поверхность была покрыта пенными гребнями. Он увидел дальний берег реки и высокие склоны утесов на нем, но дальше земля была окутана непроглядным туманом.

Он вообще понятия не имел, где находится.

Он огляделся и нашел Тессу, лежавшую в нескольких футах, все еще спящую, а за ней — темная глыба среди зимней травы — была Чейни.

На мгновение, его мысли вернулись в сады Короля Серебряной Реки. Его ощущения заполнились их цветом и ароматами, его воспоминания того, о чем старик рассказал ему, освежились и обновились, а видение своей судьбы стало столь же ясным, как чистая вода. Затем этот момент прошел и он глядел в серость, мимо спящих тел своих спутников, в будущее, которое мог только представить.

Тесса проснулась. Ее глаза открылись и она медленно села, не отводя от него взгляда.

— Мы живы, — тихо произнесла она.

Он присел рядом и взял ее руки в свои.

— С тобой все в порядке? Ты не ранена?

Она ощупала себя.

— Нет. А ты?

Он покачал головой.

— Как такое может быть, Ястреб? Нас сбросили со стены компаунда и мы падали и… — Она затихла, нервно теребя свои взъерошенные волосы. — И что? — Она в замешательстве уставилась на него. — Я ничего не могу вспомнить после этого.

— И с тех пор мы жили счастливо, — улыбаясь, сказал он. — Точно так, как в рассказах Совы.

Она приподняла одну бровь.

— Это было бы прекрасно. А теперь скажи мне правду. Что с нами случилось?

Тогда он рассказал ей, вспоминая все, что он испытал, стараясь ничего не упустить. Тесса, в основном, просто слушала, но раз или два не могла сдержаться и останавливала его, чтобы задать вопрос. В ее глазах отражались скептицизм и недоверие, но она не пыталась сказать ему, что он мог ошибаться, что ему это приснилось или он стал жертвой заблуждения. Они сидели лицом к лицу, и ее глаза неотрывно смотрели на него.

65
{"b":"545052","o":1}