ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда они довольно далеко продвинулись по открытому пространству, так что он смог четко увидеть вершину — наглядную цель, в которой он по большому счету не нуждался, но это было дополнительной помощью, — Кирисин вынул мешок с Эльфийскими камнями, высыпал их на ладонь и начал процесс пробуждения магии. На этот раз он имел четкое представление, что нужно, узнав, как это все действует, когда он использовал их в Цинтре. Он держал камни в кулаке, вытянув руку к Сирринг Райз, и очистил свои мысли от всего, кроме стремления визуализировать те ледяные пещеры, которые магия показала ему в предыдущий раз. Стоя в тени горы под небесами, он позволил себе окунуться в тишину и уединение.

Закрыть глаза и раствориться внутри себя.

Мысленно представить эти пещеры.

Ощутить их холодную твердую поверхность и учуять запах металлических жил, прорезающих их камень.

Увидеть переливы радуги от солнечного света, просочившегося сквозь трещины и щели, преломленного и рассеянного, с яркими всплесками цвета, пришедшего как будто из другого мира.

Услышать их шепот, зовущий тебя.

Это последнее чуть не выбило его из колеи, почти сорвав его усилия использовать Эльфийские камни. Что–то жуткое было в этом шепоте, ощущение, что этот зовущий голос был настоящим, а не воображаемым — что кто–то или что–то на самом деле призывало его.

Затем Эльфийские камни начали светиться, их синий свет пробуждался к жизни внутри его сжатой руки, тонкие лучи пробились сквозь пальцы, тепло магии проникло в него и вдохнуло внезапный прилив адреналина. Он держался изо всех сил, сконцентрировав мысли, не позволяя внезапному возбуждению, которое он ощутил, переполнить его. Но это было трудно. Он хотел кричать от восторга, озвучить то, что он чувствовал. Магия опьяняла; он желал, чтобы это никогда не прекращалось.

Секундой спустя, пробужденный свет вырвался из его кулака, помчавшись навстречу Сирринг Райз, пересекая луг и полевые цветы, скалу за ними, низкорослые хвойные деревья, которым, как Симралин рассказывала ему, было тысячи лет, добравшись до верхних уровней. В одном месте за снеговой линией, но только чуть выше края ледника и его ледяных полей, он прорыл нору в белом пейзаже, высветив в потоке голубого света пещеры, которые они искали. Он снова увидел их, на этот раз определив их более четко, стены, вылепленные временем и климатом, потолок, уходящий вверх в темноту, куда не мог проникнуть свет, тающие снежные глыбы в реке, протекающей посередине, водопады, замерзшие в том месте, куда они упали с верхних уровней.

Там также было что–то еще — что–то, чего он не мог разобрать. Оно сидело на корточках в самой дальней части самой большой камеры, тварь, притаившаяся и ждущая, вся обледенелая и сверкающая серебристым светом. Она была здоровой и ужасной; он мог почувствовать это. Она не двигалась, только ждала. Однако у него было ощущение, что она жива.

— Что это было? — тихо спросила Анжела, когда свет от Эльфийских камней исчез, и они снова оказались в сером тумане рассвета.

Кирисин покачал головой.

— Я точно не уверен. Похоже на какую–то статую. Статую, покрытую льдом. — Он посмотрел на Симралин. — Ты когда–нибудь видела ее прежде?

Она покачала головой.

— Я не бывала в этих пещерах. Даже не знала, что они там есть.

Они еще миг посмотрели друг на друга, затем Симралин сказала:

— Объяснение не здесь. Пошли.

* * *

Они пустились в дорогу вскоре после того, как сначала перекусили, а затем подождали, когда Симралин соберет альпинистское снаряжение, которые было сложено в одном из деревянных ящиков лачуги. Она принесла все, что посчитала необходимым, разложила принесенное на землю и объяснила причины ее выбора.

— Веревки на случай, если придется подниматься на скалы. Ледобуры и карабины чтобы закрепить веревки. Ледоруб позволяет рубить и долбить лед. Страшные на вид металлические предметы с зубьями это кошки. Вы пристегиваете их к своим ботинкам, чтобы не скользить по льду и замерзшему снегу. Здесь пружинные зажимы, а эта часть для пяток, — она указала на последний предмет. — С этими будьте осторожны. Это игольчатые перчатки. Нечто новое. Напоминает пальмы. — Она снова указала. — Их поверхность как спина ежа. Потрите ее в другом направлении, вот так, — она проделала движения вниз своей рукой, — и дюжины крошечных иголок сами втыкаются в ту поверхность, по которой они трутся. Их сцепление удержит вас от скольжения или падения. Очень крепкие. Они освободятся, если вы снова потрете вверх. Эти перчатки на запястьях крепятся ремешками, чтобы случайно не слетели.

— Откуда вы все это взяли? — спросила Анжела.

— Позаимствовали то тут, то там, — усмехнулась Симралин. — Я же говорила тебе, что мы знаем о преимуществах каких–то товаров вне зависимости от того, кто их изобрел. — Она указала на связку гладких палок. — Вспышки. Ударьте их посередине и на один час у вас будет свет. — Она указала на три лампы. — Солнечные факелы, работают непрерывно минимум двадцать четыре часа. А также ботинки и перчатки имеют отражатели, которые сверкают в темноте, так, на всякий случай.

Она указала на их рюкзаки.

— Пища и вода на три дня — может быть, немного больше, если до этого дойдет. Надувные матрасы и одеяла из элиона, эльфийской ткани, чрезвычайно легкие и теплые. Это наши спальники. Ледовые визоры, чтобы уменьшить блики. Всепогодные плащи. Оружие. Ножи для всех нас. Мой лук и стрелы, короткий меч и адзл. — Последнее оказалось своеобразным копьем с остриями на обоих концах и обмотанным шнуром посередине. — Посох Анжелы. И, конечно же, если все остальное окажется бесполезным, остроумие Кирисина.

Она усмехнулась в его сторону.

— Я бы сказала, остроножие.

Кирисин кивнул.

— Забавно звучит. Как ты думаешь, можно ли использовать в качестве оружия Эльфийские камни?

Какое–то время они обдумывали это.

— Трудно сказать, — наконец ответила Симралин.

— Было бы здорово, если бы нам не потребовалось никакое оружие, — сказала Анжела. — Но, во всяком случае, Кирисину не стоит ввязываться в сражение.

Симралин кивнула в знак согласия.

— Ты останешься в стороне, если придется сражаться, Малыш К.

Они воспользовались моментом, чтобы изучить все в последний раз, несколько дополнительных вопросов и ответов, и вот они готовы. Переупаковав свою кладь и взвалив груз на плечи, они тронулись в путь.

Все утро они поднимались, пересекая луга и проходя через леса, пока не добрались до верхней кромки деревьев вскоре после полудня. Они сделали остановку, чтобы поесть, взмыленные и голодные. У Кирисина болели мышцы спины и бедра. Судя по выражению лица Анжелы, он догадался, что она тоже страдала. Только Симралин выглядела как дома, улыбаясь, как будто этот подъем был не более чем утренней прогулкой. Она говорила и смеялась, пока они ели, описывая приключения и испытания из других времен и мест, связанных с горами, в частности, с Сирринг Райз.

Однажды, рассказывала она им, она прибыла в небольшую экспедицию, в которой находился Трэйджен. Этот крупный эльф, все еще изучая горы, поднялся по пути к леднику слишком быстро, перенапрягся, потерял тепло, обезводил себя и упал в обморок. Она сказала, что другие Следопыты никогда не позволяют ему забыть об этом; всякий раз, когда случается подъем, они предлагают ему пропустить его.

Она усмехнулась, откидывая назад свои белокурые волосы.

— Трэйджен не считает это смешным, но ему не хватает хорошего чувства юмора. Если он не восполнит его каким–то другим способом, думаю, мне придется пересмотреть наши отношения.

Кирисин бросил на сестру взгляд.

— С Трэйдженом все в порядке, — сказал он. — Пока что.

Вскоре они возобновили свой подъем, оставив позади последние деревья и вступая на голые скалы и камни. Тропа полностью исчезла, а склон стал круче. Кирисин заметил, что дышать становится все труднее, но он знал, что воздух все разреженнее и через какое–то время его легкие привыкнут. По крайней мере, именно так рассказывала ему Симралин. В любом случае, он шел вперед, прокладывая путь позади нее, пока они петляли среди каменных обломков, приближаясь к снежному покрову.

83
{"b":"545052","o":1}