ЛитМир - Электронная Библиотека

— …нет, адмирал, — раздавал указания Милорд, с трудом застегнув все пряжки на груди, — ваше присутствие на собрании необходимо, — Энакин обнаружил лишнюю застежку на камзоле, пробежал пальцами по пряжкам и нашел потерянный ремешок у горловины. Недовольно поморщившись, он начал расстёгивать ремни снова.

— Так точно, сэр, — раздался из комлинка ответ адмирала, — собрание высшего состава назначено на 8:30 по корабельному времени.

— Хорошо, — уже нервно дёргая сложные застёжки, ответил Лорд, — подготовьте шаттл…

Падме с мягкой улыбкой положила принесённую расчёску на стол и ловкими движениями начала застёгивать ремни на камзоле мужа. Скайуокер охотно убрал руки, позволяя жене застегнуть его форму, продолжил раздавать распоряжения.

Новая униформа, несмотря на сложные крепления, явно шла мужу, Падме не могла не отметить, что хорошо посаженный камзол подчёркивал впечатляющую фигуру Скайуокера, идеально дополняя образ Лорда Вейдера. Чёрный кожаный камзол смотрелся на нём намного гармоничней, чем универсальная хламида джедаев.

…встреча с администратором станции Укер-4 в 8:00, собрание высшего состава флота в 8:30, брифинг по ревизии в 9:45, проверка на складах в 10:20… и так пятеро суток с часовым перерывом на обед, иногда на медитацию и в лучшем случае – два часа на семью.

— Джорг, как дела у нас в бухгалтерии? — Энакин, не глядя на жену, продолжал перелистывать данные.

— Смета за сороковой период готова, Милорд, — раздался ответ из комлинка, — Керин закончила ревизию документов.

— Отлично, я посмотрю после… — он сделал паузу, листая на другой деке своё расписание, — ммм… В общем, найди где-нибудь окно в своей смене.

— Вас понял, сэр…

Закончив с пряжками, Падме взяла расчёску, и, приподнявшись на цыпочках, попыталась причесать Скайуокера. Тот сразу же завертел головой, впервые обратив на неё внимание, перехватил её руку и убрал от головы. Падме нахмурилась.

«Лохматый».

«Сейчас».

— Биггс сегодня с Миледи, сэр.

— Хорошо, — задумчиво сказал он, не отпуская рук жены, — через двадцать минут у шаттла.

— Есть, сэр, — и Энакин, наконец, выключил комлинк.

— Всё? — язвительно поинтересовалась Падме, — можно расчёсывать?

— Да, — ответил он, пододвигая к себе стул и садясь к ней спиной, — ангел, я не могу думать о работе, когда ты меня расчёсываешь.

— Может, я тогда тебе вообще не буду мешать? — поинтересовалась она, положив руку с расчёской ему на плечо.

— Не обижайся, — попросил он, закидывая голову и смотря на неё виноватыми глазами, — ты же знаешь, я душу готов тебе отдать, чтобы ты лишний раз меня причесала, — в подтверждения слов, он наклонился и, как домашний спукамас, потёрся головой об расчёску в её руке.

— Милорд, — с сарказмом в голосе, обратилась она, начиная выравнивать пробор, — смею напомнить вам, что душу вы отдали мне ещё год назад за массаж, сердце – после первого поцелуя почти четыре года назад, жизнь вместе со своим оружием – три года назад, а тело, помнится, после свадьбы, — она аккуратно перехватила пару прядей и натянула их, — и я требую увеличения дивидендов от права обладания вами, — посмотрев ему в глаза, заявила Падме, — особенно по последнему пункту.

— Но ты же говорила… — осторожно произнёс он.

— …полгода назад, любимый супруг! — перебила она, — полгода! У тебя уже скоро дети ходить начнут!

— Серьёзно? — Энакин удивлённо повернул голову.

— Ещё через полгода – точно пойдут! — она развернула его обратно и продолжила расчёсывать упрямые кудри, — так что на тему дивидендов?

— Исправлюсь, родная, — пообещал он, — нужно в ежедневник записать, — тихо пробормотал мысли вслух.

Падме аж открыла рот от возмущения, но, не найдя слов, не выдержала и несильно ударила его расчёской по голове.

— Ай, больно же, — от неожиданности Энакин вскочил со стула, потирая голову, — за что?

— Скайуокер, я женщина терпеливая, но всему есть предел, — угрожающе предупредила Падме, держа в руке страшное оружие под названием расчёска, — и семейная жизнь по расписанию весьма существенно укорачивает моё терпение.

— Я вас понял, сенатор, — мурлыкающим тоном заверил он и притянул её к себе за поцелуем, одной рукой обнимая за талию, а второй проводя по руке, в которой была страшная расчёска. Но Падме уже знала все хитрости мужа и «оружие» не отдала, — исправлюсь по возвращении.

— И когда же многоуважаемый Лорд соизволит вернуться домой? — не успокаивалась супруга, не выпуская мужа из объятий.

Многоуважаемый задумался, причём основательно, даже сделал попытку посмотреть через плечо Падме, где ещё была включена дека с его расписанием на сегодня.

— Я сообщу, — взгляд Миледи заставил продолжить, — в течение часа. Обещаю.

— Ну, смотри, — она подняла руку с расчёской, чтобы уложить встопорщенные передние пряди. Дарт Вейдер, ученик Дарта Сидиуса, внимательно следил за движением руки со страшным оружием и не спускал глаз со своей супруги, пока она не сочла его достаточно причёсанным, чтобы выпустить из квартиры.

После ухода мужа Падме перенесла колыбельку двойняшек в спальню и легла досматривать свои сны.

* * *

— О! Госпожа, — тараторил Трипио, — сегодня пришли данные от губернатора Ерала. Он согласен поддержать Хамбарин.

— Отлично, — ответила Падме, — свяжись с сенатором Бриму и организуй нам связь с ней.

— Хорошо, госпожа. Вот присланные представителем Бинксом документы по новому законопроекту…

Амидала разбирала документы на рабочем столе, в углу стола маленькой голограммой играли дети с дроидом-няней Лялей. Информация, присланная Бейлом и Мон, находилась в отдельной деке, вместе с документами и записями собраний комитета. По сути, в них не было ничего секретного, кроме зашифрованной просьбы о необходимой встрече со старыми друзьями. Падме много раз уже возвращалась к этому вопросу. Встреча была действительно необходима. Мнимая возможность была, если бы она осталась на Корусанте, но там слишком много сторонних наблюдателей, и Император явно не спускал с неё глаз. Сейчас же она фактически была заперта на огромном «Истце». На флагмане восемь кают высшего командования были переоборудованы в единую квартиру для семьи Лорда Вейдера. За пределами квартиры Падме всегда сопровождал кто-то из адъютантов Скайуокера. Конечно, Миледи быстро сдружилась с помощниками мужа, найдя общий язык. Адъютанты же рассказывали ей, что творится на верфях, делились своим мнением. Она иногда покидала линкор, сопровождая мужа на верфях, но фактически без наблюдения она находилась только в стенах дома. С одной стороны, это несколько раздражало свободолюбивую Амидалу, но с другой – она получила всё, что хотела, и была этим довольна. Кроме того факта, что по не известной ей причине муж практически не уделял ни ей, ни детям времени, забивая весь свой длинный день делами верфей. Она в очередной раз отложила этот вопрос «на потом», сосредоточившись на работе.

В два связь с Корусантом – отчёт Тайфо и Дормэ. Расследование пока шло в предусмотренном русле. Специальный отдел Лорда Вейдера соревновался с СИБ, и спортивный интерес мужчин играл Падме на руку. Связь могла быть записана или прослушиваться, поэтому капитан Тайфо умело использовал давно проверенную ими технологию шифра. Из чего Падме поняла, что появившиеся опасные моменты тут же были аккуратно поправлены Грегори, и расследование идёт в нужном направлении. Но этот вопрос продолжал тревожить её. Хотя капитан и утверждал, что независимо от того, как повернется расследование, она будет последним человеком, который подпадет под подозрение. Падме же не была так уверена и спокойна, как капитан, может, играли гормоны и излишнее беспокойство, а может отдалённость от процесса расследования. Также головной боли добавлял директор СИБ, который плохо поддавался просчёту. Айсард не зря занимал пост главного разведчика при Палпатине, его неординарное мышление и профессиональный нюх могли проявиться в любой момент. Возможно, в самый неподходящий. Хотя обстановка на Корусанте требовала его внимания и к множеству других сложных и важных задач, что значительно уменьшало вмешательство директора СИБ в расследование. Но больше всего Падме не нравилось, что капитан и её подруга могут пострадать из-за неё, если она допустила просчёт.

45
{"b":"545053","o":1}