ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, Кади, — поблагодарила Амидала секретаря, открывая почту. Но, увидев количество входящих писем, закрыла её. Она ещё не готова к этому, решила сенатор и начала приём представителей, которым требовалось её мнение по ряду вопросов, которые она ещё не рассматривала. Систематизировать работы и разобраться во всём кавардаке на рабочем столе у неё получилось только к обеду. Должность старшего сенатора сектора и подготовка к должности советника Императора требовали от неё гораздо больше, чем она рассчитывала.

«Нужно подготавливать замену», — решила Падме, разбирая документы.

Предложение обеда, поступившее от сенатора Органы, было ожидаемо, как и впрочем, ещё пара десятков таких же предложений разделить трапезу сегодня, которые были отклонены. Слишком много срочных вопросов нужно было обсудить с алдераанином.

Случайно выбранный ресторан в паре кварталов от Сената, свободный столик на втором этаже и ничего не означающий диалог двух коллег.

— К сожалению, я не успел на нашу встречу. Я слышал, что вы столкнулись с недопониманием со стороны наших «коллег», — о тактичности вице-короля можно было легенды складывать.

— Да, наши «коллеги» решили влезть в вопросы личного характера, что я допустить не могу.

— Но вы же пришли к какому-то компромиссу? — с надеждой спросил Бейл. Падме была уверена, что джедаи преподнесли ту встречу под совершенно другим углом.

— Не совсем, я решила, что буду вести дела только с уже проверенным мной человеком, — она невзначай осмотрела зал.

— А как же весь ваш проект?

— Все данные у них на руках, пускай дальше сами решают. К тому же, я теперь не имею заинтересованности в их услугах, — пошла ва-банк Леди Вейдер, зная наверняка, что Бейл передаст каждое слово Кеноби, и что это простимулирует его для поиска нужной ей информации.

— Возможно, я вмешиваюсь не в своё дело, но Падме, не слишком ли вы радикально подошли к данному вопросу? — как можно мягче поинтересовался Органа.

— Радикально? — с ноткой сарказма переспросила сенатор.

— Прощу прощения, сенаторы, — даже тёмная кожа и хороший загар не смогли скрыть мгновенно появившуюся бледность алдераанина, а сердце Падме упало, куда-то в район левой ноги, — вы не против, если я присоединюсь к вам? — с детской непосредственностью Лорд Вейдер собственной персоной пододвинул стул от соседнего столика, не дожидаясь ответа.

— Конечно, Милорд, вы окажете нам большую честь своим присутствием, — выкрутился Органа, профессионально приветственно улыбаясь гостю, и вопросительно посмотрел на собеседницу, когда Лорду подали меню.

Воспользовавшись моментом отвлечения супруга на Бейла, Падме спрятала македуо поглубже в рукав, «ответив» алдераанину таким же удивлённым взглядом.

— Кстати, мой Лорд, мы как раз сейчас обсуждали вопрос радикальности методов нового губернатора Гормане, Уилхаффа Таркина и его «урегулирование» вопроса мятежа, — тут же собралась Падме, решив максимально выиграть из сложившейся ситуации, старательно спрятав шквал вопросов связанных с таким нахальным появлением супруга.

Лорд продолжал изучать меню с видом знатока, хотя Падме знала, что он и половину не понимает из того, что в нём написано и выберет, как только увидит слово, означающее знакомый продукт.

— Методы Таркина жестоки, агрессивны, иногда не оправданы, но эффективны, — невозмутимо высказался Скайуокер.

— Эффективность оправдывает жестокость? — явно не подумав, с кем говорит, спросил Органа.

— Если жестокость – это убийство пары сотен возможно невинных людей ради спасения пары миллионов жизней и избегания очередного военного конфликта? Да, конечно, оправдывает, — хладнокровно и выразительно ответил Лорд. Падме всё сильней ощущала себя маленьким манером рядом с хищным уркусом, — но конкретно в данной ситуации она была не оправдана. Как и возможная мягкость некоторых агентов СИБ при первичном допросе сенатора Регерова из сектора Рауш, у которого впоследствии нашлись интересные материалы касательно работы нашей общей знакомой.

Сенаторы удивлённо переглянулись, путаясь в догадках, мгновенно оценивая ситуацию.

— Какие материалы? На кого? — спокойно спросила Падме, зная, что Скайуокер под предлогом трапезы будет оттягивать ответ, провоцируя истинные эмоции, чтобы читать их как не защищенную паролем деку.

— Я думаю, вам это хорошо известно, ведь в делах сенатора замешаны и вы, многоуважаемые представители секторов Чоммел и Алдераан, — он говорил с ней так, как разговаривают с чужими людьми, его ярко-синие глаза не отражали ничего кроме рабочего интереса, отчего в душе Падме всё больше зарождался страх.

— Мой Лорд, — подчеркнула она обращение, — вам прекрасно известно, что я, как и сенатор Органа, работаем с очень многими представителями систем нашей Империи, и наша работа неоднократно проверялась всеми ведомствами, которые должны следить за нашей деятельностью. И я хотела бы знать, кто из наших коллег попал под ваше подозрение и, вероятней всего, пытается подставить нас, — с непозволительным нажимом сказала Леди Вейдер. Бейл лишь взглядом поддержал соратницу, понимая, что сейчас не стоит вмешиваться в разговор.

— Старший сенатор сектора Чандриллы, Мон Мотма, — просто ответил Скайуокер, не реагируя на твёрдый и требовательный взгляд жены, — ордер на её арест уже выписан. А вот, — он положил на стол две деки, — приказы о дополнительной проверке работы ваших секторов и вызов к директору СИБ на ковёр.

«Левая», — услышала она голос в голове, и взяла указанную деку со стола. Падме внимательно читала материал дела, причину вызова и дополнительных проверок, будучи уверенной, что у Органы в деке информации гораздо меньше чем у неё.

— Я надеюсь, что это лишь разыгравшаяся паранойя директора Айсарда, — между делом высказался Лорд, выразительно посмотрев на супругу.

Часть 20

Холодный азарт Скайуокера посеял глубокий страх внутри. Необходимо всё перепроверить и ещё раз убедиться в своей чистоте. Единственными реальными доказательствами против неё могут стать показания Мотмы. Есть ещё семь человек, которых нужно будет вывернуть наизнанку прежде, чем они дадут хоть какую-то информацию. И на то, что их привлекут к делу, были весьма серьёзные шансы. Но в них она была уверена, а вот Мон может вывернуть ситуацию так, чтобы развернуть дело в свою пользу, подставляя её. И пока она это не сделала, у Амидалы нет возможности противостоять этому. Падме всегда была реалисткой, и в том, что при необходимости СИБовцы и ребята мужа будут допрашивать подозреваемых так, что они и родную мать сдадут, она не сомневалась, но попадут эти люди под подозрение или нет – это ещё вопрос. А вот представительница Чадриллы заставляла беспокоиться. Её постоянным проповедям о борьбе за общую идею и о необходимости самопожертвования, Падме не верила ни секунды. За плечами у Мон была политическая школа пожёстче, чем у Набу. Также существуют ещё и документы работы «Делегации 2000», распущенной меньше года назад, и они были зачищены, после становления Империи. Записей обеда, и прочих переговоров нет, остаются только показания и информация, которые СИБ и отдел Вейдера захотят подтянуть под дело.

По дороге в Сенат она тайком передала македоу Тайфо – капитан найдёт укромное место для устройства, которое носить с собой теперь стало небезопасно.

Обед Лорд покинул так же неожиданно, как и появился, оставив массу вопросов без ответа. Его поведение несколько ошарашило её, а передача информации Органе с его стороны вообще ни в какие рамки не укладывалось. Энакин знал, с кем она обедает, и всё равно явился, с заранее подготовленной информацией. Она не испытывала никаких иллюзий по поводу своей свободы перемещения. Фантазий по поводу этичного поведения со стороны супруга, который мог оставить подслушивающие устройства или посадить нужные «уши» рядом, она тоже не имела. Если Лорд Вейдер начал работу, то ни о каких моральных рамках речи и быть не могло. Нужно быть внимательней и тщательней рассчитывать свои встречи и прогулки. И как-то уладить последствия ночной ссоры, которая оставила противный осадок обиды внутри. Она многое могла простить и понять, но если всё дело только в погоне за могуществом, то все её расчёты и обнадёживающее виденье ситуации – просто глупые иллюзии. В голове начал выстраиваться тонкий план побега. Она закрыла глаза, пытаясь успокоить чувства внутри и мысли в голове. Всё дело в постоянном близком присутствии Палпатина и в паутине корусантских интриг, и обосновавшаяся ещё с утра в ее голове идея под каким угодно предлогом покинуть планету с детьми, теперь была неосуществима без веских причин и экстренной необходимости.

74
{"b":"545053","o":1}