ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оно будет проводиться у меня, — в полтона возразила сенатор Чандриллы. — Если Лорд волен так входить в ваши апартаменты, то мы…

— Хотите, чтобы Лорд также входил в ваши? — перебила Падме, не желая слушать аргументы. — Если он и Император желают присутствовать на наших собраниях, то так и будет. Мы верные служители Империи и нам скрывать от них нечего.

Мон опустила глаза, принимая столь резкие доводы.

— Вы уверены, что ваш кабинет не прослушивается?

— Конечно, прослушивается, — ответила Амидала, отпивая свой напиток. — Там слышат нашу полную лояльность Новому Порядку.

Мотма согласно улыбнулась и вернула разговор в прежнее русло. В полное доверие Мон Амидала не верила, так как слишком хорошо знала сенатора Чандриллы: та склонила голову, думая, как можно обойти противника, и не важно, кто этот противник в данный момент: она или Император. Такое расположение дел ей не нравилось, но убеждать Мотму в своей верности Республики было бы пустой тратой времени. Та верила только поступкам.

— Прощу прощения, сенатор, — через несколько минут подошёл помощник Мон. — Можно вас отвлечь?

— Падме, я оставлю вас на пару минут?

— Конечно.

Падме откинулась на кресло, расслабив спину.

— Госпожа, — подошёл Дарко, держа в руке чёрную ткань с тонким серебряным рисунком. — Я думаю, эта ткань прекрасно подойдёт для делового костюма вашего супруга.

— Дарко, — Падме подняла глаза на модельера. — Если мы сунем свой нос в гардероб Лорда, боюсь, мы с тобой не только без носа останемся, но и без головы, — стиснув зубы, ответила она. — Забудь!

— Но госпожа, вам давно уже стоило взять этот вопрос в свои нежные руки!

— Нет, Дарко, забудь! Я, Дормэ, дети, даже Тайфо – всё в твоих руках, но не трогай Скайуокера! Ты мне ещё живым нужен.

* * *

Что-то её разбудило, и не шевелясь и не открывая глаза, она прислушалась. Вроде всё в порядке. Открыла глаза: Лея, поджав под себя ручки, спала на животе у неё под боком. Люк, раскинувшись на спинке, мирно спал напротив.

Падме аккуратно приподнялась на локти так, чтобы не потревожить дочь, и осмотрела комнату. Может просто показалось? Нащупав комлинк у изголовья кровати, проверила охранные системы – всё чисто. Перепроверила место нахождения бластера, на всякий случай, легла обратно.

«Паранойя».

Она почти всегда спала с детьми, когда Энакин не ночевал дома. Падме с улыбкой посмотрела на сына, который лежал отдельно от них, спал на спине, сложив руки вдоль корпуса. Ещё нет и полугода, а сын уже полностью копирует отца.

Падме заботливо поправила скинутое одеяло – горячая кровь: Энакин тоже никогда полностью не укрывался, и она всегда шутила – «татуинский загар», который, похоже, передаётся по наследству.

Перед глазами всплыл образ светловолосого юноши из видения. Люк так внешне будет похож на Энакина, а Лея унаследует тёмные волосы и глаза семьи Наберри. Но, к сожалению, а может и к радости, оба ребёнка унаследовали талант отца. Сейчас он проявлялся только в их чувствительности к эмоциям, но что ожидать от них дальше? Скайуокер не знал, как проходило воспитание юнлингов, он вообще с опаской относился к детям, стараясь чаще просто на них смотреть, когда они спали. Чрезмерная активность отца очень быстро утомляла малышей во время коротких своеобразных игр.

Вероятнее, чем старше они станут, тем больше они смогут проводить времени вместе? Если конечно, у Скайуокера вообще останется время на семью.

Она в тысячный раз отогнала эти мысли.

Его не хватает.

Его всегда не хватает!

Война клонов, а теперь Империя…

Дома на Набу семьи были постоянно вместе. Для её родителей разлука в пару дней казалась чем-то из ряда вон выходящим, а она считает счастьем заснуть в обнимку с мужем и уже перестала надеяться, что, проснувшись, он будет рядом. Наверное, она должна уже была к этому привыкнуть, но… не могла.

А дети?

Как им объяснить, что такое долг, и почему для папы это важнее, чем они?

Лея закопошилась под боком, выдёргивая из мрачных мыслей.

— Всё хорошо, дочка, — Нежно поцеловала она Лею. — Мама больше не будет думать всякое… У нас есть ещё пара лет, перед тем как вы научитесь говорить и задавать разумные вопросы.

Глубоко вздохнув, она закрыла глаза, убедив себя, что это должно когда-нибудь закончиться.

* * *

— Мне лично нужно будет переговорить с ними, — ответила Амидала. — Но я даже боюсь предположить время встречи. Возможно, к этому моменту уже будет поздно.

— Я только передаю их слова, — ответил Бейл. — Я не смог их убедить в вашей правоте. Возможно, потому, что сам не до конца принимаю разумность такого решения.

— Мы это уже обсуждали.

Падме внимательно посмотрела на собеседника: в последние пару недель у них было больше времени для обсуждения сложившейся ситуации.

Отношения между союзниками всё сильнее запутывались, и постоянно возникающие внутренние конфликты начинали перерастать в оппозицию. Посреди всего этого был Бейл Органа, который к тому же ещё занимался поддержкой джедаев и являлся единственным, кто обладал полной информацией о происходящем. Падме доверяла Бейлу, наверное, больше чем кому-либо в этой Галактике, но её настораживал тот факт, что все «ключи» хранятся у одного человека: если алдераанец попадётся и расколется, это будет смертельный приговор для всех.

Впрочем, несмотря на ключевую позицию в зарождающимся восстании, публично Бейл был целиком и полностью предан Империи и Императору. Органа становился постоянным гостем на закрытых приёмах у Императора и в его кабинете в Сенате. Он так же, как и она, старался не афишировать этот факт, и это было оправданно.

Но… о чём могли разговаривать Император Палпатин и сенатор Органа за закрытыми дверями, было для неё загадкой.

Падме постаралась отогнать параноические мысли. Возможно, они говорили о том же, что и она. Вопросы сената, государства, экономики, поэзии, труды историков и учёных. Палпатин был разносторонним человеком, обладавшим огромным базисом информации почти во всех аспектах жизни, и зачастую их беседы были именно о культуре Набу и её дальнейшем развитии. Вполне возможно, все эти беседы за закрытыми дверями были только блажью старика, которому не хватает собеседника? Она искренне хотела в это верить, но в ушах слышался истерический крик детей…

Палпатин – ситх, который развязал войну, развалил Республику и устанавливает диктатуру. Амидала слишком давно занимается политикой, чтобы поверить, что Император не использует эти встречи в своих собственных интересах и тонких манипуляциях.

— Оставим это до подходящего момента, — сказал Бейл.

Она привычно закрыла македуо, и спрятала в кармане длинного расклешённого рукава. Двери лифта открылись, и они вышли: Органа мгновенно напрягся при виде двух штурмовиков напротив двери её квартиры. Падме наоборот просияла улыбкой.

— Похоже, у нас будет компания за обедом, — пояснила она, поспешив зайти.

Из гостиной слышались мужские голоса и детский смех. Сенаторы зашли в гостиную. В центре комнаты стоял Лорд, а вокруг него в произвольном движении летали детские игрушки и весёлые двойняшки.

Напротив него на диванах сидели адъютанты: Артив держал в руке голограмму с записью учений на Императрице Тете, Урев с Марком, жуя бутерброды, перелистывали какую-то информацию на деках. Скайуокер также держал в одной руке бутерброд, а другой рукой иногда ловил одного ребёнка и подбрасывал его. Бледная Сандра стояла в углу у окна и не спускала глаз с детей.

— Добрый день, сенаторы, — первый среагировал на пришедших Лорд, удостоив их поворотом голову и простым кивком.

Адъютанты мгновенно вскочили на ноги, и спрятав руки за спину, также поприветствовав сенаторов.

— Рада вас видеть, господа, — официальным тоном произнесла Амидала, подходя к мужу.

— Господа, — обозначил своё приветствие небольшим поклоном Органа.

23
{"b":"545053","o":1}