ЛитМир - Электронная Библиотека

— Принцесса! — позвал хныкающую дочь папа, — прекращай, а то в коляску положу, будешь там скандалы закатывать, а мы с Люком пойдём рубку смотреть, — девочка немного успокоилась и с вяканьем потянула ручки к отцу, — хочешь на ручки? — переспросил тот, — слушаться будешь? — Лея надула губки и посмотрела на брата, ища поддержки, но братец нагло крутил в руках новую игрушку с явными попытками её или сломать, или сжевать. Не найдя понимания, девочка шмыгнула носом и опять посмотрела на папу. — Хорошо себя будешь вести? — переспросил такой же упрямый отец. Лея опустила глазки, и Энакин счёл это за ответ «да» и дочка опять оказалась на руках.

Скайуокер развернулся в коридоре к рубке, где стояла улыбающаяся Падме.

— Люк уже пить хочет, — мягко сообщила она и подошла к сумке с набором первой необходимости.

— Да? — переспросил он у сына, — ты пить хочешь?

Мама достала бутылочку с водой и дала её в руки сыну, который тут же бросил игрушку и вцепился в бутылочку.

Энакин с лёгкостью находил общий язык с обоими детьми, найдя более подходящие и менее выматывающие игры для двух младенцев, но, тем не менее, через час оба ребёнка мирно спали на плечах у отца. Падме аккуратно уложила детей обратно в кроватку и активировала дроида-няню.

Он сел на сидение для пассажиров и притянул её к себе. Падме обняла его за шею. Они сидели в тишине, наслаждаясь спокойствием и присутствием друг друга. На глаза уже наворачивались слёзы, и Падме больше не могла их держать.

— Прости, — на вздохе вырвалось у неё.

— За что?

— За то, что… — она проглотила слёзы, подбирая слова, — опять плачу и дрожу как пурпур.

Он мягко улыбнулся, вытер слёзы с горячих щёк.

— У тебя был сегодня тяжёлый день.

— У нас сегодня был тяжёлый день, — поправила она его, соприкасаясь лбами и носами.

— Очень тяжёлый, — подтвердил он, а потом усмехнулся. — Биггс сначала сказал, что вы живы и невредимы, а потом уже, о взрыве.

— Умные у тебя ребята, — поддержала его смешок Падме, — а ты видел лицо Айсарда, когда ты вошёл. Я думала его инфаркт хватит.

— Прости.

— За что? — отодвинула она голову на пару сантиметров.

— За то, что не послушал тебя, за то, что не почувствовал и не предвидел, — с болью в голосе прозвучал ответ, который разорвал душу и заставил отвернуться от этих синих глаз. Но поняв, что жест Энакин может не так понять, она тут же поцеловала его, прося прощения за то, что не могла произнести вслух, объясняя, то, что он никогда бы не понял, предупреждая о боли, которой ещё нет.

— А Сола вообще утверждает, что я глупая женщина, — с грустной усмешкой произнесла она, не в силах остановить просто текущие по щекам слёзы, — а в этот раз вообще дурой обозвала, и по её мнению меня через раз слушать можно.

— Ты очень умная, родная моя, и это иногда меня даже пугает.

— Умные женщины вызывают у вас комплекс неполноценности, Милорд? — с нарисованным возмущением, спросила она, отодвигаясь и выпячивая грудь.

Он засмеялся и поцеловал в нос.

— Я не это имел виду, — запротестовал он, — ты изменилась.

— Мм? — удивилась Падме, — мы не виделись неделю!

— Да? А мне показалось целую вечность, — ещё один крепкий поцелуй, — не знаю, во время беременности ты стала…

— Слабой.

— Нет, — резко возразил он, — беспокойной, опасливой… а сейчас ты опять собрана, уверена… и это мне нравится.

Падме удивлённо смотрела на мужа, пытаясь подобрать слова. Так как все острые углы обходить, да по лезвию ножа в Сенате ходить и рядом Императором интриги плести – так это не считается, а как взрывы устраивать, СБИ поднимать и на безумство идти – так это нам нравится!

— Милорд, — уже мурлыкающим тоном произнесла она, — а вам никто не говорил, что любовные пристрастия к опасным женщинам могут быть крайне болезненны? — в подтверждение слов, она легонько укусила его за шею…

Часть 13

Удивляясь собственной силе воли, Падме сползла с кровати. Из душа уже доносились звуки воды, зевая, она накинула халат и побрела на кухню. Она уже почти привыкла к безумному графику мужа и сбившемуся в космосе распорядку сна у детей, но спать от этого меньше не хотелось.

Вдали от Корусанта Падме могла больше времени посвящать семье. В столице главным сенатором от сектора Чоммел остался Бинкс, гунган раз в неделю отчитывался о проделанной работе. Кади ежедневно скидывала ей отчёты о делах в Сенате, так же, как и постоянную кипу документов, требующих её подписи или рекомендаций. На регулярных совещаниях в комитетах Падме присутствовала через голосеть. Трипио, находясь постоянно на корабле, помогал ей составлять расписания, назначать время в главном зале связи и систематизировать документы. Всё это позволило ей сформировать относительно свободный график, как работы, так и сна.

Полчетвёртого утра по корабельному времени. Великая Сила… «Как так можно?» — спрашивала она себя каждый раз, когда готовила мужу завтрак. Принимая во внимание, что Скайуокера она видела бодрствующим максимум часа два в течение его суток, которые для неё длились около пяти стандартных, она не могла позволить себе упускать ни минуты его общества, заставляя себя подниматься вместе с ним.

— С добрым утром, — бодро заявил Энакин, входя в кухню, вытирая шею полотенцем.

— «С доброй ночью» будет тактичней, — сонно поправила его Падме.

— Когда встал, тогда и утро, — процитировал он древнюю поговорку, заглядывая ей через плечо.

— Обычно эту поговорку используют, когда встают за полдень, — она нежно потёрлась о его щёку, — садись, уже всё готово.

Падме присела на разделочный стол напротив обеденного, наблюдая за завтраком мужа.

— Я сегодня на Кеу-3 буду, где-то в середине дня планируется демонстрация новых моделей истребителей, — между делом сообщил Энакин, — там планируется сборище всех этих местных чиновников. Составишь мне компанию?

Сладко потянувшись, Падме задумалась о приглашении. «В середине дня» для Лорда могло означить и «завтра» для неё.

— Нужно посмотреть по расписанию точное время и дату демонстрации, если не наложится на совет комитета или на прогулку детей, то обязательно пообщаюсь с местными управленцами.

— Ты меня просто спасёшь, если хоть на пару минут отвлечёшь их этими вашими светскими беседами, — он поднялся из-за стола, подошёл к ней и поцеловал в щёчку, — я смогу спокойно посмотреть, что они там напридумывали.

Падме потянулась за поцелуем, но Энакин заметил время.

— В 4:00 мне нужно связаться с капитаном, — сказал он, отстраняясь.

— Ты что, и всё высшее командование научил не спать? — разочарованно спросила Падме.

— Нет, — ухмыльнулся Энакин, направляясь в кабинет, — у него смена заканчивается в пять. Так что он должен отчитаться.

Падме вспомнила девичьи посиделки со старой подругой Бреей, тогда та делилась своей ревностью мужа к работе, к его постоянным отлучкам, к разговорам о Сенате, о политике и долге… Тогда Падме не понимала её: как можно ревновать к долгу? Ну и, конечно, не стоит упоминать, что брак Бреи с Бейлом был основан далеко не на любовных отношениях. Но вот сейчас Падме прекрасно её понимала, а желание вырубить все коммуникаторы в апартаментах или устроить мужу выволочку за то, что совсем не уделяет ей внимания, было крайне сильно. Но она лишь ещё раз потянулась, провожая взглядом Скайуокера и спрыгнув со стола направилась в комнату.

Зачем портить лишние минуты общение конфликтом, который ни к чему не приведёт?

* * *

— Хорошая работа, Яуслоу, — сказал Энакин во встроенный комлинк на столе, — подготовьте рапорт на Корусант по результатам проверки…

Падме зашла в кабинет, Скайуокер, разговаривая по связи с подчиненными и параллельно читая доклады, пытался не запутаться в пряжках камзола, который застёгивал. Вид серьёзного и лохматого Лорда вызвал у неё искреннюю улыбку.

44
{"b":"545053","o":1}