ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фитотерапия для детей. Травы жизни
Дикая. Будешь меня любить!
Перед рассветом
Аркада. Эпизод второй. suMpa
Все случилось на Джеллико-роуд
Жить заново
Не заглядывай в пустоту
Технарь: Позывной «Технарь». Крот. Бессмертный палач императора (сборник)
Как найти королеву Академии?

В небольшом зале вокруг стола расположились пятеро. Опершись о кривую палку, во главе стола сидел Йода, по его правую руку – считавшаяся погибшей Шаак Ти; Тао Грен и Вераг Куйн – магистры, к спасению которых она приложила руку, стояли за спиной старого джедая, и по левую руку от Мастера сидел хорошо знакомый Оби-Ван Кеноби.

— Добрый день, уважаемые, — с порога начала Амидала, беря инициативу в разговоре, — рада видеть вас живыми и невредимыми. Нынче сложившаяся ситуация требует от нас максимум оперативности и решительности. Поэтому предлагаю отложить приветливые речи и перейти сразу к делу.

Йода меланхолично приподнял на неё глаза, навострив свои длинные уши. Кеноби с остальными магистрами переглянулись в своей неповторимой манере, и Оби-Ван кивнул в знак согласия, предлагая Падме продолжить.

— Из сообщений, которые смог мне передать «наш друг», мне стало ясно, что вы не согласны с некоторыми пунктами плана, — она присела на приготовленное для неё место.

— Ммм… ситуация сложная сложилась у нас, — взял слово старый магистр, — и действия ваши, и положение задуматься о плане вашем заставили нас.

— При всём уважении и уже проверенном доверии к вам, — продолжила Шаак Ти, — мы не можем дальше закрывать глаза на действия падшего. Его сила растёт, и нам стало известно, что и флот Империи под его руководством наращивает мощь. Его нужно остановить, пока есть ещё возможность.

— Вы считаете, что его поглотила Тьма, — Падме была готова к нападкам на Энакина, — но это не так. Палпатин не имеет над ним такого влияния, как кажется со стороны. Он действительно меняется, и его сила увеличивается, но пока он не имеет личных вендетт к джедаям, у вас есть возможность выжить и набрать силы!

— Без такого сильного союзника Сидиус ослабнет, — ответил Тао Грен, — мы сможем к нему подступиться.

— И что вы будете делать с Сидиусом? — резко спросила Падме, посмотрев в глаза джедаю. — Насколько мне известно, из кабинета Канцлера в ту проклятую ночь вынесли три трупа в одеяниях магистров, и ещё один нашли двумя уровнями ниже, с отсутствующими кистями, труп многоуважаемого магистра Винду. По-моему Сидиус прекрасно продемонстрировал свою физическую подготовку и мастерство фехтования.

— Правы вы, мудрая госпожа, — ответил Йода, — знаний и дальновидности у вас много, и способны вы просчитать, что Сидиуса одолеть только его ученик способен.

Падме облегчённо вздохнула. Магистр Йода в союзниках и единомышленниках – это сильное подспорье.

— Но сила Тёмной стороны недоступна вам для понимания, — продолжил он, — не ведаете вы, что не отпускает рабов своих она. Учителю новому своему предан Вейдер всецело, непоколебима преданность его с момента того, когда меч его впервые на невинного ребёнка поднялся, — он замолчал, опустив тяжёлые веки, — Союзника сильного в лице Избранного потеряли мы. Пал Скайуокер юный безвозвратно. Душу Тьме за мощь свою отдал он. Напрасно тешите себя надеждой и иллюзией света в нём. Нет места там ей больше. И не в силах ваших изменить это.

Внутри всё похолодело, челюсть сжалась сильней.

— Вы считаете, что Энакина поглотила Тьма и что против Палпатина он не пойдёт, — повторила она слова маленького магистра, — но и согласны, с тем, что только он может победить Сидиуса. И где вы видите выход?

Она по очереди переводила взгляд с одного джедая на другого. Оби-Ван отвёл глаза, и Падме уже знала, что ответ, какой бы то ни был, ей не понравится.

— Традиция древняя у ситхов есть, — после длительной паузы продолжил Йода, — ученик убить учителя своего должен в доказательство окончания обучения своего.

Падме старалась не делать каких-либо выводов из сказанного, чувствуя, что сказанное лишь половина. С каждым словом маленького джедая внутри что-то скручивалось в преддверии чего-то страшного, того, что она боялась больше смерти.

— Но обучение у ситхов может длиться и десятилетие… — произнёс Вераг Куйн.

— Потенциал падшего больше, чем у всех живших когда-либо в Ордене. Через пару лет с такой динамикой реализации его с ним никому не потягаться.

— Да… — прокряхтел Йода, — сила его велика, и могущество вершины берёт неведомые нам ранее, но не один такой он. Дождаться окончания обучения его должны мы. Когда свергнет Императора он. А сил побороть падшего только у сына его хватит.

— Что?!! — волна возмущения, захлестнувшая её, заставила подскочить с места и упереться рука об стол, — вы хотите стравить Люка с Энакином?!!

— Успокойтесь, сенатор, — мягко попросила Шаак Ти. Падме почувствовала, как волна возмущения отходит, как поток успокаивающий энергии окутывает её. Она вернулась на место, дёрнув плечами, желая отогнать чужую энергию от себя и от своих эмоций. Со своими чувствами она и сама справится, а навязывать себе что-либо не позволит.

— Возмущение ваше оправдано, госпожа, — успокаивающе проговорил Йода, — но и мудрости вашей достаточно для понятия и принятия правильности этого решения.

— Решения? — переспросила Падме абсолютно спокойным голосом, но спокойствие это было не работой мудрых магистров, а её самообладанием. Она закрылась от них, так, как закрывалась от Сидиуса во время их разговоров, так, как прятала свой страх от мужа. Теперь они не могли влиять на неё и её эмоции, а значит, и на решения, как и прочитать их.

— Ммм… смерть сына для мужа своего подстроить вы должны, — проговорило маленькое существо, которое почему-то решило, что может указывать ей, — на обучение к себе младенца заберём мы. Великого джедая воспитаем, чтобы свет в Галактику принёс он. И окончательно ситхов уничтожил.

Леди Вейдер закрыла глаза, пытаясь взять под контроль эмоции, чья сила не могла сравниться со штормом в океанах Мон-Каламари, пустынная буря Татуина меркла по сравнению с раздирающей мощью у матери в груди, даже вулканы Мустафара не жгли так живую плоть, как произнесённые слова древнего Магистра…

«Этого не будет», — она открыла глаза, спрятав всё, что творилась в душе. Титановой бронёй, холодной, как весь глубокий космос, встала ментальная защита Падме Наберри, не пропуская ни единого оттенка мнения, ни линии решения, ни грамма эмоций.

Джедаи замерли в ожидании волны несогласия, возмущения и даже ярости, но ничего не произошло. Шаак Ти внимательно следила за женщиной, готовясь к худшему. Но ничего. Стальная леди, укутанная в серебристый плащ, сидела напротив, не выражающая эмоций, не отвечающая на Силу, не поддающаяся сканированию. Ничего. Человек, ощущаемый, как живая пустота…

И это было страшнее, чем могла представить мудрая тогрута. Знала, она же говорила… но её не послушал старый магистр…

Зря, очень зря.

— Двадцать пять тысяч лет существовала Республика, — абсолютно спокойным голосом начала Амидала, — почти с самого её основания Орден джедаев был хранителем мира. И четырнадцать лет назад представители этого Ордена наблюдали, как на кресло Верховного Канцлера садился ситх. И за эти четырнадцать лет многоуважаемый Дарт Сидиус под пристальным взором высшего совета Магистров джедаев разваливал Республику. И вот когда уже война окончательно подошла к своему завершению, некая группа Магистров, заседавшая в Совете Ордена, решила захватить власть и наконец-таки уничтожить ситха. Четверо лучших воинов Ордена проиграли в открытом бою Верховному Канцлеру, — она сделала паузу. Величественно поднялась с кресла и посмотрела в глаза существу, которое не могло не открыть свои тяжёлые веки, — а сейчас, после того как вы, гранд-мастер Йода, допустили приход ситха к власти, пропустили его влияние, приведшее к развалу Республики и к началу гражданской войны, проигнорировали заговор захвата власти над Сенатом в высших кругах Ордена – так вот сейчас все последствия вашей некомпетентности, которая понесла за собой миллиардные жертвы, вы хотите повесить на ребёнка, которому ещё нет и года?!!

Напряжение в маленьком зале достигло пика. Все магистры склонили голову, принимая обвинения в свой адрес. Только Йода стоически держал убийственный яростный взгляд женщины, защищающей своего ребёнка.

54
{"b":"545053","o":1}