ЛитМир - Электронная Библиотека

Три.

Всё-таки личная неприязнь…

Но подавляющее ощущение не исчезло, и дышать молодым адептам не стало легче, угнетающая мощь Лорда Ситхов только набирала силу, когда он прошёлся вдоль шеренги, заглядывая каждому в глаза, и, словно световым мечом врезая слова в толстую породу камня, высекая в сознании единственную мысль:

— Леди Вейдер, советник Императора, неприкосновенна. Ваше мнение не имеет значения. Её действия определяются недоступными для вашего понимания факторами, и все её действия подкреплены словом самого Императора и законами Империи, — спокойно, чётко и медленно. Как основополагающую истину, вбивал он слова в подавленные умы. — Леди Вейдер, Падме Амидала Наберри – неприкосновенна, — Вейдер отошёл от строя. — Вам это ясно?

Сама Сила ударила по ним, заставляя сутулиться, сгибая ноги, выбивая волю, как вакуум всасывает воздух, а затем встать на одно колено, преклоняясь перед Лордом Ситхов.

— Да, Милорд, — хором подчинились инквизиторы, но не удостоились даже пренебрежительного взгляда.

* * *

Он поднял руку, заставляя советника замолчать.

Как металл, растеклась в темноте другая Сила.

Другая.

По цвету, ощущению и виденью. Другая. Абсолютно незнакомая, непонятная, неизвестная…

Сила мальчика растёт.

Растёт.

С каждым днём мальчишка всё больше раскрывает свой потенциал и с каждым днём становится всё опасней. Его необходимо сломать, лишить опоры и подчинить. Пока это ещё возможно.

* * *

Сердце пропустило удар. Ощущения обострились.

«…Точка сосредоточения Великой Силы в живом существе…»

Невиданная мощь…

… надо действовать, пока ещё не поздно.

* * *

Что-то опять случилось. Из крепких объятий сна её бесцеремонно выдернули объятья мужа. Он крепко прижал к себе, уткнувшись носом в шею. Его ещё била дрожь, а сердце бешено стучало. Она погладила его, проверяя, нет ли ранений, и поцеловав в лоб, улеглась поудобней.

Спрашивать сейчас бесполезно, да и себе хуже. Надо только крепче прижать и попытаться его согреть, в надежде, что утром ему будет легче.

* * *

— Я хочу слетать на Дантуин, посмотреть, как проходит расселение беженцев, — с самого утра заявила Падме. Энакин уже давно распрощался с мечтой о Падме, спокойно живущей на флагмане с детьми и ждущей его возвращения, но даже сама идея об её самостоятельной деятельности вдали от его непосредственного влияния вызывало у него автоматическое отвержение. А многолетний опыт брака с сенатором Амидалой ещё и закрывал рот, чтобы не высказывать это вслух. Зная, что это бесполезно. Проще «Истец» из гиперпрыжка выдернуть, чем переубедить супругу.

— Хорошая идея, — соврал он, продолжая листать отчёты с поверхности планеты, — но мне нужно переговорить с адмиралами, чтобы выделить тебе эскорт.

— Не надо, любимый, — поощрила уступчивость ласковым словом Падме, — не хочу привлекать лишнего внимания. Моей личной охраны будет достаточно.

Скайоукер прекрасно знал её нелюбовь к излишней охране, поэтому, что-то про себя прикинув, согласился. Его беспокоили какие-то другие вопросы, вероятней всего, моральные терзания, связанные с такой агрессивной оккупацией вуки, или их упорное сопротивление, впрочем, ей сейчас это только на руку.

— Вчера я получила доклад Дорме, — продолжила Падме, помогая закрепить броню на плечах, — после Дантуина заеду домой, проверю объект.

— Я видел отчёт Урева, но ещё не читал.

— Они хорошо сработались.

— Я в них не сомневался. Когда планируешь вылет?

— Нужно кое-какие дела доделать, документы подготовить, детей собрать…

— Дети остаются на флагмане.

Как залп ионных орудий среди ясного неба, пронзили слова материнское сердце. Она замерла в попытках понять услышанное, в голове пронеслись тысячи самых ужасных её страхов. Падме внимательно следила за поведением мужа, который, при всей своей одарённости, был слишком занят документами, чтобы обратить внимание на её реакцию.

— Думаю, завтра… — договорила она. — Энакин, не забирай у меня детей, — как можно спокойней попросила она, унимая бешеный стук в груди.

— Я не забираю у тебя детей, — удивился такой реакции Скайоукер. Последствия сотрясения вроде бы уже должны были пройти. — Они останутся на флагмане. Здесь им будет безопаснее.

— Вы в горячей зоне… — сглотнув, начала искать выход Падме.

— На корабле, чья боевая мощь превосходит любые существующие ныне суда.

— Но я лечу в мирные миры…

— На маленькой яхте с минимумом охраны. Полетишь инкогнито. Если на тебя начали охоту джедаи, в критической ситуации ты одна найдёшь способ выбраться, и Карифу с Тайфо будет проще защитить тебя одну. Люку с Леей, до поры до времени, лучше побыть на «Истце» — надёжней места нет.

«Один раз уступи, второй – дожми».

Она сама попалась в установленное самой же правило. Энакин научился очень хитро ставить её на подобные развилки. Дети – это не тот вопрос, который можно обсуждать или решать подобным образом, но и их безопасность стоит выше её собственных эмоций матери, желания быть с ними рядом постоянно. Падме продолжала наблюдать за мужем, который уже решил, что разговор закончен, а она взвешивала весы рационализма и материнских чувств.

— Здесь они будут в безопасности, родная моя, — он обнял её, поцеловал, создавая иллюзию полной и абсолютной безопасности, — вы сможете каждый день общаться по голосвязи. Сигнал стабильный.

— А как же они без меня?

— Они у нас и так самостоятельные. Быстрей вернёшься к нам, — подмигнул он, в попытках хоть как-то успокоить.

Как она позволила уговорить себя на это, Падме так и не поняла. Уже уходя в гиперпрыжок, она жалела об этом, первая свободная минутка вернула её к нехорошим размышлениям, но чувство долга и продуманный план заставили переключиться на более насущные вопросы.

На Дантуине она провела не более двух суток, чётко поставленная работа Марка не требовала никакого постороннего вмешательства, что не могло её не радовать. Основные дела ждали её на Набу. Там же её ждала и важная встреча.

* * *

— Леди Вейдер собственной персоной в нашем захолустье.

— Привет, Сола, — вставая с плетёного кресла, обняла сестру Падме, — я тут инкогнито…

— Ага, я заметила, — сестра вольготно села в кресло напротив. С веранды здешнего ресторана был замечательный вид на Тид, — особенно я заметила незаметного Грегори Тайфо, чей портрет во всю стену висит во втором зале Дворца, а твой – в первом.

— Сола…

— Да, знаю я, знаю, что твоё цветастое платье не ассоциируется с известной на всю Империю Леди Вейдер, — отмахнулась непосредственная старшая Наберри, — кстати, ты чего-то сильно похудела, хорошо, что хоть грудь осталась… Говорили же тебе: «Дети женщин только украшают!».

— Сола… — пыталась угомонить сестру Падме, стоически терпя её издёвки.

— Я рада тебя видеть, сестрёнка, — искренне улыбнулась та невинной добродушной улыбкой.

— Я тебя тоже.

— Куда дела моих прелестных племянничков?

— С отцом, на флагмане.

— А что так напряжённо?

— Не хотела оставлять.

— Я слышала, что «Истец» — самый мощный корабль всей Империи… Разумно…

— Знаю, поэтому согласилась и поэтому – инкогнито…

— Домой заходить не будешь…

— Как я покажусь родителям без детей и мужа?

— Да, лучше бы с ними, — понимающе ответила Сола, — Детям уже полтора годика, а бабушку с дедушкой до сих пор не знают.

— Сола, при первой же возможности я привезу познакомиться, — пообещала Падме, — скажи мне лучше: ты получила?

— Да, — сестра лёгкими движениями вытащила из рукава инфокристалл, — здесь координаты встречи.

— Спасибо.

— С тебя должок.

84
{"b":"545053","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мистер
Откровения мужчины. О том, что может не понравиться женщинам
Вторая «Зимняя Война»
Брат болотного края
Деньги без дураков
Не молчи
Мозг. Такой ли он особенный?
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Непарадная Америка