ЛитМир - Электронная Библиотека

Они не могли понять, и не могли принять такую Амидалу.

Она сама не могла принять себя такой, но если она возьмет «Нубиан» и полетит на Набу сейчас, не дожидаясь решения Императора – это будет прямое проявление неуважения и непринятие воли Палпатина, что, разумеется, равняется измене.

— Нет, мы это так просто не оставим! Но и идти против Императора не будем. Реакер не останется в нашем секторе…

Её пламенную речь прервал Джа-Джа, вбегающий в кабинет.

— Ура! Наше убедить! Наше убедить гунган не вмешиваться!

— Замечательно, Джа-Джа! — улыбнулась Падме, радуясь Бинксу, как никогда раньше. — Это даст нам время!

— Госпожа, связь с Тидом будет возможна через пару минут, — сообщила по комлинку Милоита.

— Отлично, — уже более расслабленно сказала Амидала. — Это даст нам возможность выиграть время до утра! Я переговорю с королевой, а затем обращусь к митингующим. Возможно, у меня получится выиграть ещё пару суток.

— Но что это даст, если Император откажет нам? — снова встала Хана.

— Это даст нам время на поиск альтернативного решения, на подачу вопроса в суд, на возможность поисков более весомых аргументов для Императора…

— Госпожа, сообщение из приёмной Императора!

Амидала резко развернулась и направилась к рабочему столу.

— Доброго времени суток, многоуважаемый сенатор Амидала, — Амедда, как всегда, был чинен и медлителен, обращаясь по всем правилам этикета. — Его Императорское Величество, рассмотрев ваше прошение…

Все представители сектора собрались вокруг стола, внимательно смотря на маленькую фигуру и затаив дыхание.

Амидала уже начинала терять терпение, сжимая руки в кулаки.

— …проявив высочайшую милость к вашему народу…

«Спасибо, Великая Сила!!!»

Окончание длинной речи Амедды уже никто не слушал. Амидала с облегчением вздохнула, благодаря про себя Великую Силу.

* * *

Цифра настольных часов изменилась с двойки на тройку. Амидала вернулась в кабинет, чтобы наконец-то забрать детей домой.

Она решила сама выступить перед народом через голосеть, объявив решение Императора, а затем официально поблагодарить Его Величество. Помощников она отпустила ещё в час ночи.

— Хорошая работа, сенатор, — раздался любимый голос в темноте кабинета. Сработали детектора движения, свет загорелся, демонстрируя лежащего супруга на диване.

— Спасибо, Милорд, — улыбаясь, ответила она. — А ты что здесь делаешь? Я думала, ты дома.

— Мой дом рядом с тобой.

Фраза зачеркнула все переживания и сомнения, обезоружив и расслабив; усталость дня нахлынула одной волной. Изнурённое тело, без её воли, само легло в крепкие объятья мужа.

— Сейчас, минутку и поедем, — пробормотала Падме, понимая, что сегодня уже не сможет открыть глаза.

Часть 6

— Госпожа, к вам Лорд, — успела сообщить Дормэ по комлинку перед тем, как распахнулись двери её кабинета.

— Привет, — пройдя по ее кабинету, как по своему, Лорд упёрся руками о край её стола и чмокнул в губы. — Тебе ещё много?

Амидала выразительно осмотрела кучу дек, лежащих перед ней:

— И ещё пару документов изучить до завтра,

— Доделывай этот, пару документов и слетаем на орбиту, посмотришь крейсер, — распорядился Лорд.

— Энакин, мне нужно подготовить ещё три отчёта по…

— Время, сенатор, — перебил её муж. — Или вы уже решили работать сверхурочно?

Падме взглянула на настольные часы, отметив, что её рабочий день уже давно закончился.

— Королева просила…

— Напомни Её Величеству, что в декрете работают не больше четырёх часов, а ты тут уже десять. Или ты хочешь, чтобы я переговорил с её величеством по поводу твоего графика?

— Нет, — резко ответила Падме, зная манеру общения мужа. — Я сама разберусь…

— Отлично, я тебя жду, — Энакин направился в детскую.

— Ты невыносим, Скайуокер!

* * *

— Мой личный флагман – «Истец», класс «Император».

Приоткрыв рот от удивления, Падме смотрела на приближающийся крейсер, не веря своим глазам.

— Но на создание класса «Император» Сенат согласился лишь месяц назад! — её удивлению не было предела. — Его собрали меньше чем за месяц?

— Не совсем, — уклонился Скайуокер, не желая подтверждать тот факт, что Палпатин без согласия Сената отдал приказ о создании оружия массового уничтожения.

— И сколько таких уже в Галактике? — взяв в себя в руки, спросила Амидала.

— Принятый во флот он один. На верфях ещё двенадцать, ждут меня для последних испытаний.

— Значит, ты улетаешь сразу на верфи?

— Да, нужно провести испытания, собрать все существующие флотилии, провести учения, разобраться с кадрами…

«Домой не ждать», — печально подумала она.

— А на «Истце» кадрами тоже ты занимался?

— Старшего состава, конечно, — подтвердил он. — Команда корабля класса «Император» требует большое количество персонала. Он комплектуется, по крайней мере, 37 тысячами членов экипажа. В общей сумме, считая штурмовые подразделения, около 47 тысяч. Это ещё считая и пилотов истребителей, шаттлов и прочего транспорта. Эта касательно всего класса «Император». Если же корабль исполняет роль флагманского судна, как «Истец», то на борту ещё плюс дополнительных 900 человек вспомогательного персонала. На звёздном разрушителе можно разместить до 1 800 пассажиров.

— Я читала технические характеристики, у этого крейсера хватит мощности оружия, чтобы уничтожить маленькую планету…

— Если у неё нет защитного поля…

— Это оружие геноцида! — она выразительно посмотрела на Скайуокера.

— Не волнуйся, он в надёжных руках, — он подмигнул ей. — Никто планеты разрушать не будет, обещаю.

Падме увидела игривые огоньки в его глазах и тяжело вздохнула. Императорская диктатура плавно перерастала в военный тоталитаризм, и самое печальное, что во главе военного аппарата, вероятней всего, встанет её ненаглядный супруг: подтверждением этому стала новая блажь Императора – показательные учения на орбите Корусанта, ответственным за которые назначили Скайуокера.

Не сказать, что он был рад этой затее, но занялся этим со всем своим рвением и энтузиазмом, с радостью сбежав от дел Сената.

— Надеюсь, — устало ответила Падме.

К её великому сожалению, она физически не могла столько работать, как Энакин. Сейчас ей больше всего хотелось вернуться домой, принять ванну, а не лететь на осмотр нового корабля.

«Помечтай – не вредно!» — ехидно сказал внутренний голос.

— Он прекрасен, — Энакин завороженно смотрел на свой флагман. — На обратном пути облетим его, покажу, какой он вблизи.

«Пойдём, я покажу тебе свой гоночный кар!» — эхом отозвалось детское воспоминание. Падме улыбнулась: тогда у него было точно такое же выражение лица. Мужчины – это всегда большие дети.

— Мы там надолго? Мне нужно будет через два часа вернуться, детей надо покормить и уложить.

— Ненадолго. Я покажу тебе мостик, обсужу с адмиралом план учений и вернёмся.

— Флагман «Истец» вызывает шаттл, — раздался из динамика незнакомый голос.

— Шаттл «ЕК33218», мы готовы к посадке.

— Мы готовы вас принять, Милорд, — ответил уже другой голос.

— Вас понял, адмирал.

Энакин с профессиональной легкостью посадил шаттл.

Падме разгладила руками ткань платья, искренне считая, что одета не для экскурсии по звёздному разрушителю, но заехать переодеться домой Скайуокер не дал, заверив в красоте её наряда и её собственной. Разумеется, она ему не поверила, зная, что супругу безразлично, во что она одета, но, смирившись со своей участью, она поднялась с кресла и пошла за мужем.

— Энакин, два часа, — почти шёпотом сказала она, подходя к опускающемуся трапу.

— Полтора, нам хватит, — по-мальчишески подмигнул он.

У него редко бывало такое хорошее настроение, и Падме жалела, что через пару минут от него не останется и следа. Трап опустился и Энакин вступил на него, изменяясь неизвестным ей образом. По спине пробежали мурашки.

20
{"b":"545053","o":1}