ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда она достаточно успокоилась, чтобы разумно мыслить, он сказал:

— Yo no abandono a mi. {5} Я никогда не оставлю мою девочку, крошка. Где бы ты ни была, я всегда буду рядом. Ты можешь не увидеть меня, но я буду там. Ты почувствуешь меня своим сердцем.

Она считала, что это было правдой: что он действительно никогда не покидал ее и всегда был в ее сердце. Она смогла чувствовать его присутствие, когда была одинока или напугана, если хорошенько поискать. Она успокоила себя, вспомнив, что его слово всегда было добрым. Даже когда он исчез из ее жизни и из мира живых, какая–то существенная часть его все еще была там.

На этот раз тоже так будет. Он будет там ради нее.

Она подошла к крайним валунам и остановилась, пробуя воздух на запах демона.

Она обнаружила его почти сразу, мерзкий и ядовитый, вонь чего–то абсолютно нечеловеческого. Воздух был наполнен им, сладкий чистый аромат горного склона был погребен под этим тяжелым слоем. Он притаился среди камней, все еще невидимый, поджидая ее. Она ощутила его ярость и ненависть, жажду насытиться ее кровью.

Как ей с этим справиться?

Она осмотрела черные тени валунов, выискивая извилистые проходы, которые петляли между них. Она не считала умным идти туда. Лучше ждать здесь, заставить его выйти к ней.

Затем она увидела первого из пожирателей, как нефть они вытекали из–за камней пятнами жидкой темноты. Они не проявляли спешки, их появление выглядело чуть ли не случайным. Но где появлялась всего лишь горстка, вскоре оказывалась дюжина, а затем еще и еще.

Она оглянулась и посмотрела вверх по склону туда, где оставила Кирисина и его сестру. Их больше не было видно. Хорошо бы, чтобы их не было и слышно.

Пришло время покончить с эти.

— Демон! — крикнула она в камни.

Затем стала ждать.

* * *

Кирисин догнал свою сестру, которая огляделась, когда он подошел к ней и сказала:

— А где Анжела?

Он покачал головой:

— Она сказала, что ей что–то нужно сделать.

— Она не сказала тебе, что именно?

— Она просто сказала, чтобы мы продолжали путь без нее. Я сказал ей, что мы можем подождать, пока она сделает то, что должна. Но она отказалась. Она была довольно настойчивой. — Он покачал головой. — Я не знаю, Сим. Кажется что–то не так.

— Да, что–то тут не так. — Его сестра посмотрела вниз по горному склону, где смогла заметить Рыцаря Слова возле группы валунов, которые они покинули ранее.

— Как ты думаешь, что она делает? — спросил он ее.

Она немного поколебалась, затем произнесла:

— Думаю, она защищает нас. Думаю, именно этого она хочет. Нам лучше поступить так, как она говорит. Пошли. Пещеры уже рядом.

Они поднялись по все более крутому склону, опираясь на кошки и ледорубы для страховки. Это был медленный и трудный путь, но они неуклонно двигались вперед, всеми силами преодолевая ледяное поле. Кирисин посмотрел, как его сестра использует ледоруб, втыкая его в лед, а затем подтягивая к нему себя, и делал точно так же. Пару раз он оглянулся назад в поисках Анжелы и каждый раз находил ее все там же, где видел в последний раз, стоявшую в ожидании на краю валунов. Один раз ему почудилось, что он услышал, как она что–то прокричала, но ветер, дувший вниз с верхних уровней, унес ее слова.

Снова он чуть не повернул обратно, необходимость сделать так внезапно стала непреодолимой. Но, в любом случае, он продолжал продвигаться, ставя одну ногу перед другой, вбивая ледоруб и подтягивая себя вперед.

Затем он преодолел подъем, который вывел его на каменистую площадку, и больше он не мог ее увидеть.

— Кирисин! — позвала его сестра, стараясь перекричать ветер. Она указывала вперед.

Вход в пещеры был черной дырой, почти похороненной среди кучи покрытых снегом валунов, свисающие сверху сосульки над отверстием образовывали своеобразный ледяной занавес. С того места, где они стояли, он выглядел маленьким и ничем не примечательным на фоне просторов горы, как будто был не больше норы какого–нибудь зверька. Когда они приблизились, он стал гораздо больше, более отвечая своему определению. Когда они подошли к нему, то остановились для более внимательного осмотра. Снаружи было трудно что–то еще сказать о нем. Вход уходил вниз внутри горы, был узким и достаточно низким, поэтому они должны будут пригнуться, чтобы пройти по нему. Еще дальше он вроде бы расширялся, но из–за темноты увериться в этом было трудно. Потому что, вдобавок, там было слишком темно, чтобы что–либо увидеть.

Симралин посмотрела на него:

— Готов, Малыш К?

Он кивнул, совсем не уверенный, что был готов, но решил покончить с этим, невзирая ни на что.

Его сестра вынула солнечный факел из своего рюкзака и включила его. Бросив последний взгляд на Кирисина, она двинулась вперед, наклонившись, чтобы войти в проход, освещая широким лучом факела лежащую впереди черноту.

Кирисин молча последовал за ней, держа в руке свой факел. За пару мгновений они оказались внутри, поглощенные темнотой и скалой, снежные склоны горы остались позади.

К удивлению Кирисина путь впереди был достаточно светлым, так что в их факелах не было необходимости. Свет просачивался через трещины в туннеле скалы, рассеиваясь ледяными окнами, которые намерзли под наружными пластами снега. Лед покрывал стены и потолок пещеры, как в видениях, показанных ему дважды Эльфийскими камнями, образуя симметричные гребни, бегущие вдоль стен и потолка насколько хватало глаз. Свет отражался от этих гребней в странные образы, которые появлялись по всей поверхности пещеры. То здесь, то там всеми цветами вспыхивали радуги, образованные причудливыми и случайными преломлениями, маленькие чудеса посреди мрака.

Спустя пятьдесят ярдов, замерзший столб остроконечного льда вырос со дна пещеры до трещины в потолке. В другое, более теплое время с потолка пещеры через эту дыру падал водопад, замерзнув на этом месте, когда наступили холода, создав эту странную колонну. Солнечный свет, направленный вниз льдины, создавал впечатление, как будто колона светилась изнутри. Кирисин подошел к ней вплотную и вгляделся в лед.

Внутри в ее облачных глубинах, пойманные временем висели крошечные существа.

После этого пещеры становились темнее, источники света исчезали один за другим, мрак окутывал все вокруг. Солнечные факелы стали необходимыми, и путь вперед высвечивался кусками, по мере того, как лучи факелов выхватывали их один за другим. Холод становился все сильнее и более проникающим, сопровождаясь напряженной тишиной. Если бы не хруст их кошек по покрытому льдом полу пещеры и шум от их тяжелого дыхания, никаких других звуков не было вообще.

Дальше стены пещеры начали расширяться, а потолок подниматься. Свисающие сталактиты превратились в обледенелые копья, некоторые толщиной с ногу человека, некоторые длиннее роста Симралин. В огне солнечных факелов дрожали тени, а блеск льда, покрывавшего все вокруг, мерцал красками, которые танцевали как языки пламени. В глубине, куда не достигал свет факелов, шумела вода и обрушивалась на камни.

Симралин остановилась.

— Думаю, тебе надо применить Эльфийские камни, Малыш К. — Она посветила своим факелом направо и налево. — Видишь? Отсюда отходят в разных направлениях туннели. Нам нужно узнать, по какому идти.

Кирисин кивнул, но с сомнением осмотрелся. Ему не особо понравилась идея попытаться призвать магию Эльфийских камней в этом замкнутом пространстве. Кто знает, на что она способна под землей? Но он послушно вытащил камни, бросил их на ладонь, сжал в кулаке, закрыл глаза и представил мысленное изображение Путеводной звезды. Отклик был настолько мгновенным, что заставил его подпрыгнуть от удивления.

Эльфийские камни ярко вспыхнули и голубой свет вылетел из его руки и устремился вниз по коридору прямо вперед, осветив что–то, притаившееся посреди массивной пещерной камеры, что–то гораздо кошмарнее, чем видение.

85
{"b":"545052","o":1}