ЛитМир - Электронная Библиотека

Это раздражало, но почему-то чувство беспокойства не вызывало. Он потянулся к семье через Силу – никакой опасности не было.

Пока они рядом с ним, им ничего не грозит.

Значит, он должен сделать всё, что бы так было и дальше.

* * *

Падме, уложив детей спать, вернулась в кабинет. Включив коммуникатор, она сделала запрос расписания Лорда. Пролистывая долгий список встреч, проверок, брифингов, отчётов, совещаний и ревизий, она опять не находила строки «отдых» или хотя бы «обед». Падме пролистала пару электронных страниц, отметя, что имена адъютантов уже пошли по второму кругу, а вот интересующей её строки всё не было. Она откинулась в кресле и пролистала свой календарь – уже восьмые сутки. Скайуокер шёл на рекорд. За месяц пребывания на верфях Энакин отсутствовал максимум семь суток. Возможно, какие то серьёзные проблемы. Она снова открыла расписание и вчиталась в пункты, в задачи брифингов. Ничего из ряда вон выходящего.

Падме тяжело вздохнула и, покрутив комлинк в руках, набила маленькое сообщение.

«А дома супчик вкусный стынет».

Но ответа не пришло.

* * *

По прибытию на корабль, Падме потребовала у мужа, чтобы ей ежедневно выделяли тренировочный зал с инструктором ровно на час. Точнее, сначала Падме затребовала супруга в качестве регулярного тренера, но после пятого отложенного занятия, она сдалась и согласилась на услуги охраняющих её адъютантов.

— На сегодня хватит, — сказала она, замечая время на хронометре, — Биггс, ты давно Лорда видел?

— Вчера на вечернем отчёте, — ответил адъютант, вытирая лицо полотенцем.

— И как он?

— Решает вопросы на восьмой станции, — не зная, как корректнее ответить, произнёс Биггс, удивлённый вопросу.

— Хорошо, — коротко сказала Леди Вейдер и направилась к выходу.

Адъютант проводил её непонимающим взглядом, но порадовался, что ответ устроил Леди. Личные отношения начальства, это последнее, куда бы он хотел лезть.

* * *

Её разбудил звук открывающейся двери. Падме вскочила с кровати и бросилась к входу в аппартаменты. Большая тень сделала ровно один шаг за порог, дверь за ней закрылась, и силуэт сполз по стене.

— Энакин! — Падме в ужасе кинулась к нему, — ты ранен?

В голове понеслись шальные мысли, она присела около него и аккуратно погладила по спине, всматриваясь, есть ли где-то ранение.

— Энакин…

Скайуокер немного приподнял голову и навалился на неё, обнимая за талию. Падме придавило к полу большим весом мужа. Она попыталась приподняться, но не смогла даже сменить позу.

— Минутку, — на выдохе прошептал он, — сейчас.

Падме аккуратно еле касаясь, провела рукой по его спине, затем принюхалась. Запаха крови не было.

«Глупость», — одёрнула она себя. Кто нападёт на Лорда Вейдера на его же собственном корабле? Кто сможет достать Скайуокера? Ответ безусловно был, но если бы это был джедай, то ему бы не дали уйти… и пахло бы плазмой, или кровью, или гарью…И он был бы уже в лазарете среди суетящихся дроидов и лучших врачей…

«Могли отравить», — вот эта мысль была похожа на правду. Учитывая, сколько проблем принёс чиновникам верфей Скайуокер. Она судорожно начала вспоминать первые симптомы отравления… но в галактике больше миллиарда ядов только известных…

Падме попыталась выбраться из-под мужа, чтобы добраться до комлинка.

«Нужно вызвать мед-дроида», — решила она. Её комлинк был в спальне, а коммуникатор в паре метрах, но когда она попыталась отползти, Энакин ещё сильней сжал её талию, не выпуская.

— Любимый, тебе нужна помощь…

— Полминуты, — еле слышно пробормотал он.

Падме замотала головой, ища решение. Она не могла просто так сидеть, прижатая Скайуокером, и спокойно ждать пока яд убьёт его. Его же комлинк был встроен в правую механическую руку, но Энакин почти половиной корпуса лежал на ней. Падме попыталась вывернуться, но его левая рука закрывала правую.

Ситх…

— Всё хорошо, — прошептал он, отпуская хватку и опираясь руками в пол через полминуты, и понемногу стал подниматься.

— Что случилось? — Падме тут же помогла ему встать.

— Со мной всё в порядке, — сиплым голосом ответил он, еле переставляя ногами. Опираясь на неё, направился в спальню.

Там Энакин повалился на кровать, не отпуская Падме, и она упала вместе с ним.

— Всё в порядке, — прошептал он, привычно притягивая жену к себе.

Она лежала, в крепких объятиях мужа, и на глаза наворачивались слёзы.

«Что происходит?»

Через пару минут стальная хватка ослабла, падая в глубокий сон, он полностью расслабился, только после этого она смогла выбраться из его объятий.

Падме внимательно осмотрела мужа. На первый взгляд он просто спал. Но она ни разу в жизни не видела его таким. Мысль об отравлении не покидала ее, она вскочила с кровати и кинулась в детскую, где у колыбельки сидела Ляля. В универсальную няню вложили и краткий курс мед-дроида.

— Госпожа Падме?

— Быстро сюда! — шёпотом велела она. Няня без вопросов выкатилась из комнаты в спальню. — По-моему его отравили, — сказала Падме.

Ляля встала напротив кровати, на её «лице» произошли некоторые изменения, на первый план выдвинулся большой синий глаз-сканер. Синий луч скользнул по телу Энакина.

— Не соглашусь, госпожа, — спокойно ответила Ляля, — создатель просто спит. Его системы в норме. Я не зафиксировала никаких отклонений.

— Спит?

— Да, госпожа, — заботливо повторила няня, — он спит. Не стоит беспокоиться.

И няня укатилась обратно в детскую, оставив застывшую Падме одну.

Шокирующие непонимание, испуг, растерянность лавиной упали на неё. Обессиленно, она села на пол рядом с кроватью и обняла свисающую руку мужа – левую, в которой текла кровь, которая грела, в которой чувствовался пульс живого, родного человека, которому ничего не угрожало, и из глаз потекли слёзы. Она уткнулась носом в его ладонь и тихо заревела.

Когда прошёл первый взрыв слёз, ещё неровно дыша, она по очереди поцеловала его пальцы, и, собравшись с силами, встала с пола. Он безмятежно спал, на расслабившееся во сне, ставшее снова таким мальчишечьим, лицо упали волнистые пряди. Она убрала их с закрытых глаз и нежно поцеловала. Энакин не отреагировал ни на её касание, ни на истерику, поэтому, утерев слёзы, Падме решила, что спать дома в одежде неприлично, и сначала стянула с него сапоги, потом мантию и всю остальную одежду.

* * *

Держа в одной руке дочь, Падме шла по большой квартире за ползущим любопытным сыном, слушая в одном наушнике доклад Трипио. Энакин спал уже больше двенадцати часов, что было совсем не свойственно ему, но Падме, ещё раз вспомнив и проанализировав ситуацию прошлой ночи, пришла к мысли, что беспокоиться за здоровье Скайуокера не стоит. Тем более, причин для этого серьёзных не было. Хотя осадок ночной истерики ещё отдавался в общем состоянии.

Люк уверенно полз на кухню. Общий интерьер нового дома не отличался количеством мебели или декоративных предметов. Ничего лишнего, только самое необходимое. И только в детской комнате находился целый набор развивающих снарядов, фигурок и игрушек для детей, но закрытые двери всегда смущали маленьких Скайуокеров, и Люк при первой же возможности начал выползать из детской. Тогда пришлось добавить в кухонный гарнитур нижние полки и ящики, чтобы они заинтересовывали детей, и отвлекали внимание от более опасных вещей, которые могли попасть в их поле зрения. А ещё Падме стала блокировать дверь спальни, когда там спал Энакин, потому что у сына было две самых интересных вещи в его маленьком мире – это искусственная рука отца и его световой меч. Но изучение замысловатого протеза с его безумно интересными механизмами внутри позволялось папой, а вот странная цилиндрическая блестящая штука входила в список трёх «нельзя», что весьма расстраивало малыша, и стоило только маме и няне отвлечься, он стремился добраться до запретной цели. Дочь довольствовалась маминым гардеробом с кучей цветных тряпочек, к которым допускалась только под маминым жёстким контролем. Лея, идя более хитрыми путями, сидела на руках у взрослых, наотрез отказываясь передвигаться сама, смело тыкала в разные кнопочки на стенах, чем иногда очень помогала брату.

48
{"b":"545053","o":1}