ЛитМир - Электронная Библиотека

Падме надеялась, что первый удар возьмет на себя Энакин, тем самым дав ей время на активацию защитной капсулы в колыбели, а на частной лётной площадке будет ждать корабль, который вывезет её. Если конечно не поймают раньше. Защитный купол активируется вручную, так что будет возможность на пару секунд задержать ситха и сбежать всем вместе, если, конечно, Энакин будет на её стороне. Однако, зная мужа, она сильно сомневалась, что даже в случае нападения он сбежит – Скайуокер будет стоять до победного.

Так или иначе, она бросает его и спасает детей.

Чем больше она об этом думала, тем меньше ей нравился этот план. Где-то глубоко внутри она верила Энакину и надеялась, что Император ничего ни ей, ни детям не сделает.

Падме вспомнила тот вечер, когда Энакин вернулся на Корусант. Самые счастливые моменты её жизни были связаны именно с ним, всё, что было до него, было каким-то несущественным, все размылось в пустые слова и сухие даты из истории Набу и Республики. Её настоящая жизнь началась в тот день, когда он с Оби-Ваном пришли в эту квартиру.

Оби-Ван…

Два месяца, и ни одного слова про учителя. Но Энакин не мог просто взять и вычеркнуть его. Они были как братья все эти годы, и вот так забыть?

А Оби-Ван? Послушал её и дал ему ещё один шанс…

Она глубоко вздохнула, останавливая ход мыслей. Нельзя допускать такой слабости. Даже думать нельзя о том, что она уже сделала, это намного серьёзней обеда с лидерами восстания.

Город… Как же он всё-таки красив.

Падме попыталась вспомнить, когда первый раз прилетела в столицу. Кажется, это было во времена Блокады Набу. Как же тогда поразила её эта планета без растений и воды.

— Я сегодня заходил к тебе, — раздался голос за спиной и Падме вздрогнула от неожиданности. — В районе двух.

Падме обернулась, и ей показалось, что он стал частью тени от стены, на которую опирался.

— Я была на званом обеде, — спокойно сказала она, повернувшись, но по коже пробежали мурашки. Желание подойти, поцеловать разбилось о холод Тени в капюшоне.

«Он знает», — пробежала холодная мысль.

— О чём?

— Об обеде, который устраивал Бейл Органа в честь освобождения сенатора Бриму и сенатора Зара, — невозмутимо ответила она, поворачиваясь к городу, закрыв глаза и ощутив победное чувство. Она больше не боялась его. Убедившись в этом, Падме оглянулась, смотря прямо в глаза:

— Ты против?

— Зара и Бриму – предатели. Их отпустили, но отдел расследований найдёт доказательство их причастности к заговору, и я хочу, чтобы ты больше не связывалась с ними.

— Они мои друзья, — твёрдо ответила она. — И это был дружеский обед. К политике это не имело никакого отношения.

— Политики-друзья? — с насмешкой спросил Лорд.

— Да, — обернулась она.

— И как давно вы друзья?

— Это допрос, Лорд Вейдер? — с вызовом спросила Падме, поворачиваясь всем корпусом, не замечая, что впервые назвала его новым именем.

Он в ответ резко прижал её к краю балкона, наклонив голову и заглядывая в её глаза так, что она растерялась.

— Да, — с ухмылкой ответил он. — И с пристрастием, — поцеловал, нежно закусывая нижнюю губу.

Резкий жар обдал всё её тело, и рука сама разжалась, отпуская расчёску.

— Мон Мотма? — только оторвав губы от поцелуя, спросил он, опаляя кожу своим дыханием.

— Сенатор Чандриллы, — не открывая глаз, ответила она. — Познакомились шесть лет назад. Работаем вместе в Комитете Лояльных. Вместе участвовали в дипломатических миссиях, ещё до войны. Она поддерживала движение за дипломатические решения во время войны. Два своих отпуска она провела на Набу. Пару лет назад я была у неё в гостях. Кстати, на Чандрилле очень красивые цветы…

Она потянулась за поцелуем, но он провёл губами по щеке, глазам, и поцеловал в ушную раковину, легонько покусывая.

— Мале-Ди? — его правая рука уже расстёгивала застежки на халате.

— Сенатор от планеты Юайтер. Он заменял Лекси Дио, убитую во время войны, два года назад. Также участвовал в переговорах на Перкене. Мы вместе попали в кольцо во время битвы на Ераку…

— И этого хватило, чтобы стать друзьями? — недоверчиво спросил он, одним движением посадив её на край балкона. Халат раскрылся под вечерним ветром, и Падме обхватила мужа за шею.

— Мале-Ди очень интересный человек с прекрасным чувством юмора. Он легок в общении и очень остроумен, — тяжело дыша, ответила она, пытаясь подобрать слова, которые напрочь вылетели из головы.

— Фанг Зара? — удовлетворившись ответом, Лорд провел руками по вороту халата и снял с плеч. Из-за того, что ей пришлось отпустить руки, Падме рефлекторно прогнулась, а затем вцепилась в него ещё сильнее, обратив внимание на высоту позади.

— Знакомы лет восемь, — ответила она, стараясь обхватить его ногами. — Работаем в комитете, — ощущение высоты за спиной охладило пыл. — Энакин, может быть, мы займёмся этим в более подходящем месте?

Он не позволил обхватить себя ногами: обеими руками взял её за лодыжки, и повёл вверх по ногам, поднимая тонкую ткань.

— Не отвлекайтесь, сенатор. Друг Иблиса?

— Да, — она старалась выровнять дыхание и не смотреть ему в глаза, от которых замирало сердце. — Серн Прайм, родина Зара, я помогала наладить поставки плазмы в начале своей карьеры. Он также принимал участия в торговых переговорах. Во время войны Зара много раз выручал меня.

— Зачем? — он ещё сильней надавил на неё, касаясь губами шеи и ярёмной впадины.

— Я помогла наладить поставки продовольствия, когда сепаратисты напали на Горман, — под его давлением она откинулась назад, цепляясь пальцами за плотную ткань мантии.

— И снова политика, сенатор.

— Мы работаем вместе, но это не мешает нам иметь дружеские отношения и помимо работы!

Падме попыталась надавить на него, чтобы хоть как-то поймать равновесие, но разница в массе была слишком велика, чтобы она могла как-то повлиять на своё положение.

— Вы взволнованы, сенатор? — ухмыляясь, укусил.

— Да? — копируя усмешку, переспросила она, приподняла руками его лицо и крепко поцеловала, кусая в ответ. — С чего это вдруг, милорд?

— Бана Бриму? — с невинной интонацией продолжил он.

— Ей очень тяжело пришлось во время войны – Хамбарин был почти в руинах. Королева Апалайна организовала группу поддержки для её народа. Мы с Баной работали в паре на переговорах о торговых путях. Она стала сенатором в ещё более раннем возрасте, чем я.

— И ты пожалела маленькую девочку, которая впоследствии стала одной из лидеров предателей?

— С неё сняли обвинения, — стиснув зубы, ответила Падме, отклоняясь. — Она хороший человек, и всё, чего она добилась для своего народа – это её заслуга!

— О, конечно, — с насмешкой ответил Лорд, и с хищной улыбкой опустил взгляд на её шею. Тонкая лента, держащая сорочку, развязалась, и ткань поползла вниз. Мурашки пробежали по всему её телу, и рефлекторно Падме попыталась прижаться к нему.

— Чи Иквей? — снова отодвинулся он.

— Знакомы ещё с времён моего правления на Набу, — смотря в синие глаза, она искала ответа. Огоньки веселья играли в них. Он и так знал всё то, что она ему расскажет, но есть ещё что-то… — что на самом деле ты хочешь услышать от меня?

— На чьей ты стороне в этой холодной войне? — с льдом в голосе ответил он. В глазах пробежали странные огоньки, она почувствовала, как он напрягся, всем нутром, но попытался скрыть это.

Падме расслабилась, не отпуская взгляда, раскинула руки и откинулась назад: Энакин резко вытянул руки, подставляя их ей под спину.

— Я полностью в твоих руках…

* * *

Она могла бы быть уже на другом конце Галактики в безопасности с детьми, но не успела: как будто предчувствуя, Скайуокер забрал её прямо из зала Сената. Последний шанс останется утром, когда Энакин улетит. Даже во сне, чувствуя её беспокойство, он повернулся на спину, и рукой притянул к себе: Падме покорно улеглась на его плечо.

15
{"b":"545053","o":1}