ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе тоже не спится? — почти шёпотом спросил Энакин у сына, — или я тебя разбудил?

Малыш улыбнулся и потянул ручки к отцу, параллельно пытаясь перекинуть ногу через бортик кровати, который на днях увеличили, потому что неугомонные двойняшки повадились неведомым для взрослых способом перелазить через преграду. Но и нынешняя высота перил ни капельки не смущала упёртого мальчика.

— Па, — звонко позвал Люк, норовив уже перевалиться через край.

— Тише, — отец поднял сына на руки, — а то девчонок наших разбудишь.

Мальчик смущённо заулыбался, Энакин решил унести Люка, пока не проснулась его сестра. Связь между ними не слабела со временем, как он считал прежде. Они продолжали упорно общаться через Силу, если можно назвать слабые импульсы словами, что создавало впечатление единого сияния. Даже если джедаи окажутся достаточно близко, чтобы почувствовать детей под его маскировкой, то они смогут увидеть только одного ребёнка. Пока это играет им в плюс, но вот постоянное зеркаленье и неразлучность двойняшек сильно усложняли жизнь их родителям.

— Светилки! — утвердительно заявил сын, тыкая пальцем в тёмное небо.

— Нет, Люк, — малыша пришлось укутать в собственную ночную рубаху, а то простынет, стоя на любимой веранде, где можно шуметь, не потревожив домашних, — здесь звёзд не видно. Эта корабли, орбитальные станции и дворцы.

— Каабики? — удивлённо переспросил малыш.

По заявлению Ляли, у детей была очень развитая речь для их возраста, но странные слова, которые отдалённо напоминали истинное значение слов, вызывали смех у отца, что по мнению матери было не очень благоприятно для их дальнейшего развития. Поэтому Энакину пришлось скрыть улыбку и положительно кивнуть.

— Только кораблики, — смотря в яркие глаза сына, по звукам произнёс он, — это на общем. Может ещё «черг», — это на хаттесе.

— Эк.

— Черг.

— Эк! — упрямствовал Люк,

— Хорошо, пусть будет эк, — смирился отец, всматриваясь в такое сложное и яркое сияние сына, в сильные и тугие узлы внутри него, в толщину нитей, в их мощность и резкость. Он был другой, не такой как окружающие живые существа. Ему только полтора годика, а его аура уже была вдвое больше его самого, и могла даже сопротивляться липкому туману чёрного влияния Сидиуса, выделяясь в темноте горящей звездой. Он никогда такого не видел, даже в храме джедаев не было никого, кто мог бы сравниться с чудом, сидящем у него на руках. И Лея была другой, такой же сложной и сильной, но не яркой, её сила скрыта внутри, её не видно пока, но он знал, что сестра стоит брата. И они эту силу унаследовали от него. Не удивительно, что испугались Магистры старого Совета, когда Квай-Гон привёл его в Храм. А теперь джедаи наверняка боятся его детей и будут стремится уничтожить, пока маленькие, или обучить их.

— Бай? — удивлённо спросило чудо, сидящее на руках. Энакин вопросительно приподнял бровь, не поняв вопроса сына.

— Что бай? Спать?

— Неть, — отрицательно показал головой малыш, — бай? — отцу пришлось воспользоваться помощью Силы, чтобы понять ребёнка.

— Боюсь ли я? — переспросил он, удивлённый проницательностью сына, — немного. Вас я всё равно никому не отдам.

* * *

— Сенатор Амидала, нам нужно срочно переговорить, — с порога заявил взбудораженный Бейл. Падме подняла голову на альдераанина. Она уже знала, о чём хочет поговорить Органа, и что его так взволновало, но сама Падме ни о чём говорить не хотела, ещё нужно было разобраться в ситуации, получить дополнительные разъяснения, а только потом уже делать какие-то выводы и принимать экстренные решения.

— Добрый день, сенатор Органа, — официально поприветствовала она мужчину, думая, как поделикатней отказаться от внезапной встречи. Возможно, стоит сказать Кади, чтобы не пропускала к ней без дополнительного согласования даже Органу, — прощу сердечно меня извинить, но сейчас я не могу вас принять.

— Падме, этот вопрос не может терпеть отлагательств, — твёрдо заявил Вице-король Альдераана, — мы должны немедленно вмешаться… — Бейл замолчал и обернулся на звук открывающейся двери.

— Добрый день, сенатор Органа, — не сбавляя размашистого шага, поприветствовал его Арманд, — Леди Вейдер, — он прошёл к Падме и взял её руку для поцелуя, не дав Леди даже опомниться, — так во что вы срочно должны вмешаться?

— Добрый день, директор Айсард, — абсолютно спокойным тоном поприветствовал его альдераанин.

— Что-то вы давненько ко мне в гости не заходили, директор, — не дав продолжить соратнику, обратилась Амидала, — появились какие-то новые данные о расследовании покушения на меня год назад?

— Новые данные появятся, если вы, моя прекрасная Леди, предоставите их нам, — так же резко напал на неё Арманд,

— Директор Айсард, — без нажима обратился Органа, который хотел избавиться от директора ещё сильней, чем Падме, — я так понимаю, что расследование смерти Мотмы приостановлено.

— Вы правильно понимаете, сенатор Органа, — не сбавляя оборотов, обернулся СИБовец, — сейчас вас должно интересовать нечто другое, чем слабое сердце вашей покойной подруги, или тоже сердечко пошаливает? — Айсард хотел задать пару вопросов лично Амидале, без дополнительных ушей, и чем быстрее хитрый альдераанин поймёт это, тем лучше для всех.

— Нет, — крепко держал удар Органа, — на здоровье не жалуюсь. Благодарю за заботу, но, возможно, вы всё-таки предоставите Сенату все записи последних часов жизни нашей коллеги, а то многие представители до сих пор в недоумении. И несколько опасливо относятся к вашей деятельности, так же как и к деятельности губернатора Таркина.

— А что, с деятельностью Лорда Вейдера Сенат уже смирился?

— Деятельность Лорда Вейдера подкреплена открытыми приказами Его Императорского Величества, в отличие от вашей, — Бейл сегодня был явно не в духе и, вопреки своей известной дипломатичности и учтивости, лез на рожон.

Падме стояла между двумя мужчинами, панически ища предлог, чтобы покинуть их. Больно уж часто к ней в кабинет стали врываться без предупреждения. Директор Айсард не тот человек, чтобы закрывать перед ним двери, и Органа оставался, возможно, единственным другом и соратником в это сложное время…

— Удивлён видеть здесь вас, господа, — поставленным командным голосом заявил входящий Лорд Вейдер, — тем более, в обеденное время моей супруги.

Мужчины обернулись на Лорда, понимая, что желаемого общества Амидалы им в ближайшее время не добиться.

— У меня есть пара вопросов к вашей супруге, Лорд Вейдер, — не собирался сдаваться Айсард.

— Замечательно, зададите их после нашего обеда, — просто ответил он, — Миледи, — обратился Лорд к супруге, — вы готовы к обеду?

— Две минуты, — Падме вежливо склонила голову, в знак извинения и скрылась в детской, радуясь такому внезапному появлению мужа, но, вероятней всего, он также решил обсудить возникший вопрос или сообщить о своём отлёте. Одев детей для прогулки и накинув на себя палантин, она вывела коляску в кабинет, где всё ещё беседовали мужчины. Но Энакин даже не дал ей приблизиться к ним, подойдя к ней и властно выведя её из кабинета.

— Что происходит, Энакин?

— Сейчас мы отправляемся на обед, затем ты с детьми едешь домой, собираешь вещи, и в четыре мы улетаем.

— Куда?

— На Кашиик, — она ощущала его напряжение, которое он старался скрыть, — разведка сообщила, что вуки прячут джедаев, Император поручил мне заняться этим вопросом.

— А инквизиторы?

— Летят с нами, — они зашли в лифт, и только потом он продолжил, — но тебя это не должно волновать. Твоя задача: убедить предводителей вуки выдать тех, кто прятал джедаев. Подробности потом.

— Хорошо, — покладисто согласилась Падме, выводя коляску на посадочную площадку.

* * *

— Через два месяца ты покинешь пост сенатора? — внезапно уточнил Скайуокер за обедом, продолжая кормить дочь кашей у себя на коленях.

80
{"b":"545053","o":1}