ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неужели нужно всех уничтожать? — спросила она недовольно-капризным тоном, так, как обычно возмущалась на жизнь в целом.

— Ангел… — он наклонился и нежно поцеловал её, — всех джедаев с пелёнок учили этому древнему кодексу и подчинению магистрам. Они все будут стремиться довести до конца то, что начали Винду с Йодой, любой ценой.

Падме продолжала покрывать его лицо поцелуями, стараясь изо всех сил скрыть негатив в сторону древнего джедая. Как бы она хотела всё ему рассказать! Поделиться страхами за сына! Поведать о возможной угрозе для дочери. Но…

— Если ты сможешь убедить рыцарей в их неправильном пути?

— Не всё так просто…

— Но Ордена уже нет, и у них остался один Йода, как непосредственный лидер и источник информации, — она приподнялась, сгибая ноги и перенося вес на пятки, — вся их библиотека сгорела вместе с Храмом.

— Не совсем, — Энакин лукаво улыбнулся, поглаживая её ноги. Падме вопросительно приподняла брови, ожидая пояснения, — я откопировал все электронные данные Храма прежде, чем поставить систему на полное форматирование. И кое-что получилось вынести ребятам из 501-го. Я же не мог просто так уничтожить вековые труды по изучению Силы. Это просто глупо.

— Твой прагматизм превыше всего! — со смехом заявила она.

— Не люблю пустое расточительство уникального, — он сел, обнимая её.

— Да, — в пространство подтвердила она, запуская руки ему в волосы, — тогда, может, попробовать ликвидировать одного Йоду? — предложила Падме, — а потом попытаться кого-нибудь завербовать…

— Ликвидировать Йоду… — протянул он, опять растягиваясь на кровати, — его сначала нужно поймать.

— А его совсем не видно в Силе? — проводя руками по рельефной груди, без нотки заинтересованности спросила она.

— Не всё так просто, ангел мой, — закрывая глаза, ответил Скайуокер, — он либо очень далеко, либо его прикрывают как минимум два сильных джедая-стража.

Теперь понятно, почему магистр Тао Грен и Вераг Куйн стояли за спиной Йоды, возможно, вывод, что теперь это новый Совет джедаев, был поспешен.

— Он не может быть слишком далеко, — поправила его Падме, продолжая ласкать грудь и плечи.

— Почему? — он открыл глаза и внимательно посмотрел на неё.

— Он же должен как-то координировать остальных джедаев, — удивляясь такой реакции, пояснила Падме, — а среди выживших явно нашлась парочка стражей, они же обычно защищают и защищаются, значит, меньше шанса попасть на линию огня.

Энакин, поддавшись необъяснимому импульсу, перехватил её за руки и резко перекатил на спину, придавливая всем весом.

— Ты знаешь, где Йода?

Сердце ушло в пятки, пропуская удары, кровь застыла в венах, Падме смотрела на него испуганными глазами. Секунды показались вечностью в раздумьях ответа и последствий. Пару раз сморгнув, она громко рассмеялась.

— Да!!! Знаю! — продолжала смеяться Падме, вводя мужа в ступор. — У нас под кроватью!

— Ты уверена? — расхохотавшись, переспросил Энакин, перекатываясь на спину.

— Абсолютно!

— Надо проверить, — заявил супруг и полез на край к кровати, заглядывая вниз. Падме продолжала смеяться, пряча своё облегчение, — там никого нет! — возмутился Энакин, возвращаясь к ней.

— Может он перепрятался в гардероб? — предложила она, натягивая на себя одеяло.

— Не-а, туда я проверять не пойду, — он обнял её за талию, положив голову на живот, — пускай пока там прячется.

— Пускай, — разрешила Падме, перебирая волнистые волосы, продолжая усмехаться.

Успокоившись, они какое-то время лежали в тишине, каждый прогоняя свои тревоги и печальные раздумья.

— Пойманных джедаев можно было бы вербовать ещё до того, как они попадут на Корусант, — раздумывал в слух Энакин. «Рыцари или же магистры, которые смогли бы вынести ломки Сидиуса и сохранить всё в тайне. Они могли бы выявлять наиболее устойчивые кандидатуры…»

— Свои воины среди инквизиторов? Это было бы полезно, но пока у них такой сильный духовный лидер как Йода… это будет затруднять реализацию.

— Сильный лидер… — задумчиво произнёс Энакин, — ты против ликвидации абсолютно не знакомых тебе существ. Но так просто готова отдать на растерзания старого знакомого. Почему?

— Таких старых знакомых, как магистр Йода у меня было пол-ордена, — глядя в потолок, ответила она, — к тому же я предпочту смерть одного существа, чем сотни… После его смерти многие из молодых джедаев станут лояльней, это могло бы спасти их жизни. А если Орден возглавит другой магистр-джедай? И поменяет старые правила и кодекс или вернёт всё в изначальный вид? Ты бы рассмотрел сам факт существования Ордена в Империи?

— Я? — переспросил он, перекладываясь на подушку, — я бы рассмотрел. Сидиус – нет, — сухо ответил Лорд.

— А его я не спрашивала, — ответила Падме, даря мужу глубокий и сладкий поцелуй.

— Империя чтит и уважает древние традиции миров и народов населяющих ее, — заверила первая леди Империи, — и, согласно вашим традициям, насколько мне известно, наш конфликт можно разрешить миром только одним способом.

Падме потратила очень много сил для поиска мирного решения вопроса с весьма воинственными представителями Дарады. Дараадцы были впечатлены военной мощью Империи, но этого было недостаточно для решения остаться в составе Империи. Полномасштабный план о подавлении и захвате Дарады был уже разработан, и у Амидалы оставался единственный шанс завершить этот конфликт с малыми жертвами.

— Да, «Поединок Одного», — с благоговением произнёс консул дараадцев, — но решится ли кто-нибудь из ваших адмиралов сойтись в смертельном поединке с лучшим воином Великой Дарады? Без защиты, без оружия, без флота.

Это прозвучало как вызов, с недоверием, с долей упрёка и усмешки. Вся власть Дарады состояла из Совета Сильнейших Воинов и именно мужчин. Консул был несколько в недоумении, что сторону Империи представляет именно женщина, Амидале даже показалось, что его оскорбило, что с ним разговаривала жена Лорда Вейдера, а не он сам. Но Скайуокер в последнее время находился в какой-то странной агрессивной меланхолии, явно последствия многочасовых совещаний с Сидиусом, и пускать его на переговоры – это стопроцентная гарантия увести их в ранг «агрессивных», чего Падме хотела меньше всего.

— За адмиралов ответить не смогу, — вежливо произнесла Леди Вейдер, — и к тому же, если с вашей стороны будет лучший воин Великой Дарады, то со стороны Империи – это право принадлежит Лорду Вейдеру

— Ваш супруг осмелится выйти в честный бой? — недоверчиво переспросил посол, явно стремясь задеть Леди, но Падме была достаточно компетентна в своей работе, чтобы знать, тот факт, что дараадцы считают трусостью «сидеть в титановых коробках».

— Я думаю, что после этого поединка вы значительно поменяете своё мнение о моём Лорде и о Империи в целом, — она поклонилась в затейливом поклоне женщин Дарады и удалилась из зала переговоров.

* * *

— Если по какой-то причине гражданина Дарады не впускают в Главный зал, то он имеет право вызвать любого представителя региона на бой, до первой крови. Если побеждает, то его должны выслушать и принять меры по решению вопроса – просто обязаны! — объясняла Падме, — они уважают только силу. Чем ярче ты продемонстрируешь им своё преимущество перед противником в бою, тем больше уважения тебе будет после него. Энакин, это бой насмерть, и если ты выигрываешь, то они безоговорочно принимают все условия Империи, и в дальнейшем ты можешь претендовать на место в Совете Сильнейших Воинов. Самое главное – открыто не используй Силу, они могут не засчитать исход боя. Я так и не нашла данных об их отношении к ней в их культуре и обществе… — голос начинал дрожать. Падме уже корила себя за то, что предложила подобное решение проблемы. Она была уверена в силах Скайуокера, но чем ближе они приближались к месту, тем сильней её начинало трясти.

— Всё будет хорошо, — заверил её Энакин, нежно поглаживая по руке, — не волнуйся. Это будет честный бой.

60
{"b":"545053","o":1}